Как приживалась «добросовестность»

Как приживалась «добросовестность»

09.07.2010

Очень часто, в практике арбитражных судов приживаются и начинают широко применяться понятия, которые Конституционный суд вводил только в локальные правоотношения. Яркий тому пример – ситуация с понятием «Добросовестность»

Так, 25 июля 2001 года Определением КС РФ № 138-О было введено в судебную практику понятие «добросовестность» налогоплательщиков. И, несмотря на то, что оно было применено исключительно в отношении налогоплательщиков недобросовестно пользующихся нормой п. 2 ст. 45 НК РФ, достаточно быстро превратилось в универсальный инструмент общения налоговиков с компаниями по обширному кругу вопросов. Позднее, в Определении от 18 января 2005 г. № 36-О, КС РФ указал на недопущение судами универсализации понятия «добросовестность налогоплательщика», поскольку изачально разъяснение относилось только к правоотношениям между налогоплательщиками и кредитными учреждениями, и им нельзя руководствоваться при принятии решения по иным спорам.

Однако, разъяснение Конституционного суда РФ, в данном случае, не было услышано, и понятие «добросовестность налогоплательщика», на сегодняшний день является достаточно емким и широко применяется. Мало того, в закрепление понятия «добросовестность налогоплательщика» и универсализации его применения арбитражными судами Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принял Постановление №53 от 12.10.06 г. в п. 10 которого указал, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Данная позиция ВАС РФ полностью корреспондирует с выводами Конституционного Суда Российской Федерации, данными им в Определении от 16.10.2003 №329-О, где КС РФ указывает, что налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Даже при поверхностном анализе указанных судебных актов высших судебных инстанций становится очевидным, что они так и не дали четкого правового понятия терминам «добросовестность налогоплательщика» и «необоснованная налоговая выгода», а все их указания фактически свелись к толкованию судами представленных сторонами спора доказательств, которые в соответствии с п. 1 ст. 71 АПК РФ оцениваются по внутреннему убеждению каждого конкретного судьи.

Дмитрий Фейгель,
заместитель генерального директора ГК "Юрэнерго",
специально для журнала «Консультант»

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное