Снос палаток в Москве: что говорят чиновники?

22.11.2011

Недавно столичные власти заявили о том, что работа по формированию новой сети нестационарной торговли в городе близка к завершению, и конечный результат приятно удивит как владельцев торговых точек, так и потенциальных покупателей. Предприниматели же пока не спешат с благодарностями и продолжают считать себя безвинными жертвами «антипалаточной кампании», объявленной в конце прошлого года Сергеем Собяниным. О наболевшей проблеме мы поговорили с заместителем руководителя Департамента торговли и услуг города Москвы Никитой Кузнецовым. Насколько прямо, откровенно и доходчиво чиновник отвечал на конкретные вопросы, судить читателям.

Кузнецов Никита Вячеславович  Никита Вячеславович, недавно прошла информация о демонтаже еще около трех тысяч хаотично расставленных и не вписывающихся в городской пейзаж киосков мелкорозничной торговли. У каких станций метро, в каких округах они в основном расположены?

Не совсем корректно говорить, что столичные власти демонтируют павильоны. Правильнее сказать, столичные власти реорганизуют мелкорозничную торговлю. В начале этого года правительство Москвы приняло решение, что палатки и киоски должны устанавливаться в соответствии с единой системой размещения и на основании открытых денежных аукционов. Эта программа включает в себя, во-первых, приведение системы размещения объектов мелкой розницы к надлежащему внешнему виду – ведь в предыдущие годы не существовало единых архитектурных правил. Поэтому сейчас размещение многих нестационарных объектов если не во всех, то во многих случаях мешает проходу и проезду и в целом развитию города,. Второй момент – введение прозрачных правил игры. Поясню: до сей поры правила размещения были очень размыты. Ранее в качестве эксперимента были введены конкурсы, и конкурсная комиссия решала, кому можно предоставлять торговое место, а кому нет. Но сами понимаете, что в связи с этим было множество нареканий, упреков в коррумпированности.

Столичные власти разработали схему размещения, которая предусматривает специализацию конкретного объекта, его местонахождение. Для этого проводится открытый аукцион, и победитель заключает договор на три года. Ранее разрешение выдавалось максимум на год. Мы считаем, что это серьезный шаг вперед. Конечно, существуют недостатки процедур, но по ходу дела они корректируются.


Направлена ли политика столичного правительства на то, чтобы палаток в городе было как можно меньше, а граждане по большей части отоваривались в супермаркетах? Или такая постановка вопроса несколько утрирована?

Демонтаж киосков – это лишь небольшая часть мероприятий, которая в этой сфере выполняется. Сама реорганизация производится не вдруг, а в соответствии с программой развития мелкорозничной торговли. Смысл в том, что мы констатируем задачи, стоящие перед городом, – город и экономика являются единым целым, здесь все взаимосвязано. Развитие производства немыслимо без торговли. Основные ее проблемы связаны с недостаточностью развития торговых площадей и неразвитостью конкуренции. Мы видим диспропорции, которые возникают в районах, особенно в спальных. Пробки создаются из-за того, что отсутствие магазинов шаговой доступности заставляет людей садиться на транспорт и ехать куда-то, чтобы что-то купить. Город сейчас взял курс на то, чтобы выровнять ситуацию.


Останутся ли ларьки во дворах, чтобы можно было выбежать из дома, что называется, в комнатных тапочках и купить, например, хлеб?

Конечно, да. Мелкая розница – это повседневные потребности граждан. Так что павильоны появятся в новых местах, исходя из рассчитанной потребности. В востребованных местах мы постараемся их сохранять, если нет каких-то серьезных помех (остановка, проход). Я, безусловно, понимаю, что с точки зрения коммерции суперпроходное место рентабельнее, но если палатка стоит на проходе, то это неправильно. В таком случае с насиженного места объект будет убираться. Но в то же время в спальных районах число палаток будет даже увеличено. Разработанная схема размещения будет дорабатываться и далее, она не является застывшей, это живой материал.


Можно ли будет в соответствии с новой схемой размещения в одном ларьке продавать несколько товаров (скажем, гастрономию и бакалею)? Или в павильоне «Хлеб» – только хлеб, в «Молоке» – только молоко?

Конечно, палатки должны иметь четкую специализацию: это хлеб, фрукты, мясная гастрономия, молоко, рыба и т. д. Специализация – это строжайшее требование в договоре на размещение. Есть несколько ключевых моментов, по которым мы будем осуществлять очень жестокий контроль. За невыполнение – наказание вплоть до расторжения договора, снятия этого объекта и повторный аукцион. Предусмотрены и штрафные санкции. Основные условия: соблюдение специализации, внесение оплаты, внешний вид в соответствии с требованиями архитектуры. Соответствует условиям – значит, нормально, даже если нам с вами не нравится. «Нормальность» мы убрали от личного усмотрения чиновника. Плюс ко всему есть нормы по размерам. Сейчас закон дал нам в руки мощное средство для того, чтобы контролировать предпринимателей. Однако, к сожалению, не все бизнесмены это выдержат.


Будет ли разрешено устанавливать «безымянные» торговые точки – без вывесок с указанием на то, что именно в них продают?

Нет. Да я себе и не представляю, что кто-то будет обходиться без вывесок, это такой коммерческий нонсенс. Пока те объекты, которые я видел, все с вывесками.


Давайте поговорим об аукционах. Расскажите, пожалуйста, об их работе. Они еще продолжаются или уже завершены?

Аукционы близки к завершению. Мы понимали, что подобная процедура проводилась в городе впервые, и внимательно за ней следили. По ходу дела в нее вносились коррективы, когда мы видели какие-то отклонения. Сейчас основной этап – это заключение договоров с победителями тендеров. Параллельно готовятся некоторые поправки в процедуру, таким образом, процесс идет постоянно. Процедуры будут более жесткими, потому что основные лоты разыграны. Могу пока сказать, что мы попробуем облегчить работу добросовестных предпринимателей и усложнить жизнь тем, кто пытается нечестным образом действовать на этих конкурсах.

По логике вещей эти мероприятия будут тянуться бесконечно. Вот и сейчас мы готовимся к повторным аукционам – для тех, кто нарушил условия их проведения или не участвовал в них по каким-то причинам: не смог работать, где-то освободилось или введено новое помещение.


При проведении первых тендеров некие недобросовестные участники необоснованно завышали стартовые цены в 30–40 тысяч раз, а потом не оплачивали выигранное разрешение на торговлю, то есть попросту выдавливали конкурентов. Были обращения в прокуратуру и антимонопольную службу. Понес ли кто-то наказание (в административном или уголовном порядке)? Оправдала ли себя залоговая методика проведения торгов в целях пресечения подобных злоупотреблений?

Мы отслеживаем соблюдение конкурсных конкурентных процедур. В частности, на инциденты, о которых вы говорите, мы отреагировали введением достаточно серьезных денежных задатков для участников. После этого все проблемы с завышением стартовых цен исчезли, больше таких случаев не было. Естественно, возникли другие нарушения – никуда не денешься, везде люди. Мы на них реагируем точно так же. Если видим какие-то сомнительны сделки, сговоры, то отправляем документы по всем аукционам в Федеральную антимонопольную службу. ТВ результате на конкретные лоты в ФАС уже направлено более 50 таких заявлений Также с целью воспрепятствования сговору участников тендеров работают правоохранительные органы. Но для того чтобы и дальше контроль шел нормально, необходима активная позиция предпринимателей. Воспрепятствовать сговору на торгах и поймать за руку нарушителя можно лишь при активной гражданской позиции бизнесменов, которые сообщают в органы, что к ним обратились с таким-то предложением.


Что вы посоветует коммерсантам, не сумевшим отстоять свое право на торговлю ввиду отсутствия достаточного количества денежных средств? То есть тем, кого фактически выдавили с насиженных мест конкуренты, предложившие на аукционах большую сумму. Не усматриваете ли Вы в этом несправедливости?

Ну что можно посоветовать. Наши программы направлены на увеличение количества торговых площадей, готовится очень много нежилых помещений, чтобы расширить возможности для занятий предпринимательской деятельностью. Одной из важных целей программы является содействие вовлечению граждан занятию бизнесом в сфере торговли и услуг. Для временных форм создаются ярмарки выходного дня, их число доходит до 118. Они есть в большинстве районов города.

Мы создаем условия для работы коммерсантов в других сегментах розницы. Сейчас рассматривается развитие мобильных форм торговли, специализированных автомагазинов, автолавок. В большей степени размещать автолавки планируется в тех местах, где наблюдается острый недостаток торговых точек. Иначе жизнь в этих районах будет некомфортной. Плюс к этому мы нацелены на строительство торговых площадей, малых магазинов. Но этот процесс длительный, не везде возможный, есть районы с плотной застройкой, где это тяжело сделать. Для таких мест существует мобильная форма торговли. Например, в Америке она вообще очень развита. Допустим, в обеденное время к офису подъезжает машина, люди выходят и покупают еду. Потом машина уезжает, и дороги свободны. И у нас так и будет. А по-другому и быть не может, потому что это общий тренд развития. Но все должно быть продумано, цивилизованно и не должно напрягать городскую инфраструктуру.


Раньше коммерсанты выражали недовольство в буквальном смысле навязываемыми типовыми торговыми палатками нового образца из-за их дороговизны и различных недоработок по части функциональности (отсутствия вместительных складов, дополнительных створок-витрин и т. д.) Были ли учтены их пожелания? Сколько стоят типовые павильоны сейчас?

Город разработал несколько типовых архитектурных решений, они опубликованы на сайте Москомархитектуры. Эти типовые решения указываются в регистрационной документации. При выигрыше аукциона предприниматель в будущем обязан его выполнить.

Бизнесмен волен заказать павильон где угодно. Смысл в том, чтобы он не бросался в глаза, органично вписывался в городской ландшафт. Неправильно, когда ларек чересчур заметен. Точнее, коммерческий мотив понятен, но с точки зрения облика города это хуже. Поэтому мы попытались найти баланс.

Разброс цен я не буду называть, потому что есть разные объекты – по пять, шесть, десять и двенадцать квадратных метров. Размеры предусмотрены аукционной документацией, где указывается конфигурация площади этого объекта. Но в среднем это объемы не очень большие.


Если человек выигрывает несколько нестационарных объектов для торговли, может ли он их перепродать?

Нет, не может. Он может продать только свою фирму, вместе со всеми объектами. То есть продать бизнес целиком. А сам объект продать нельзя, мы за этим будем очень строго следить, разработаны различные санкции вплоть до расторжения договора.


Победитель аукциона получает право на торговлю, выкупает палатку, а становится ли он собственником земли под ним?

Предприниматель, выигрывая тендер, не становится собственником, а получает право на размещение. С победителем заключается договор на право размещения объекта. Договор оплачивается по результатам аукциона и заключается на три года.


Беседовала Екатерина Петрова

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA