Наказание за «черную» бухгалтерию

28.07.2011

Честное выполнение бухгалтером своих прямых обязанностей, может, и не гарантирует полного отсутствия конфликтов с руководством, но уж точно застрахует его от куда более неприятных вещей. Поддавшись же на уговоры босса поспособствовать в реализации какой-либо противоправной схемы или приняв такое решение самостоятельно, учетный работник может попасть в серьезный переплет, последствия которого могут быть самыми непредсказуемыми...

Уголовное дело, о котором пойдет речь, рассматривалось в Мосгорсуде с сентября минувшего года. И вот недавно приговор был оглашен. Акционер ЗАО «СТК Сити Цемент», бывший военный разведчик, капитан в отставке Виктор Усачев приговорен к 11 годам колонии строгого режима как организатор преступного сообщества и «мозговой центр». Его сообщники — бывшие главбухи филиалов данного холдинга Александр Баркин и Александр Акинфеев отправились за решетку на 9 и 6 лет соответственно. Правда, отбывать наказание им предстоит в условиях общего режима. Один из совладельцев фирмы, Владимир Якухин, получил 8 лет колонии.

Один залог на сто кредитов

Общая сумма ущерба от действий преступной группы составляет более 441 млн рублей, а жертвами махинаторов стал 21 коммерческий банк. Мошенники смогли получить у них необеспеченные кредиты с помощью липовых документов.

обыскиГлавное следственное управление (ГСУ) при ГУВД Москвы заинтересовалось деятельностью ЗАО «СТК Сити Цемент» три года назад, после поступления заявлений от ряда кредитных организаций. Петиции были абсолютно однотипными: компания оформила крупный кредит, а возвращать его, судя по всему, в ее планы вовсе не входит. Следователи активно взялись за дело и скоро установили, что десятки многомиллионных кредитов были получены «СТК Сити Цемент» под один и тот же залог — участок земли в Серпуховском районе Подмосковья, 53 автомобиля «КамАЗ», принадлежащих ЗАО, и акции общества. При этом каждый раз заемщик указывал, что это имущество нигде не заложено. При обыске в офисе фирмы были обнаружены десятки печатей фирм-однодневок, через которые уводились и обналичивались полученные кредиты, их уставные документы, поддельные печати Федеральной налоговой службы и других госучреждений, различные бланки, пачки документов, подготовленных для новых кредитов, и т. д. В общем, полный «джентльменский набор» инструментов для осуществления крупной аферы. Примечательно, что мошенники, арендовавшие офис у структуры столичного правительства — ГУП «Московское имущество», смогли ОБвести вокруг пальца даже бдительных чиновников, не заплатив за аренду более 2,5 млн руб. и умудрившись даже сдать помещение в субаренду третьим лицам. Словом, был применен классический прием черных риелторов, сдающих доверчивым гражданам чужие квартиры без ведома их хозяев.

Игра в прятки

Перехитрив таких стреляных воробьев, как представители ГУП и банкиры со всеми их службами внутренней безопасности, и почувствовав, что над головами сгущаются тучи, аферисты пустились в бега. Оперативники пошли по следу. Первой их добычей стали бывшие главбухИ концерна Александр Баркин и Александр Акинфеев — одного из низ отыскали в Перми, другого — в Санкт-Петербурге. Чуть позже был арестован входивший в группировку совладелец общества Владимир Якухин — экс-сотрудник Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ). И наконец, в подмосковном Подольске был задержан организатор мошенничества Виктор Усачев, предположительно являвшийся совладельцем ЗАО «СТК Сити Цемент».

Миллионы растворились в пространстве

Миллионы кредитных средств, похищенных осужденными, отечественные сыщики так и не нашли. Во всяком случае, пока. Следователи подозревают, что деньги были выведены в том числе через платежную систему «Банк – клиент» в подконтрольные подсудимым компании с помощью фирм-однодневок.

Разведка боем

Уволенный в начале 1990-х военный разведчик Усачев работал в Подольске на незначительной должности в компании своего друга и заочно учился на экономическом факультете Московского университета МВД. Поднаторев в экономике, решил открыть собственную фирму. Начинало ЗАО со строительства дорог и добычи песка и щебня на участке площадью 12 га, полученном экс-разведчиком от «авторитетного» серпуховского предпринимателя. «КамАЗы» как раз и были приобретены для поставок песка. За несколько лет своей деятельности компания успела неплохо себя зарекомендовать, однако затем Усачев осознал, что легальный бизнес не дает желаемых доходов, и решил заняться махинациями с кредитами, воспользовавшись хорошей репутацией своей фирмы. Привлечь в качестве подельников других лиц оказалось несложно — кто-то прельстился длинным и легким рублем, кого-то запугали завуалированные угрозы. Дело пошло....

«Чистосердечное» не помогло

Некоторое время назад был осужден и бывший гендиректор «СТК Сити Цемент» Андрей Рогожников. В отличие от Усачева и других фигурантов данного дела он полностью признал вину в хищениях и заключил со следствием досудебное соглашение о сотрудничестве, рассчитывая на условный срок. Однако срок, вопреки его ожиданиям, оказался реальным – 5,5 лет лишения свободы.

Бывший разведчик продумал схему хищения банковских кредитов до мелочей и четко распределил роли: регистрацией фирм-однодневок, с чьей помощью отмывались добытые нелегким противоправным трудом средства, занимался Якухин, а бухгалтеры Баркин и Акинфеев вели переговоры с банками, представляя липовые паспорта 50 транспортных средств, большей части из которых уже и в помине не было, а также поддельные данные об 11 компаниях-партнерах, оказавшихся на деле теми самыми фирмами-однодневками. Большая часть из них была зарегистрирована по утерянным паспортам. В каких-то случаях граждане согласились стать номинальными директорами фирм за небольшое денежное вознаграждение. Правда, в ходе суда все они показали, что понятия не имели о «бурной» производственной деятельности, которую «их» компании якобы вели в партнерстве с «СТК Сити Цемент».

«Не виноватые мы...»

Поначалу Усачев открещивался от участия в аферах, утверждая, что когда-то владел «СТК Сити Цемент», но давно продал фирму. Но сотрудники ЗАО рассказали следователям, что экс-владелец не только регулярно появлялся в офисе, но и участвовал в управлении и даже сам лично оформлял один из кредитов. Остальные находившиеся под стражей подсудимые также отрицали свою вину и утверждали, что все полученные кредиты шли на производственную деятельность «СТК Сити Цемент» и компаний холдинга, а не на их собственные нужды. Данную версию опровергли все те же рядовые сотрудники компании, весьма обозленные на свое руководство. Они рассказали, что в 2006–2008 годах вообще не получали зарплату, а после новогодних праздников 2008 года, выйдя на работу, выяснили, что руководители фирмы попросту исчезли.

Чужие среди своих

Корреспондент «Московского бухгалтера» пообщался со старым знакомым Сергеем М., некогда окончившим Академию экономической безопасности, а ныне работающим в службе собственной безопасности одной из крупных столичных коммерческих организаций. По его словам, способы открытого хищения, когда кассир или бухгалтер инициируют крупную недостачу в надежде уволиться и лечь на дно до проведения ревизии, сейчас ушли в прошлое — слишком велик риск разоблачения. Но существует множество других. Например, мнимая ошибка: «ответственный» финработник изымает из кассы небольшую сумму денег и «честно» докладывает начальству об образовавшей формальной недостаче в силу ошибки в ранее сделанных расчетах, которой на самом деле как бы и нет. Мол, сейчас переделаем старые документы, и все будет нормально. Начальство соглашается и беспрекословно принимает исправления. Через какое-то время такая операция повторяется снова, и таким образом расхититель до своего разоблачения, которое наступает неизбежно, может «наклевать» по зернышку ощутимую «прибавку к зарплате».

Достаточно популярен в бухгалтерско-криминальной среде метод экспроприации денежных средств посредством сокрытия привлеченного депозита при помощи «перекрытия»: клиенту выдаются все необходимые документы о привлечении его денег на депозит, но эти деньги не оприходуются. По истечении срока депозита деньги ему возвращаются путем неоприходования средств, положенных на депозит другим клиентом.

При доступе работников кассово-расчетного центра к бухгалтерским документам возникшая недостача часто списывается на другие подразделения банка, где недостача может обнаружиться лишь через определенный период. Затяжка во времени позволяет запутать ситуацию.

Распространенным видом махинации является также занижение комиссионных сборов по счетам клиентов (разница относится на личный счет бухгалтера или на счет подставной фирмы) и манипулирование с начисляемыми процентами на вклады клиентов — начисленные по счетам проценты завышаются, и «лишние» суммы используются для компенсации фиктивных расходов, то есть для сокрытия недостачи по бухгалтерским проводкам.

Не теряют популярности и фальсификация остатков в карточках бухгалтерского учета, а также изменение сумм проводок с тем, чтобы «сэкономленные» деньги направить на счет фиктивной фирмы.

И вот наконец начался судебный процесс. В ходе него фигуранты также продолжали играть в непонимание и изображали из себя чуть ли не пострадавших. Так, Баркин уверял, что он был всего лишь приходящим бухгалтером и не имел никакого отношения к составлению подложной финансовой отчетности и бухгалтерских балансов, переданных банкам для получения займов. А то, что он лично передал их в банк, так он же знать не знал, что они фиктивные. Якухин и Акинфеев твердили, что они вообще друг с другом незнакомы. При оглашении приговора, которое продолжалось два дня, судья сказала, что все эти доводы опровергаются многочисленными свидетельскими показаниями и результатами почерковедческих экспертиз. В результате все вышеозначенные фигуранты были признаны виновными в мошенничестве в особо крупном размере, легализации преступных доходов, подделке документов (ст. 159, 174.1 и 187 УК РФ). Усачеву вменили также создание преступного сообщества и руководство им (ч. 1 ст. 210 УК РФ), а остальным — участие в нем (ч. 2 ст. 210 УК РФ).

Печальное многоточие

Однако окончательная точка в резонансном деле еще не поставлена: подготовкой документации для оформления кредитов занимались две женщины, которых в фирме знали исключительно по именам и с которыми контактировал только Усачев. Обе, как и один из бывших главбухов компании, бесследно исчезли. Куда пропали дамы, следствие еще не установило, а вот по факту исчезновения бухгалтера возбуждено дело по ст. 105 УК РФ «Убийство». Учитывая обширные криминальные знакомства Усачева и его прошлую профессиональную деятельность в силовых структурах, у следователей есть веские основания полагать, что финансиста уже нет в живых. Так что отправившиеся за решетку господа Баркин и Акинфеев отделались, как это ни странно прозвучит, сравнительно легко.

Владимир Хвориков

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное