Налог на прибыль: эффект от снижения

Налог на прибыль: эффект от снижения

13.05.2009

В этом году ставка налога на прибыль снизилась с 24 до 20%. По мнению властей, эта мера значительно облегчит налоговую нагрузку на бизнес в период кризиса. И суммы в связи с этим называются действительно немалые — 400 млрд. рублей. Именно столько благодаря снижению налога на прибыль останется в распоряжении предприятий и, соответственно, таков будет урон для федерального бюджета. Однако среди экспертов нет однозначного мнения, насколько существенным в действительности окажется эффект от снижения налога на прибыль.

Главным событием этого года в сфере налогообложения стало уменьшение ставки налога на прибыль на 4%. При этом региональная часть осталась без изменений на уровне 17,5%, а федеральная снизилась до 2,5% (Федеральный закон от 26 ноября 2008 г. № 224-ФЗ). По этой причине бюджет страны теряет 400 млрд. рублей, которые правительство планирует возместить за счет резервных фондов.

В Налоговый кодекс также внесены изменения, согласно которым порядок расчета налога на прибыль становится иным. Если раньше компании должны были оплачивать налог авансовым методом, то сейчас они имеют возможность платить «по факту». До 1 января 2010 г. Минфину дано право предоставлять отсрочку по выплате федеральных налогов на срок до пяти лет компаниям, чья задолженность превышает 100 млрд. рублей.

Кроме того, пользователи упрощенной системы налогообложения, платящие единый налог в размере 15% c разницы между доходами и расходами, могут рассчитывать на снижение нагрузки. Регионам, в ведении которых находятся «упрощенцы», позволили снижать ставку этого налога вплоть до 5%.

Все эти меры призваны облегчить налоговую нагрузку на бизнес в кризисный период. Но насколько они окажутся действенными, пока неизвестно.

По мнению некоторых аналитиков, 4% — это заметное снижение налога, которое поможет многим компаниям выжить.

Одни эксперты считают, что снижение налога на прибыль не будет иметь никакого значения для бизнеса, поскольку о самих прибылях говорить сегодня очень сложно. И в подтверждение этой позиции есть весомый аргумент — о снижении налога на прибыль речь шла очень давно, и эта мера была призвана увеличить вложения предприятий в развитие производства. Сейчас о каком-либо инвестировании говорить не приходится, а в период стагнации и падения спроса на товары и услуги вряд ли сэкономленные 4% каким-то образом повлияют на финансовое положение дел в компаниях.

Другие эксперты полагают, что снижение налога на прибыль является своего рода прикрытием для того, чтобы не трогать НДС. Налог на добавленную стоимость всегда воспринимался как тормоз для бизнеса, особенно среднего. Большая часть российских предпринимателей считает, что именно НДС является самым проблемным налогом. Речь о его снижении шла еще в сентябре, но чуда так и не произошло.

Тем не менее, некоторые предприниматели и эксперты считают снижение налога на прибыль действенной мерой, подчеркивая, что 4% — это существенный показатель, который облегчит нагрузку на бизнес. Как полагают аналитики ИК «Тройка Диалог», эта мера позволит увеличить чистую прибыль компаний нефтегазового сектора на 5-6%. Например, для компании «ЛУКОЙЛ» снижение налога на прибыль в 2009-2010 гг. будет эквивалентно повышению цены на нефть, соответственно, на 1,15 и 2,75 долларов за баррель. Для «Газпрома» — на 4 доллара за баррель в 2009 г. (эффект для прибыли за 2009 год) и на 1,75 долларов за баррель в 2009-2010 гг. (эффект для прибыли за 2010 год). По мнению экспертов, налоговые послабления окажут существенную поддержку российской экономике.

Многие эксперты считают, что снижение налога на прибыль в период кризиса не будет иметь никакого значения для бизнеса.

Плюсы и минусы изменений в налоговом законодательстве обозначили наши эксперты: член экспертного совета «Деловой России» Михаил Абрамов и финансовый директор девелоперской компании «ОТКРЫТИЕ — Недвижимость» Марина Иммоева.

– Снижение налога на прибыль является одной из антикризисных мер, которая призвана снизить налоговую нагрузку на бизнес. Насколько эффективной, на Ваш взгляд, она окажется?

Марина Иммоева: Говорить о том, насколько действенным окажется снижение налога на прибыль, я могу только на примере собственной компании. Для нас однозначно это изменение в налоговом законодательстве является положительным. В наступившем году мы провели ряд мероприятий по оптимизации расходов, и снижение налога на прибыль до 20% пришлось очень кстати. Мы сумели сохранить рентабельность бизнеса, в частности, благодаря этой мере. Я считаю, что и в кризисное время можно успешно вести бизнес. На мой взгляд, компания, оперативно реагирующая на текущую ситуацию, обладающая оптимизмом, имеет шанс не только выжить, но и развиваться в первую очередь качественно. Это время, когда уже невозможно двигаться по инерции, а необходимо принимать кардинальные меры по оптимизации расходов. Те, кто противятся изменениям и тратят силы на то, чтобы оставить неизменной существующую структуру, обречены на фиаско.

Развиваться при кризисе — значит играть на его условиях: отказаться от того, что есть, и создать нечто качественно новое. В этом состоит суть прогресса. И еще. Обязательно нужно вести инвестиционную деятельность. Еще до кризиса разговоры о снижении налога на прибыль были связаны в основном с тем, что компании смогут «сэкономленные средства» тратить на развитие производства. Это необходимо делать и сейчас, ведь в ситуации, когда инвестиционные проекты выставляются на продажу по минимальным ценам либо отдаются за долги, компании, имеющие свободные средства, могут приобрести лучшие инвестиционные проекты по «смешной» цене и успешно их реализовать, получив существенную отдачу. Этому способствуют два фактора. Первый — это минимальная цена приобретения проекта, а второй — минимальная цена его реализации, ведь поставщики и подрядчики сейчас делают существенные скидки.

Надо сказать, что в сложившейся ситуации на первый план выходят организации, у которых цены не завышены и конкурентоспособны. Владея технологиями и делая ставку на качество, многие из них имеют шанс занять достойное положение на рынке. Для них-то как раз облегчение налогового бремени как никогда кстати. Конечно, снижение ставки НДС оказало бы большую поддержку предприятиям. В настоящий момент многие компании испытывают трудности, работают без прибыли или несут убытки, но при этом обязаны платить НДС в бюджет. Однако сейчас нужно довольствоваться существующим послаблением в налоговом законодательстве. Я думаю, что снижение ставки налога на прибыль выгодно не только тем предприятиям, которые работают в строительной отрасли, но и всем остальным. Как ни крути 4% от прибыли — это значительные суммы даже для средних компаний. Возможно, для них окажется сложным заниматься инвестированием, но это позволит сохранить существующие прибыли в большем объеме, что в кризисный период как никогда важно.

Налог на прибыль является третьим по значимости в России. По данным Федеральной налоговой службы, его доля в налоговых доходах бюджета по итогам 1-й половины 2008 г. составила 18% (НДПИ — 36%, НДС — 31%). Однако Министерству финансов пришлось смириться не только с его снижением, но и с другими антикризными мерами.

Михаил Абрамов: Конечно, снижение ставки налога на прибыль — явление положительное. Но вряд ли эта мера будет эффективной в условиях кризиса, ведь многие предприятия уже сегодня не только лишились прибыли, но едва сводят концы с концами. И главные кризисные проблемы: существенное снижение цен на нефть и металлы и снижение спроса на продукцию — остаются нерешенными. Население, не имея денег, не покупает товары. Предприятия, производящие эти товары, не имеют возможности оплачивать труд сотрудников и покупать новые машины и оборудование. Производители машин и оборудования, не имея сбыта, не покупают металл и комплектующие изделия. И так далее. Чтобы решить проблему, необходимо повысить платежеспособный спрос населения, то есть увеличить пенсии и зарплаты низкооплачиваемым работникам. При этом во избежание роста инфляции платежеспособный спрос должен быть уравновешен товарным предложением. Наиболее эффективными способами решения проблемы являются налоговое регулирование (оптимизация налоговых ставок, совершенствование налогового администрирования) и бюджетная политика (государственные расходы, межбюджетное регулирование и т. п.).

Такой инструмент, как «государственные расходы», наше Правительство использует достаточно широко. Предприятия получают средства в форме госзаказа и в форме прямого финансирования. А резервы совершенствования налоговой системы почти не задействованы. Их использование могло бы существенно смягчить воздействие мирового кризиса и способствовать росту экономики. Особенностью экономического спада в нашей стране является то, что он сопровождается ростом инфляции, которая по официальным данным в 2008 году составила 13,3%.

Рост инфляции был бы существенно ниже, если бы наша промышленность увеличила производство одежды, обуви, мебели и другого ширпотреба. Но этого не произошло, так как на предприятиях, выпускающих указанную продукцию, люди не хотят работать из-за низкой зарплаты. А повысить зарплату не представляется возможным, так как вырастет цена, продукция станет неконкурентоспособной рядом с контрабандой и контрафактом, и ее нельзя будет продать. Конкурировать с продукцией, не облагаемой налогами и пошлинами, добросовестному налогоплательщику очень трудно. Чтобы выжить, многим приходится уклоняться от уплаты налогов. Судите сами. Сегодня чтобы выдать работнику на руки, например, 10 тыс. рублей, предприниматель должен назначить ему зарплату 11 494 руб. При этом он платит в бюджет в виде налогов на зарплату — подоходный налог 13% (1494 руб.), ЕСН 26% (2988 руб.), страховку от травматизма на производстве в среднем 2% (230 руб.) и НДС 18% от суммы зарплаты и налогов (2648 руб.). Для простоты другие налоги не учитываем. Если не платить налоги, то из того же дохода можно заплатить работнику 17 360 рублей, что на 73,6% больше. Не в этом ли одна из причин того, что многие платят и получают зарплату в конвертах? Аргумент, что без накопительных отчислений в пенсионный фонд работник может лишиться небольшой прибавки к пенсии через 20-25 лет, вряд ли на кого-нибудь действует. Можно, конечно, начать «закручивать гайки», но прежде надо существенно снизить налоги для производителей ширпотреба, чтобы они добровольно могли выйти из тени, так как при «закручивании» пострадают первыми.

Главная проблема производства — отсутствие оборотных и инвестиционных средств. Решению этой проблемы способствовало бы существенное снижение налогов. Но не для всех, а для обрабатывающих производств, испытывающих острую конкуренцию как на рынке труда, так и с зарубежной продукцией. В первую очередь это целесообразно сделать для легкой и текстильной промышленности, издательской деятельности и производства полиграфической продукции, производства (изготовления) упаковки, резиновых и пластмассовых изделий, деревообработки и производства мебели, тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, медицинской и микробиологической промышленности, стекольной и фарфорофаянсовой промышленности, малого бизнеса, не переведенного на УСН. Для таких предприятий надо снизить ставки ЕСН, НДС и налога на прибыль до 10%. Надо не раздавать деньги фирмам, а оставить у них то, что они заработали. Расчеты показывают, что общие потери бюджета при снижении для указанных отраслей ЕСН, НДС и налога на прибыль до 10% не превысят 0,4% ВВП. В свою очередь, рост товарного предложения будет способствовать снижению инфляции.

Если таким же образом снизить налоги для всей обрабатывающей промышленности, где работает по данным Росстата 11,3 млн. человек, то потери будут в четыре раза больше и составят около 1,5% ВВП. Но в результате все только выиграют, потому что с ростом налогооблагаемой базы поступления в бюджет существенно возрастут.

Отдельного внимания заслуживает вопрос об НДС, снижение ставки которого сегодня действительно облегчило бы налоговую нагрузку на бизнес. «Деловая Россия», к примеру, предлагает снизить ставку НДС до 12%. Минфин, который является противником такой меры, заявляет, что будут велики потери бюджета. Министр финансов Алексей Кудрин сообщил, что потери бюджета составят около 2% ВВП. А заместитель Министра финансов Сергей Шаталов сказал, что речь идет о потере одного трлн. рублей. По нашим расчетам потери могут быть существенно ниже. К примеру, если снизить НДС только для отечественной продукции, то потери бюджета составят не более 0,5% ВВП. Кроме того, это повысит конкурентоспособность российского производителя. Так что если бы власти хотели уменьшить налоговую нагрузку на бизнес, они бы стали снижать не налог на прибыль в период отсутствия прибылей, а НДС.

В Министерстве финансов Российской Федерации считают, что снижение налога на добавленную стоимость — решение деструктивное. Как пояснил министр финансов Алексей Кудрин, НДС — это налог на спрос, который долгое время был выше всех пределов. По словам министра, снижение НДС с 18% до 12-14%, на чем настаивают представители бизнеса, приведет к сокращению доходов бюджета на 2% ВВП.

Наталья Дубцова

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA