Огонь, вода и медные трубы российского бухгалтера

Огонь, вода и медные трубы российского бухгалтера

29.04.2009

Пытаясь облегчить жизнь и себе, и налогоплательщикам, Федеральная налоговая служба семь лет назад начала использовать автоматизированную систему подачи налоговых деклараций от физических и юридических лиц. Однако, как это часто бывает, желание воплотить идею оказалось выше способности здраво оценить возможности ее реализации. Как следствие, антагонизм налогоплательщика и налоговика стал все более ощутим, и, видимо, решения проблемы в обозримом будущем не предвидится.

Медвежья услуга

Забота о малом и среднем бизнесе в России, как известно, — приоритетная задача государства. Эта, кажется, набившая оскомину сентенция звучит из уст высшего руководства страны уже не первый год. Практика общественного линчевания госслужащих (с подачи их же самих) привела к тому, что в глазах большинства россиян виновником всех бед среднего и малого предпринимательства стал падкий на чрезмерный контроль чиновник, держащий наготове весь набор инструментов административного давления: проверки, выговоры и угрозы. Однако такой наглядный пример взаимоотношений между частным сектором и государством, как процесс уплаты налогов, показывает, что не только человеческий фактор мешает гармонизации работы малого и среднего предпринимательства в России. Существуют и проблемы сугубо системные, так что упованием на самодурство отдельного чиновника при всем на то желании тут вряд ли отделаешься.

Когда в 2002 году был дан старт программе автоматизации процесса подачи налоговых деклараций населением и юридическими лицами в налоговые органы, экономисты большинства организаций встретили эту новацию весьма охотно. Новая система была призвана освободить тонущего каждый месяц в груде цифр и бумаг бухгалтера от посещения переполненных помещений своей налоговой инспекции, сберечь ему время и нервы, затрачиваемые на формальности, на составление бумажных форм документа. Кроме того, она позволяла работнику учета предоставлять отчетность независимо от графика работы своей инспекции. Одним словом, плюсов было много. Однако спустя несколько лет после введения поправок в Налоговый кодекс (НК), дававших старт внедрению автоматизации процесса подачи налоговых деклараций, стало ясно, что для обеспечения эффективной работы системы необходимо провести существенные технологические преобразования — как в организациях, так и в налоговых инспекциях. Новые правила подачи деклараций повысили профессиональные требования не только к бухгалтерам, но и к сотрудникам контролирующих органов.

Тем не менее, пока новая система обкатывалась, у организаций оставалось право выбора относительно того, в какой форме сдавать налоговые декларации: в традиционной бумажной или же в электронной, требующей достаточной квалификации сотрудника. В свете этого учить бухгалтеров и налоговиков для обеих заинтересованных сторон (частного бизнеса и ФНС) было делом затратным и добровольным, а значит — необязательным.

Между тем в 2006 г. были приняты поправки в НК, в соответствии с которыми с 2007 г. вводился обязательный переход на сдачу отчетности в электронном виде всех организаций численностью более 250 человек, а с 2008 г. — численностью более 100 человек. Принятие поправок фактически сделало обязательной электронную форму подачи декларации для большинства средних и малых предприятий страны. Поэтому не удивительно, что именно в 2008 г. антагонизм предпринимателя (налогоплательщика) и налоговика стал более ощутим. На поверхность всплыли не только проблемы квалификации фискалов и бухгалтеров, но и несовершенство российского налогового законодательства, в котором пункты, касающиеся электронной формы подачи налоговой декларации, не получают необходимого толкования или трактуются неполно.

В 2008 г. противостояние между предпринимателем и налоговиком стало гораздо более ощутимо и предпосылок к примирению пока не много.

Что делать?

Например, тот факт, что налоговое законодательство не раскрывает понятия «электронная отчетность», имеет прискорбное практическое выражение: споры между налогоплательщиком и налоговым органом оборачиваются судебными разбирательствами. Все разногласия между сторонами, по сути, касаются вопроса правомерности предоставления налогоплательщиком электронной отчетности на дискете или другом носителе информации (флэш-карте, CD-диске и т. д.). Электронная отчетность, по мнению налоговиков, может быть представлена в инспекцию только с помощью Интернета (телекоммуникационных каналов связи). Другие способы передачи отчетности не являются электронными. Объясняется это следующим: согласно п. 4 ст. 80 НК РФ, порядок предоставления налоговой декларации и документов в электронном виде определяется Минфином, а до того момента, когда финансисты «определятся», порядок предоставления декларации подпадает под действие Федерального закона от 29 июня 2004 г. № 58-ФЗ, согласно которому декларация должна быть подана по телекоммуникационным каналам связи (Интернет). По мнению налоговиков, это единственный способ защиты документа от подделки, поскольку передача данных осуществляется посредством специализированного оператора связи и с использованием электронной цифровой подписи — аналога почтового штемпеля на конверте при отправке отчетности по почте. Коллизия заключается в том, что, по мнению ряда экспертов, Интернет — это лишь способ подачи декларации, а электронный вид — это ее формат. Эксперты также ссылаются и на НК РФ, в котором эти понятия не отождествляются. Вывод — подача налоговой отчетности в электронном виде правомерна, в отличие от действий налоговиков.

Помимо проблем, связанных с человеческим фактором и несовершенством российского законодательства, существует еще ряд трудностей, мешающих нормальной работе бухгалтера. Пожалуй, больше всего претензий касается стабильности программного обеспечения. Техническое несовершенство большинства используемых приложений, вопреки словам разработчиков, вызывает массу проблем у налогоплательщиков. Несовершенство процесса передачи информации между фирмой и налоговой часто приводит к тому, что учетные данные в электронной отчетности первого могут оказаться иными в компьютере второго. Тогда приходится проводить сверку, для чего нужно представить файлы отчетности с двумя электронными цифровыми подписями (организации и инспекции) из архивов налогоплательщика и налоговой инспекции. О том, у кого хранится корректный документ, становится понятно по результатам технической экспертизы, проведение которой отбирает массу времени и сил как у бухгалтеров, так и у инспекторов. При этом уйти от проведения технической проверки в данном случае не представляется возможным, поскольку других вариантов проверки данных не имеется. В некоторых налоговых инспекциях даже сложилась ситуация, при которой число споров налогоплательщика (в его качестве чаще всего выступает бухгалтер) с инспекцией, вызванных техническими сбоями, сводит на нет всю выгоду от замены бумажной отчетности на «электронку».

Правда, необходимо отметить, что в последнее время разработчикам программного оборудования удалось осуществить значительный скачок вперед в процессе налаживания своих систем. Однако избежать ставших уже традиционными сбоев до конца не удалось. Рядовому работнику учета в связи с этим можно лишь посоветовать тщательнее выбирать фирму-разработчика программного обеспечения, обращая внимание на опыт работы компании в данной сфере и на статистику спорных ситуаций с налоговой службой, которые возникли у налогоплательщиков, эксплуатирующих данный продукт. Памятуя о возможных технических сбоях, бухгалтерам многих компаний приходится дублировать свою отчетность в бумажном виде, нагружая себя дополнительной работой. Все это ведет к снижению производительности и увеличению организационных расходов. Кроме того, правильная сверка отчетности с налоговым органом (единственная возможность уйти от проблем, связанных с различием данных в декларациях) напрямую зависит от компетентности бухгалтера. Это с новой силой ставит вопрос перед директорами компаний о необходимости их максимального участия в профессиональном росте своих работников.

Кроме разночтений в показателях отчетности, случается изредка, что декларации вовсе не приходят в налоговую инспекцию. Как следствие налогоплательщик не получает ни необходимого подтверждения от налоговиков, ни экземпляра отчета, подписанного электронной цифровой подписью налогового органа. Согласно ст. 119 или ст. 126 НК РФ фискалы могут выписать нерадивому налогоплательщику штраф. Подобный сценарий развития событий часто встречается в регионах, однако, по мнению юристов, в этом случае претензии налоговой неправомерны, поскольку отчетность считается поданной в тот день, когда на почту налогоплательщика от оператора пришло подтверждение о доставке отчетности. Иными словами, отсутствие последней на компьютере инспектора не означает того, что документ не был отослан — его просто нужно выслать заново. Во избежание недоразумений некоторые бухгалтеры стараются отсылать отчеты в свою инспекцию заблаговременно, что позволяет заранее выявить проблемы с доставкой.

Наверное, последнее, что следует отметить, перечисляя недостатки электронной системы подачи налоговых деклараций — это то, что многие российские компании (преимущественно — малый бизнес) просто не могут себе позволить осуществлять дополнительные траты (от 3 до 10 тыс. рублей) на программное обеспечение. В свою очередь налоговые инспекции в последнее время стали принципиальнее в требованиях к форме подачи отчетности, настаивая на электроном варианте.

Очевидно, что проблема не решится до тех пор, пока налоговики не получат системного оборудования, а бухгалтеры не выучат азы эксплуатации программного обеспечения.

Кто виноват?

Это лишь несколько наиболее ярких примеров, показывающих, насколько несовершенны взаимоотношения бизнеса и власти в рамках системы российского налогообложения. Очевидно, что проблема не решится до тех пор, пока налоговые органы будут по-прежнему сетовать на отсутствие должной технической базы, пригодной для осуществления деятельности по сбору налогов на должном уровне. С другой стороны, повышение профессионализма бухгалтеров является не менее значимым пунктом совершенствования системы налогообложения. Кроме того, немалую пользу принесут и поправки в Налоговый кодекс, необходимые правовые нормы, толкующие понятие «электронная передача данных». Таким образом, становится очевидным, что проблема, столь обострившаяся в последнее время — следствие не только технического несовершенства отдельных программ, но и традиционной неповоротливости и инертности отечественного административного аппарата. Приходится констатировать, что до окончательного разрешения проблем во взаимоотношениях налогоплательщика и налоговика еще очень далеко.

Вячеслав Козлов

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA