В.Плескачевский: закон о банкротстве нуждается в совершенствовании

16.05.2006

Закон о банкротстве нуждается в совершенствовании, считает председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский. Об этом он заявил в интервью "ФК-Новости". По мнению Виктора Плескачевского, первая редакция закона о банкротстве и несостоятельности, принятая в 1992 году, делала банкротство совершенно невозможным. Вторая версия 1998 года, так называемая "прокредиторская", наоборот, превратила эту процедуру в вакханалию. "Предприятие можно было захватить буквально за несколько часов: скупить долги, договориться с менеджментом и все! Считайте, что компания у вас в кармане", — пояснил депутат. По его словам, последний вариант закона, принятый нынешним созывом Госдумы, перевел процедуру банкротства в цивилизованное поле. Теперь число захватов предприятий, происходящих через институт банкротства, резко сократилось. Проблемы остаются только для тех предприятий, в отношении которых дела о банкротстве начались до принятия этой новой редакции, и сейчас завершается подготовка очередных поправок в закон о банкротстве, которые смогут решить эти проблемы, отметил Виктор Плескачевский. Кроме того, раньше должник при банкротстве не имел почти никаких прав. Это приводило к абсурдным ситуациям. Так, шесть лет назад в Ленинградской области 19 предприятий, входивших в один имущественный комплекс, были проданы… за 3 тыс рублей. Теперь же такое невозможно. "Теперь должник имеет право оспорить в суде несправедливую, по его мнению, цену. Таким образом, объективность процесса банкротства намного повысилась", — добавил Плескачевский. Однако, по его словам, и нынешняя редакция закона не вполне совершенна. Поэтому сейчас депутаты готовят поправки в закон о банкротстве, которые перекроют оставшиеся там возможности использования государственных чиновников для захвата предприятий через банкротство. Для судей можно будет задействовать только механизмы репутационной ответственности. Что касается недобросовестных нотариусов, то метод один: саморегулируемые организации. Может быть, будет решен вопрос и о саморегулировании нотариата. С арбитражными управляющими ситуация скорректирована, сейчас ситуация корректируется с оценщиками и аудиторами. "Мы создаем механизмы выдавливания "черных" представителей профессий через коллективную ответственность", — пояснил депутат. "Мы считаем, что нужно больше внимания уделять описанию банкротства различных типов предприятий, в том числе и стратегических", — подчеркнул он. Он рассказал также, что долги поставщикам и задолженность по налогам имеют совершенно разную экономическую природу. Невозможно заключить мировое соглашение по налоговым долгам. Их можно либо списать, либо реструктурировать. Сейчас же совмещение функций мытаря и держателя "контрольного пакета" долгов в лице государства приводит к конфликту интересов. Во многом именно поэтому налоговая служба голосует за банкротство. Чтобы этого избежать, нужно постепенно "выдавить" государство из общей очереди кредиторов. "Так мы приблизимся к международной практике, где основная масса банкротств начинается по инициативе самого должника, ищущего защиты от недобросовестных кредиторов", — добавил председатель комитета. Он также подчеркнул, что за 15 лет невозможно создать полноценное право, защищающее собственников. Цивилизованные страны выстраивали эти отношения столетиями, подчеркнул глава комитета. У них корпоративное право на 80 процентов вообще не право, а обычаи делового оборота. "И нам ждать формирования этих обычаев еще очень долго. У нас за 80 лет социализма из права исчезли ясные очертания института собственности, механизмы защиты собственности. И у нас нет возможности, как, например, в Восточной Европе, где социализм был всего 40 лет, реанимировать эти институты. Мы вынуждены строить их заново", — отметил глава комитета. Проблема во многом связана с ошибкой в законе о приватизации, который предусмотрел только одну форму преобразования ГУПов открытые акционерные общества. В результате в России появилось 186 тыс акционерных обществ открытого типа. Для сравнения: в Германии их только 900. "В России огромное количество предприятий, которые не являются разве что овощными палатками, стали открытыми акционерными обществами и обязаны вести реестр", — объяснил данную проблему депутат.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное