Деловую репутацию нужно защитить законом

28.04.2006

Нанесение вреда деловой репутации предприятия может повлечь за собой значительные убытки и даже банкротство. При этом возмещение материальных потерь зачастую не компенсирует того ущерба, который был нанесен ему распространением порочащей информации. Проблемы, препятствующие эффективной защите предпринимателем своей деловой репутации, обсудили участники круглого стола «Защита деловой репутации участников предпринимательской деятельности», который провели в среду, 26 апреля, Институт государства и права Российской академии наук (ИГП РАН) и Ассоциация российских банков (АРБ). Открыл работу круглого стола вице-президент АРБ Юрий Кормош. Он отметил, что для банков как социально значимых организаций защита деловой репутации чрезвычайно актуальна, так как распространение порочащей информации относительно даже одного банка может не только привести к его банкротству, но и вызвать банковский кризис. Руководитель Центра цивилистических исследований ИГП РАН Тамара Абова подчеркнула, что вопросы, связанные с деловой репутацией юридических лиц, недостаточно проработаны в российском законодательстве. Она отметила необходимость определить, что такое деловая репутация, в каких случаях требуется ее защита, в каких пределах эта защита должна осуществляться. Старший научный сотрудник ИГП РАН Владимир Энтин, выступивший с докладом в ходе заседания, отметил, что проблемы, связанные с деловой репутацией, находятся на стыке законодательства о свободе слова и регулирования гражданского оборота. В.Энтин напомнил, что основные функции, которые выполняют СМИ, следующие. СМИ — это средство выражения свободы мнений и личных суждений, в этом качестве они пользуются приоритетной защитой. С другой стороны, пресса создает возможности для обсуждения общественно значимых вопросов и выступает только как техническая площадка. В этом случае предусмотрено освобождение СМИ от гражданско-правовой ответственности при причинении ими ущерба. Однако, добавил В.Энтин, судебная практика свидетельствует, что если в прессе были распространены порочащие сведения, не соответствующие действительности, СМИ должны опубликовать их опровержение. В.Энтин рассказал о последнем постановлении пленума Верховного суда РФ, в котором прописан принцип, предусматривающий невозможность привлечения к гражданской ответственности за выражение мнений, и такая возможность появляется только в том случае, если опубликованная информация имеет неверную фактологическую основу. Он сообщил, что в российское законодательство эта конструкция перешла из практики Европейского суда по правам человека. Статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свободах вводится положение о допустимости ограничения свободы слова, если это необходимо для защиты репутации других лиц. По словам В.Энтина, такой подход дает возможность более эффективной защиты деловой репутации, однако в его применении существует ряд трудностей. Европейский суд по правам человека подчеркивает, что привлечение СМИ к ответственности не должно носить запугивающего характера; ограничения свободы печати – крайняя мера в демократическом обществе, оно должно основываться на законе, его причиной должна быть «острая социальная потребность». В.Энтин отметил, что деловая репутация имеет двойную природу: она является объектом информационного оборота и одновременно – объектом гражданского права. Однако деловая репутация субъекта хозяйственной деятельности чаще всего вводится в информационный оборот без его ведома и согласия. Пользуясь этим, СМИ вводят своеобразный рэкет, то есть взимают плату за публикации или за молчание, заявил он. Так как следует различать два типа публикаций: носящие характер выражения свободы мнения и коммерческий характер, — то, уверен В.Энтин, публикации последнего типа должны выводиться из-под публично-правовой защиты, в их отношении речь может идти о полноценном возмещении ущерба, нанесенного деловой репутации. Однако он подчеркнул, что денежная компенсация полностью не восстанавливает нарушенное право. Профессор Московской государственной юридической академии Александр Эрделевский в ходе своего выступления коснулся проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу, чья деловая репутация пострадала. Он рассказал, что российские суды в этом отношении выносили различные решения, среди которых были такие, которыми моральный вред взыскивался в пользу юрлиц. Однако большинство судов все-таки отказывало в таких исках в силу того, что юридическое лицо по своей правовой природе не может испытывать моральные или физические страдания. А.Эрдалевский также остановился на проблеме взыскивания репутационного вреда. Он сообщил, что Конституционный суд РФ пришел к выводу о возможности такого взыскивания, однако не определил содержание этого вреда. Однако тем не менее Конституционный суд подчеркивает разницу между репутационным и моральным вредом, отметил А.Эрдалевский. Доцент Государственного университета-Высшей школы экономики Любовь Прокудина подняла вопрос прохождения суда по месту нахождения ответчика, то есть СМИ. Как правило, СМИ, которые могут нанести вред деловой репутации, находятся в европейской части России, в Москве и Санкт-Петербурге. Следовательно, предприниматель, чья деловая репутация пострадала, зачастую отказывается от вполне правомерных претензий, так как попросту не может часто ездить в суд в силу его большой удаленности. Возможным решением этой проблемы Л.Прокудина считает введение альтернативной подсудности по таким делам. Она сообщила, что около 60-70% дел, связанных с защитой деловой репутации, которой был нанесен ущерб публикациями в СМИ, выигрываются предпринимателями. На проблеме распространения правдивой, но тем не менее порочащей деловую репутацию информации остановился профессор Академии труда и социальных отношений С.Иванов. Он поднял вопрос, нуждается ли в опровержении такая информация, можно ли в данном случае говорить о возмещении вреда. Профессор уверен, что никакая информация, наносящая вред деловой репутации, распространена быть не может. Подводя итоги дискуссии, Т.Абова отметила, что в России нет понятия репутационного вреда, тогда как в других странах оно есть. Одновременно в РФ есть понятие деловой репутации, но неясно, что именно представляет собой ее нарушение, и в связи с этим характер нарушений должен определять каждый конкретный суд. Кроме того, предприятию очень трудно доказать, что оно понесло убытки в силу нанесения ущерба его деловой репутации. Т.Абова уверена, что все эти проблемы должны быть решены на законодательном уровне.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное