Сдача отчета: бег с препятствиями

11.04.2007

Апрель — напряженный месяц для бухгалтеров. Казалось бы, только годовую отчетность сдали, а уже пора готовить отчеты за первый квартал. Но если фирма небольшая, а бухгалтер опытный, то отчет может быть готов уже в первые дни месяца. Вот только вдруг оказывается, что те органы, для которых бухгалтер и старался сделать отчет побыстрее, совершенно не горят желанием этот отчет принять. Начинаются "фокусы" со сдачей расчетной ведомости в орган Фонда социального страхования. Во-первых, пришедший с прошлогодним бланком бухгалтер с нескрываемым интересом узнает, что в январе утверждена новая форма и на старом бланке ведомость уже не принимают. Во-вторых, переделав ведомость, бухгалтер выясняет, что ведомость у него не примут до тех пор, пока он не принесет некую справку... которая, что интересно, согласно действующим нормативным актам не сильно-то и требуется. Дело в том, что ранее действовало постановление Фонда социального страхования 2002 года, требовавшее ежегодно подтверждать основной вид экономической деятельности, в соответствии с которым исчисляется взнос на социальное страхование от несчастных случаев. Но в декабре 2005 года правительство России приняло постановление N 713, на основании которого Минздрав в январе 2006 г. издал приказ N 56. Эти акты предусматривают, что в случае неподтверждения вида деятельности единственное последствие — выбор органами социального страхования для страхователя наибольшего тарифа среди тех видов деятельности, которые страхователь осуществляет. Причем применительно к плательщикам, осуществляющим один вид деятельности, Минздравсоцразвития даже и речи не ведет о выборе тарифа: что там выбирать среди одного?! Таким образом, если плательщик осуществляет один вид деятельности или несколько видов деятельности, подпадающих под один тариф, или если вид деятельности с наибольшим тарифом является у плательщика доминирующим, то смысла что-то подтверждать — строго следуя приказу Минздравсоцразвития — не имеется: орган ФСС должен все оформить самостоятельно. Но "должен" не означает "хочет". Срок сдачи отчетов в органы ФСС — по 16 апреля включительно. Понятно же, что никакой бухгалтер не успеет за это время выяснить у господина Зурабова, почему сотрудники ФСС игнорируют подписанный министром приказ. Бухгалтеру бы ведомость успеть сдать. Тем более что копию этой ведомости — с отметкой органа ФСС — за какой-то непонятной надобностью хочет иметь у себя налоговая инспекция, принимая уже свою, налоговую, отчетность. При введении второй части Налогового кодекса, предусматривавшего, что налогоплательщик единого социального налога представляет сведения о суммах начисленного ЕСН в Фонд социального страхования, государственные органы решили перестраховаться и обязать налогоплательщика сдавать специально выделенный в ведомости ФСС раздел, касающийся ЕСН, в налоговый орган. Такое условие содержало в 2000 г. постановление ФСС N 113. Первый раздел предусмотренной этим постановлением ведомости был согласован с тогдашним министерством по налогам и сборам. Тогда же и появилось требование сдавать в налоговый орган ведомость, принятие которой подтверждено органом ФСС. Но уже в 2002 г. постановлением ФСС (тоже N 113) было определено, что составляется ведомость в двух экземплярах — один для фонда, второй — для страхователя. И ни о какой необходимости передавать ведомость налоговым органам (начиная с того момента и далее) речи уже не велось. Тем не менее многие налоговые инспекции и до сих пор желают видеть в пачке сдаваемых отчетов заверенную органом ФСС ведомость по социальному страхованию. Такова сила инерции! Мало того, эту ведомость налоговики требуют даже с "упрощенцев", которые вообще никакого отношения к ЕСН не имеют! И получается, что хотя никаким актом и никаким здравым смыслом представление ведомости ФСС в налоговую инспекцию не регламентировано, бухгалтер, не желая обострять отношения с налоговиками, тащит в инспекцию все, что скажут. Но только не помогает это, если налоговый орган не имеет настроения принимать отчетность. Например, в подмосковных Люберцах первая неделя отчетного квартала посвящается налоговыми инспекторами обновлению программного обеспечения. Почему программу нельзя обновить заблаговременно — государственная тайна. Но без обновления отчеты налоговики не принимают. Несмотря даже на то, что копии налоговых деклараций на дискетах далеко не все налогоплательщики и сдавать-то обязаны. Налогоплательщики зачастую просто идут навстречу сотрудникам налоговых инспекций, упрощая процесс обработки информации. Только это движение оказывается каким-то сильно односторонним: налогоплательщик делает то, чего может не делать, а налоговый орган не делает того, что делать обязан. При этом упоминание о законе и о необходимости закон соблюдать вызывает у чиновников странную реакцию: "Ах вот вы как вопрос ставите?!" Создается впечатление, что слово "закон" для чиновника звучит как личное оскорбление. Очевидно, вопрос о необходимости введения ответственности для служащих, принципиально игнорирующих действующие нормы, более чем актуален. Только вот ответственность должна быть действенной и разумной. Известно ведь, что дело не в суровости наказания, а в его неотвратимости. И наказывать чиновников нужно с "мелочей" — за задержку в принятии документов, за противоправный отказ совершить действия, за выдвижение требований, не предусмотренных законодательством. Есть финансовая ответственность для налогоплательщиков — организаций и должностных лиц. Пусть равная ответственность будет и для налоговых органов. Административные, дисциплинарные наказания намного более полезны, чем дополнение уголовного закона санкциями, которые выглядят "мертвыми" (т.е. неприменимыми на практике) уже на стадии обсуждения. Очевидно, издание Президиумом Высшего арбитражного суда РФ информационного письма N 117 от 13 марта сего года больше пользы будет иметь для налогоплательщиков, чем переписывание Уголовного кодекса. Касается это информационное письмо, казалось бы, далеких от наказания вопросов: исчисления и уплаты государственной пошлины при обращении в арбитражный суд. Однако Президиумом ВАС РФ сказано, что в случае, если налоговый орган проиграл подавшему на него в суд налогоплательщику, уплаченная налогоплательщиком при обращении в суд госпошлина подлежит взысканию не с бюджета, а непосредственно с налогового органа. И последующее обжалование решения суда — если налоговики захотят его обжаловать — налоговый орган также должен будет оплатить госпошлиной за свой счет. Так что теперь проигрыш в суде перестанет для налоговых органов быть прогулкой в суд "за казенный счет". Теперь такой проигрыш станет "развлечением" очень даже платным. И как раз принцип "за все надо платить" должен быть основополагающим при установлении ответственности для чиновников. Пусть они будут платить понемногу. Но за каждое отступление от законов и иных правовых актов.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA