«Лечение» коррупции: от штрафов до провокаций

«Лечение» коррупции: от штрафов до провокаций

11.02.2011

Главным результатом объявленной в России несколько лет назад широкомасштабной антикоррупционной кампании стало... отсутствие каких-либо ощутимых результатов. Напротив, в различных международных рейтингах коррумпированности наша страна опускается все ниже, погружаясь в пучину тотального мздоимства по самое некуда. Удрученный таким статус кво президент страны Дмитрий Медведев обозначил ряд первоочередных задач в данной сфере. Предложенные меры заставили содрогнуться всех реальных и потенциальных экономических правонарушителей: от взяткополучателей до разного рода посредников и создателей так называемых фирм однодневок, а заодно и вполне законопослушных бизнесменов. Очень смущают они и юристов.

Выступая на первом в этом году заседании Совета по противодействию коррупции, президент России Дмитрий Медведев, в частности, заявил, что декларации о доходах многих чиновников, которые они с недавних пор обязаны представлять, недостоверны.

«Кто за это понес ответственность? Вот я, если правильно помню, одного человека наказал из Министерства обороны, но это, извините, скорее такая показательная вещь, и случай был достаточно очевидны.

Ну‑ка, давайте, проверьте все это!» – весьма раздраженно произнес президент. Эта фраза относилась к представителям Федеральной налоговой службы и Генпрокуратуры. На выполнение этой почетной миссии им отведено три месяца, после чего контролеры должны подготовить предложения о наказании чиновников, купающихся в роскоши, в то время как по завяленным в декларациях сведениям их впору причислять к малоимущим слоям населения, еле сводящим концы с концами. При этом президент пояснил, что если расхождение декларации с реальностью стало результатом ошибки, а не умысла, то наказывать никого не нужно. «Но если это сознательное занижение объема продекларированных средств и имущества, которое принадлежит гражданину на юридическом основании, то за это надо привлекать к ответственности».

«Если кто‑то кое‑где у нас порой...»

Как и следовало ожидать, буквально на все пожелания гаранта Конституции последовала незамедлительная реакция. Так, глава Счетной Палаты Сергей Степашин заявил, что разобраться с недостоверностями в декларациях вполне реально, и у аудиторов уже есть подозреваемые: «Человек 30–40 дернуть как следует, снять с работы, наказать».

В свою очередь глава правового управления администрации президента Лариса Брычева также сообщила, что недостоверные декларации уже выявляются, и те, кто их подал, будут наказаны выговорами или даже увольнением. А вот предложение первого заместителя генпрокурора Александра Буксмана о принятии закона о контроле за расходами она не одобряет, поскольку оно повлечет за собой увеличения штата проверяющих и, соответственно, роста бюджетных расходов. Помимо этого, г‑жа Брычева презентовала пакет поправок в Уголовный Кодекс, вводящих те самые кратные штрафы для всех участников коррупционной цепочки в качестве основного наказания. Взятки предполагается разделить на «простые» (до 25 тысяч рублей), «значительные» (от 25 до 150 тысяч рублей), «крупные» (от 150 тысяч до 1 миллиона рублей) и «особо крупные» (свыше 1 миллиона рублей). Наказанием за «простую» станет штраф в 25–50‑кратным размере суммы взятки либо лишение свободы на срок до трех лет с 20‑кратным штрафом. «Значительная» выльется в 30–60‑кратный штраф либо шесть лет тюрьмы с 30‑кратным штрафом. «Крупную» будут карать 40–70‑кратными санкциями либо лишением свободы на срок от трех до семи лет с 40‑кратным штрафом. И, наконец, чиновнику, получившему за свои услуги свыше 1 миллиона, придется расстаться с суммой, превышающей полученную в 80–100 раз, либо отправиться за решетку на срок от восьми до 15 лет, заплатив 70‑кратный штраф.

Отдельным составом преступления станет посредничество при даче взятки. За такие действия «решатели вопросов» могут нарваться на 30–40‑кратный штраф с лишением права занимать должность до трех лет либо распрощаться со свободой на срок до пяти лет с взысканием штрафа, в 20 раз превышающего размер взятки. Для тех, кто просто дал обещание «разрулить проблему» противозаконным путем, но еще не успел осуществить обещанное – штраф от 15 до 70 размеров взятки.

Не поздоровится и взяткодателям – для них также вводится система кратных штрафов.

КоррупцияПоследний день «однодневки»?

Как выяснилось, закон о противодействии «однодневкам» уже подготовлен и в ближайшее время может быть внесен в Госдуму. Его авторы из Министерства юстиции предлагают вернуть в Уголовный Кодекс упраздненную статью 173, поменяв ее содержание и переименовав из «Лжепредпринимательства», как она называлась ранее, в «Фиктивное участие в создании и деятельности юридического лица». Согласно ей регистрация юридических лиц с подачей документов без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность будет наказываться штрафом (от 500 тысяч до 1 млн рублей) либо лишением свободы до восьми лет. Штраф за фиктивное участие в деятельности юридического лица может составить от 300 тысяч рублей до 500 тысяч рублей, а срок лишения свободы – три года.

Внемля реплике президента о том, что госорганы не справляются с проблемой коррупции без поддержки гражданских институтов, представители Общественной Палаты (ОП) предложили свои методы борьбы с лихоимцами. Речь, в частности, идет о том, чтобы легализовать такой метод проверки на коррупционную устойчивость, как провокация взятки. Мол, в США эта практика применяется широко и дает положительные результаты. Руководство МВД находит эту инициативу вполне разумной.

«Методика» или «профанация»

Глава Счетной Палаты Сергей Степашин идею с кратными штрафами поддерживает. Взял один миллион, вернул в казну 100 миллионов, да и еще тюремный срок при этом заработал – такое кого хочешь заставит задуматься. Да еще и путь во власть фактически заказан.

Однако такой оптимизм разделяют не все. В частности, глава Следственного комитета при прокуратуре Александр Бастрыкин считает, что «надо серьезно подумать, не станут ли взятки расти после того, когда будет введена мера уголовного наказания в виде кратных штрафов».

«До искоренения коррупции нам еще далеко – мы только в начале пути. Рекомендации президента должны создавать правовую базу, это правильно, но подход авторов предлагаемых законодательных изменений несколько настораживает», – отметил в беседе с корреспондентом «Московского бухгалтера» руководитель общественной организации Национальный антикоррупционный комитет (НАК) Кирилл Кабанов. По его мнению, кратные штрафы помогут обуздать лишь так называемую «низовую» коррупцию, ударив по врачам, учителям, самым мелким муниципальным чиновникам. Крупные же коррупционеры так и будут уходить от ответственности, используя различные лазейки.

По его мнению, из законопроекта о кратных штрафах необходимо исключить «вилку» в виде «тюрьмы или сумы», то есть штрафа и лишения свободы для отдельных категорий чиновников. «Для представителей коммерческих структур или тех же мелких муниципальных служащих целесообразно оставить и экономическое воздействие, и тюремное заключение, то есть наказывать либо тем, либо другим, но чиновников, чья деятельность связана с обеспечением безопасности (к примеру, сотрудников ГИБДД), нужно исправлять именно тюрьмой. К тому же, для крупных проштрафившихся чиновников нужно вводить тотальный запрет на занятие определенных должностей, не ограничиваясь несколькими годами», – подчеркнул глава НАК.

Что касается идеи о легализации процедуры «провокации взятки», то в США, напоминает Кабанов, такая система не влияет на уголовное преследование, а является в основном лишь тестом на честность, не пройдя который можно лишиться должности. Не вполне корректно и четко прописанным представляется ему и законопроект о борьбе с однодневками: «Перед тем, как написать антикоррупционный закон, нужно тщательно изучать коррупционные практики, чтобы правильно нанести удар, иначе под него могут попасть невиновные».

Другой собеседник «Мосбуха», управляющий партнер компании «Правовой эксперт», известный налоговый адвокат Валерий Гуща, был еще жестче в оценках, назвав новый виток борьбы с однодневками очередной непродуманной попыткой, которая не принесет нужных результатов. «Понятие фиктивного участия в деятельности и создании юрлица в этом документе весьма туманно. А какое участие не является фиктивным? Ну как на начальном этапе можно четко установить, намерена ли учреждаемая компания заниматься предпринимательской деятельностью или создается для иных, противозаконных целей? Это можно выявить лишь с течением времени, да и то не всегда... А вдруг люди затевали вполне легальный бизнес, надеялись получить прибыль, но «не пошло»? Они хотели заниматься бизнесом, но просто не смогли, не рассчитали свои силы... С паспортами еще хуже. Их ведь не только предоставляют махинаторам за вознаграждение, но еще и теряют. Их крадут. Что ж теперь, штрафовать на баснословные суммы и сажать в тюрьмы всех потерявших свои документы, жертв карманных краж, всех обманутых бомжей? Очередная отписка Минюста... Дескать, нам поручили, мы написали, и делайте с этим, что хотите», – недоумевает адвокат. По его мнению, бороться с однодневками можно только через комплексное совершенствование системы регистрации и ликвидации юрлиц, а также путем увеличения уставного капитала, а предложенная Минюстом мера – очередная «кампанейщина» и «шапкозакидательство».

Остается добавить, что новое детище Минюста в его нынешней редакции не вызывает восторгов и в Минэкономразвития. Причем по тем же самым причинам: «сырость» и «расплывчатость» формулировок.

Владимир Хвориков

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное