Предприниматели просят президента усовершенствовать арбитражные суды

04.04.2006

В 2005 году на имя президента РФ поступило около пятисот обращений, посвященных деятельности арбитражных судов, причем количество этих обращений постоянно растет. Если в 2000 году поступило всего 85 писем на эту тему, то в 2005 – почти пятьсот, сообщили 3 апреля из Управления президента по работе с обращениями граждан. Учитывая то, что за каждым обращением стоят насущные финансовые и социальные проблемы трудовых коллективов, то можно говорить об интересах десятков тысяч людей. Как отмечалось на заседании правительства России 19 января 2006 года при обсуждении хода реализации федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 годы, доверие к арбитражным судам возрастает. Это подтверждается данными статистики. С 2002 года количество обращений в арбитражные суды увеличилось с 855 тысяч до 1,3 миллиона. Возрастает и качество правосудия. Во всех инстанциях арбитражных судов, проверяющих законность и обоснованность принятых актов, отменяется не более 4% процентов решений, вынесенных судами первой инстанции. О росте авторитета арбитражных судов свидетельствует и почта. Внешний управляющий государственного предприятия НПО «Геофизика» М.Фонарев (Москва) сообщает, что в результате рассмотрении его исковых заявлений в арбитражном суде Москвы государству возвращен стратегический объект, незаконно проданный частной компании. Вместе с тем, корреспонденты обращают внимание на имеющиеся проблемы арбитражной практики и пробелы в нормативно-правовом регулировании экономических процессов. Большинство обращений касается рассмотрения дел, связанных с банкротством предприятий. Пользуясь несовершенством законодательства, говорится в почте, недобросовестные участники гражданских правоотношений добиваются контроля над успешными производственными или коммерческими структурами. Авторы пишут о сложившейся схеме смены собственника предприятий, когда сначала выдвигаются различные сомнительные требования, затем процесс перерастает в банкротство, а дальше происходит перераспределение собственности. Представитель фирмы, осуществляющей переработку сельхозпродукции, пишет о преднамеренном прекращении финансирования их рентабельного проекта венчурными инвесторами с целью создания банковской задолженности и дальнейшей продажи предприятия по частям через подставные компании. Автор просит «создать законодательную базу для защиты от захвата предприятий через мнимые инвестиции и оградить производителя от действий «мародеров». Особую роль арбитражных судов авторы видят в усилении защиты интересов государства при рассмотрении дел, касающихся предприятий оборонного комплекса. В заявлении работников ФГУП «Красноуральский химический завод» (Свердловская область, 700 подписей) говорится: «Необходимо принять меры, чтобы предприятия оборонного комплекса не скатывались в пропасть банкротства по причинам, не зависящим от самих оборонщиков». Корреспондентов особенно возмущает появление целых структур, специализирующихся на развале производств. В их числе фигурирует фирма, которая, как следует из писем, причастна к разорению Ступинского металлургического комбината (Московская область). А теперь фирма, по сообщению депутатов городского собрания Златоуста, «пытается обрушить градообразующий Златоустовский металлургический комбинат, выведя основные производственные фонды в дочерние фирмы и оставив значительные долги». Авторы отмечают, что арбитражные суды часто не видят признаков преднамеренного подведения к банкротству и незаконного поглощения потому, что они представляют собой не единичное действие, а являются цепью спланированных мероприятий. До арбитражного суда, как правило, доходят отдельные звенья этой цепи, решения по которым не могут исправить положения в целом. Поэтому корреспонденты обращают внимание на необходимость более тщательного и предметного изучения в суде всей картины происходящих событий. Говорится и о том, что не все судьи имеют необходимый опыт для ведения дел по банкротству. Корреспонденты выступают за корректировку соответствующих нормативно-правовых актов. В первую очередь – касающихся процедуры регистрации юридических лиц, внесения изменений в порядок оформления сделок с акциями. Предлагается сделать процесс банкротства максимально прозрачным, усилить ответственность должностных лиц, виновных в преднамеренном развале производства. Вносится также предложение предусмотреть ответственность за сокрытие информации об имущественных обязательствах должника. Касаясь арбитражной практики, заявители нередко указывают на факты различного толкования одних и тех же норм закона. Показательный пример приводит генеральный директор страхового общества «АФЕС» П.Устименко. Общество выступало в качестве ответчика по иску ОСАО «Ингосстрах» о взыскании задолженности по уплате перестраховочной премии. К участию в деле в качестве третьего лица был привлечен страховой брокер – ЗАО «Малакут». С декабря 2004 года дело неоднократно рассматривалось в арбитражном суде Москвы, Федеральном арбитражном суде Московского округа, Девятом арбитражном апелляционном суде. В результате, используя норму законодательства, не дающую точную формулировку права брокера подписывать договор перестрахования, апелляционный суд взыскал с общества «АФЕС» всю сумму задолженности – более девяти миллионов рублей. Ответственность брокера, действовавшего одновременно и в интересах ответчика, и в интересах истца, арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанции оставили за рамками судебного решения. Полагая, что в данном случае нарушены требования закона, страховое общество «АФЕС» было вынуждено просить о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда России. Авторы пишут о необходимости более тесной увязки арбитражной практики и процесса совершенствования законодательства. Указывается, что постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда России, в которых дается толкование либо устраняются противоречия правовых норм, не всегда учитываются в законотворческой деятельности. Создание надежного механизма, способного переводить судебные акты в поправки к конкретным законам приведет, по мнению авторов, к устранению ненужных коллизий. Заявители настаивают на более строгом порядке вынесения решений о передаче дел в Высший Арбитражный Суд. Подвергается критике ст.304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. «Новые условия рассмотрения экономических споров в надзорном порядке отличаются от старых только тем, что решение выносят трое судей, а не один, – пишет, к примеру, председатель «Союза предпринимателей Республики Башкортостан» Н.Швецов. – Но в обоих случаях формулировка отказа стандартная – «нет оснований для внесения в Президиум ВАС» – при этом сами основания не расшифровываются, а доводы заявителя не анализируются». Указывается и на то, что ст.299 Арбитражного процессуального кодекса допускает возможность только одного обращения в надзорном порядке. Если заявитель получает простой отказ в передаче дела на рассмотрение Высшего Арбитражного Суда, то это воспринимается как необоснованный отказ в правосудии. Авторы отмечают необходимость более широкого информирования населения о практике деятельности арбитражных судов. Эту мысль подтверждают и ответы на контрольные обращения, получаемые из самих судов. Зачастую в них содержатся ссылки на незнание авторами юридических основ, неграмотное заполнение документов, неумение должным образом сформулировать требования, правильно обратиться в нужную инстанцию. В связи с этим документы отправляются на повторное рассмотрение, затягиваются сроки рассмотрения дел. Немалую роль здесь могут сыграть общественные организации предпринимателей. Например, председатель Чувашской республиканской общественной организации «Защита прав предпринимателей» Н.Иванов информирует о положительном опыте по представлению и защите интересов представителей малого и среднего бизнеса. При этом подчеркивается, что эффективная система арбитражного правосудия способна стать важным фактором экономического роста.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное