Налоговики хотят распространить на ИП нормы денежных расчетов для юрлиц

20.09.2006

Наступившая осень сулит не очень приятные хлопоты индивидуальным предпринимателям. О том позаботилась ФНС РФ, разославшая нижестоящим инспекциям письмо от 30 августа 2006 г. N ММ-6-06/869@ "О письме Банка России от 17.07.2006 N 08-172540". Как следует из письма ЦБР, приводящегося в качестве приложения к письму ФНС, руководство налоговой службы озадачилось вопросом регулирования оборота наличности применительно к индивидуальным предпринимателям. В настоящее время ограничений для предпринимателей не существует, в отличие от юридических лиц. Для организаций установлены, во-первых, "Порядок ведения кассовых операций..." (утвержден решением Совета директоров ЦБР от 22 сентября 1993 г. N 40), а во-вторых, предельный размер суммы, которая может быть уплачена наличными по одному договору (по состоянию на сегодняшний день эта величина составляет 60 тысяч рублей; определена данная сумма Указанием ЦБР от 14 ноября 2001 г. N 1050-У). Индивидуальных предпринимателей эти решения Банка России не затрагивают. Получается, что предприниматели могут рассчитываться между собой и с организациями любыми суммами, без оглядки на предел в 60 тысяч рублей. Поэтому само желание государства регулировать "индивидуально-предпринимательский" оборот наличных денег понятно. Только способы такового регулирования должны быть законными. Гражданский кодекс РФ, допуская возможность расчетов индивидуальных предпринимателей наличными деньгами, отдает тем не менее предпочтение безналичным расчетам. В этом смысле предприниматели рассматриваются Гражданским кодексом наравне с юридическими лицами. Однако, говоря о возможности ограничения расчетов наличными, Гражданский кодекс делает существенную оговорку: ограничения должны вводиться законом. В настоящее время предел расчетов наличными установлен Центральным банком. Но подход Верховного суда РФ и Конституционного суда РФ сводится к тому, что Центробанк действовал в пределах своей компетенции, а значит, можно такие действия ЦБР приравнять к ограничению наличного оборота законом (определение Конституционного суда РФ от 13 апреля 2000 г. N 164-О). Убедить Конституционный суд поменять свою точку зрения кажется делом весьма проблематичным. Вот только высказана была эта точка зрения в прямой увязке с мыслью, что данное ограничение (предельный размер расчетов наличными) распространяется исключительно на юридических лиц. Возможность распространения ограничения по расчетам на индивидуальных предпринимателей судами не рассматривалась. Тем не менее, даже если исходить из допустимости ограничения предпринимателей в расчетах наличными, само такое ограничение должно быть прописано безусловно. Действующее Указание ЦБР прямо адресуется юридическим лицам. Для физических лиц ЦБР никаких ограничений не устанавливал. И это обстоятельство ни у кого сомнений не вызывало — ни у судов, рассматривавших вопрос о законности такого ограничения, ни у налоговых инспекторов. Сомнений не вызывало вплоть до того момента, как ФНС РФ озадачилась вопросом, как бы распространить на предпринимателей правила, установленные для юридических лиц. И ЦБР письмом N 08-172540 сообщает: а легко можно распространить! Оказывается, "согласно ст. 23 (3) Кодекса к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. В связи с изложенным нормы Указания N 1050-У распространяются на случаи расчетов наличными деньгами между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями и между индивидуальными предпринимателями". Непонятно, как можно было прочитать пункт 3 статьи 23 Гражданского кодекса, чтобы сделать подобный вывод. Формулировка кодекса такова: "к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила настоящего Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения". Означает данный пункт следующее: если в Гражданском кодексе предусмотрены какие-либо условия для деятельности коммерческих организаций, то эти же условия распространяются на индивидуальных предпринимателей (да и то лишь в случаях, "если иное не вытекает..."). Например, статья 426 ГК регламентирует условия публичных договоров, заключаемых коммерческими организациями. В силу пункта 3 статьи 23 ГК такая же регламентация распространяется на индивидуальных предпринимателей, осуществляющих аналогичную деятельность. Ничего более кодекс не подразумевает. В письме ЦБР от 17 июля 2006 г. N 08-172540 возможность распространения на индивидуальных предпринимателей требований к юридическим лицам получена вследствие прямых манипуляций нормами закона. Во-первых, ЦБР в обосновывании своей позиции искажает смысл нормы кодекса, установившей, что только положения самого ГК могут распространяться на индивидуальных предпринимателей "по умолчанию". Указание ЦБР — не "правило настоящего Кодекса". Следовательно, уже по одной этой причине распространить Указание ЦБР на предпринимателей невозможно. Во-вторых, даже кодекс распространяет на предпринимателей только те правила, которые установлены для коммерческих организаций. Правила, установленные для всех юридических лиц (то есть и коммерческих, и некоммерческих организаций) недопустимо распространять на индивидуальных предпринимателей без специальной оговорки! Указание ЦБР же адресуется как раз всем юридическим лицам — без разделения на коммерческие и некоммерческие. Таким образом, только прямое установление Банком России ограничения для индивидуальных предпринимателей позволит говорить о необходимости соблюдать подобное ограничение. Кстати, попытки ФНС РФ распространить на индивидуальных предпринимателей нормы, предназначенные юридическим лицам, выглядят довольно странно в связи с недавними изменениями в закон N 171-ФЗ об обороте алкоголя. С 1 июля 2006 г. индивидуальные предприниматели лишены права торговать алкогольной продукцией. Такое право закон оставил только организациям. Так вот, почему-то в данном случае ФНС отчетливо видит разницу между индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами. Почему-то не соглашается "приравнять" предпринимательскую деятельность граждан-предпринимателей к такой же деятельности организаций. Хотя та же ФНС готова распространить на граждан-предпринимателей даже правила, никаким ГК и близко не упоминаемые в качестве допустимых для предпринимателей. В качестве единственного повода распространить эти правила ФНС готова использовать мнение того же ЦБР. Это особенный момент письма ЦБР N 08-172540. Звучит он очень коротко: "Также на индивидуальных предпринимателей при совершении ими кассовых операций распространяется действие Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденного решением совета директоров Банка России от 22.09.1993 N 40". И примечателен сей особый момент тем, что ЦБР вообще никак не обосновывает свою позицию! Нет даже попыток увязать хотя бы какие-нибудь нормы законодательства со столь сенсационным заявлением. Дело в том, что если регулирование оборота наличных денег представляется задачей государственной важности, то никакого интереса государства в принуждении предпринимателей вести кассовые операции быть не может! Соответственно, законодательство и не предполагает таковое принуждение. Кассовые операции — совокупность мер и действий, необходимых для контроля за оборотом наличных денежных средств. Но контроль, разумный в отношении юридических лиц, совершенно бессмыслен, когда речь идет о конкретном гражданине. Неужели ЦБР всерьез предполагает, что гражданин, получив из банка деньги, сам себе будет выписывать приходный кассовый ордер, а забрав деньги у себя самого, будет выписывать сам себе расходный кассовый ордер, чтобы таким образом отчитаться перед самим собой?! Хотелось бы посмотреть, как это будет выглядеть на практике. Если же говорить всерьез, то предпринимательской является только деятельность граждан. Денежные средства не делятся на "предпринимательские" или "непредпринимательские". Попытка заставить граждан держать деньги только в банках попросту антиконституционна. Очевидно, именно поэтому ЦБР не рискует развивать мысль о распространении решения совета директоров ЦБР от 22 сентября 1993 г. N 40 на индивидуальных предпринимателей: уже из первого пункта утвержденного решением "Порядка ведения кассовых операций" следует невозможность распространить такой порядок на граждан, являющихся предпринимателями. Первый пункт звучит так: "предприятия, объединения, организации и учреждения (в дальнейшем — предприятия) независимо от организационно-правовых форм и сферы деятельности обязаны хранить свободные денежные средства в учреждениях банков (далее — банках)". И этот пункт сразу же разрушает любые доводы на тему того, что далее речь идет о необходимости ведения безналичных расчетов. Да, в части безналичных расчетов имеется норма ГК, но эта норма действует самостоятельно, она не нуждается в дублировании каким-либо центробанковским решением. Во всей же остальной части к индивидуальным предпринимателям "Порядок ведения кассовых операций" неприменим. Спрашивается: зачем с таким упорством ФНС пытается приравнять предпринимателей к организациям? Может быть, налоговый интерес сосредоточен на статье 15.1 Кодекса об административных правонарушениях, где сказано об ответственности за нарушение порядка ведения кассовых операций? И, распространив на предпринимателей обязанность вести кассовые операции, налоговые органы хотят всего лишь получить возможность лишний раз оштрафовать предпринимателей? Если это так, то легкой добычи налоговики и тут получить не смогут: формулировка статьи 15.1 КоАП не предполагает применения предусмотренных данной статьей санкций к индивидуальным предпринимателям. Речь в статье идет о нарушении порядка расчетов с другими организациями. Очевидно, что рассчитываться с другой организацией может только организация, но никак не индивидуальный предприниматель. Такой же подход содержит ст. 15.2 КоАП, предусматривающая ответственность должностного лица банка, не проконтролировавшего выполнение правил ведения кассовых операций организациями. Если бы КоАП допускал возможность ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями, указание в ст. 15.2 только на организации было бы странно. Общий итог получается невеселый: ради применения к предпринимателям санкций, явно существующих лишь для организаций, ФНС готова использовать не являющееся нормативным актом частное мнение Центробанка, не подкрепленное к тому же никакими законами. Похоже, предпринимателям следует готовиться доказывать суду, что они — не организации.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное