КС пересматривает итоги экономической амнистии

09.03.2016

Конституционный суд (КС) отказался признать право на объявленную в 2013 году Госдумой экономическую амнистию для осужденных, которые не смогли добровольно вернуть имущество или возместить потерпевшим убытки, поскольку это было сделано по решению суда.

Отказ в амнистии обжаловал в КС совладелец крупнейшего в Курганской области ТРЦ "Гиперсити" Василий Бурков, осужденный на четыре года за преднамеренное банкротство управляющего предприятием ООО «Коперник», в результате которого совладельцы ТРЦ стоимостью 2 млрд руб. потеряли над ним контроль. Дело о банкротстве до сих пор не завершено в арбитражном суде, при этом Высший арбитражный суд ранее отказался привлечь господина Буркова к ответственности за обязательства обанкротившейся компании в размере 2,4 млрд руб. Имущество компании было возвращено потерпевшим судом, уточняет «Коммерсантъ».

Согласно постановлению Госдумы об амнистии, подлежат прекращению уголовные дела по ряду преступлений, если обвиняемый возместил убытки потерпевшим. Суды отказались амнистировать господина Буркова, поскольку имущество было возвращено собственнику не им самим, а по решению суда. Вместе с господином Бурковым был осужден и помогавший ему адвокат Виктор Доможиров, которого следствие не признало защитником. КС по жалобе господина Буркова недавно признал такой подход неконституционным и нарушающим адвокатскую тайну, но обязать суды пересмотреть дело отказался.

Василий Бурков жаловался, что акт об амнистии не содержит четких критериев его применения. КС решил, что амнистия была направлена на защиту прав потерпевших путем стимулирования добровольного возмещения им причиненного ущерба.

Решение КС противоречиво, но оно может повлиять на уголовную политику по экономическим преступлениям, считает глава аналитической службы «Пепеляев Групп» Вадим Зарипов. По его мнению, из круга амнистируемых несправедливо выпали те, кто не имеет возможности вернуть имущество или возместить убытки просто потому, что это уже сделано помимо их усилий. «КС мог бы устранить формальное толкование, требующее вопреки здравому смыслу деятельного раскаяния в любом случае, для этого достаточно было бы указать, что требования правовых норм должны иметь свойство исполнимости»,— отметил он.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное