Малый бизнес и пожары: "пламенная" борьба за клиента?

17.05.2006

В России с каждым годом увеличивается количество пожаров на коммерческих предприятиях. Горит все, начиная с крупных заводов и торговых складов и заканчивая продовольственными палатками. Многие из бизнесменов-погорельцев так и не смогли восстановить свое предприятие. А клиент ушел к конкуренту, а вместе с ним и солидные деньги. Участники рынка утверждают, что в моду вернулись так называемые «коммерческие поджоги», популярные в середине 90-х. В минувшие выходные в Москве произошло сразу два крупных пожара. Сначала утром в Северо-Восточном округе столицы загорелся склад лекарственных препаратов, один из крупнейших в Европе. А уже вечером заполыхал рынок ковров. Как рассказал начальник отдела государственной статистики пожаров Управления государственного пожарного надзора ГУ МЧС РФ по Москве Виктор Ершов, «за первые четыре месяца этого года количество пожаров на промышленных предприятиях в сравнении с таким же периодом 2005 года возросло с 51 случая до 59». По словам специалистов, практически в каждом случае среди основных версий произошедшего рассматривается поджог. По данным Госпожнадзора, в 2005-м по сравнению с 2004 годом количество поджогов увеличилось на 13%. А в 2004-м по сравнению с 2003-м их число возросло на 6,4%. Российские бизнесмены и предприниматели уже заговорили о том, что способы «конкурентной борьбы» вернулись из 90-х годов, когда соперников обходили не маркетинговыми решениями, а прибегали к физическому устранению. «В последние годы серьезно ужесточились условия конкуренции, – рассказала исполнительный директор объединения предпринимательских организаций «Опора» Дина Крылова. – Предпринимателям приходится вести жесткую борьбу за покупателей, рынки сбыта, землю. В этих условиях, видимо, некоторые бизнесмены не гнушаются и поджогом». Наиболее эффективны поджоги в сфере малого и среднего бизнеса, где убытки от пожара могут фактически привести фирму к банкротству. Нет палатки – нет конкурента. «У нас в Строгино в этом году один за другим сгорели несколько продовольственных павильонов, магазин хозтоваров, два кафе и несколько палаток, — рассказал частный предприниматель. — В частности, мою палатку поджигали два раза. Если после первого поджога удалось восстановиться, то после второго уже нет. И в том и в другом случаях я находил остатки бутылки с зажигательной смесью. На спонтанном собрании пострадавших предпринимателей мы пришли к выводу, что с нами расправляются более крупные продавцы. Но прямых доказательств у нас нет». «В нашем сегменте подобные прецеденты случаются и нередко, – поделился с руководитель комитета по малому предпринимательству Московской ассоциации предпринимателей Сергей Перешивкин. – Крупный бизнес в борьбе за покупателя систематически атакует мелкие предприятия. Средства используются самые разнообразные, в том числе и поджоги». Да и сами мелкие предприниматели готовы перегрызть друг другу глотку. «Возьмем, например, те же торговые палатки. Зачастую у их хозяев нет договора аренды, – рассказывает г-жа Крылова. – Они устанавливают свои павильоны на основании договоренности с администрацией района, которая определяет дислокацию палаток и их состав. И если, например, у предпринимателя есть неплохие связи в чиновничьих кругах, а все лакомые места в данном районе заняты, то он вполне может «подвинуть» своих конкурентов с помощью поджога». Вообще в столице, где место расположения предприятия чуть ли не 50% определяет его прибыль, предприниматели стремятся всеми силами заполучить приглянувшийся земельный участок. «Порой поджогами промышляют и рейдеры, – сообщил старший консультант Центра корпоративной защиты Роман Паршин. – Предположим, в данной точке города стоит здание, у его хозяев есть договоры аренды на землю, расторгнуть его нельзя, но кому-то этого очень хочется. Если дом исчезнет, актуальность потеряет и договор. Почему бы его не поджечь. К этому приему также прибегают для того, чтобы ускорить признание здания, предназначенного под снос и, тем самым, добиться более быстро освобождения лакомого кусочка земли». Впрочем, в качестве поджигателей вполне могут выступать и сами хозяева склада, торгового павильона или завода. По мнению Дины Крыловой, в последнее время контроль за бизнесом со стороны государственных структур серьезно усилился. Поэтому предприниматели предпочитают собственноручно уничтожить «серый» товар вместе с документацией, чем потом годами разбираться с налоговой и таможенной службами. Прибегают к поджогам не только в Москве. Так, «коммерческие поджоги» в Казани становятся распространенным методом борьбы с конкурентами. Местные бизнесмены вспоминают в первую очередь апрельский пожар на вьетнамском рынке, который в одночасье разорил многих «челноков». От рынка практически ничего не осталось. Люди, работавшие на рынке, утверждают, что во всем повинны китайцы, которые уже давно облюбовали эту торговую площадку. В другом поволжском городе – в Самаре поджоги тоже вошли в привычку. Там спалили три павильона игровых автоматов «Лас-Вегас» – с промежутком в 10 минут внутри залов были брошены бутылки с зажигательной смесью. Представители бизнеса убеждены, что произошедшая диверсия была направлена на устрашение конкурентов. Доказать умышленный поджог практически невозможно. Как показывает практика, большинство «криминальных» пожаров случаются ночью и поэтому практически всегда в таких делах отсутствует свидетельская база. А как расследовать дело без свидетелей? Кроме того, в большинстве подобных случаев необходимо поднимать и выяснять всю подноготную ситуацию вокруг сгоревшего объекта, а для этого у местных оперов просто не хватает сил. Даже если предполагаемый заказчик или исполнитель поджога будет вычислен, необходимо доказать, что он действовал умышленно, а это также весьма непросто.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA