Затяжные падения под «золотыми парашютами»

Затяжные падения под «золотыми парашютами»

12.02.2009

Считается, что механизм «золотых парашютов» в России применяется не столь активно, сколь в западных странах. Но можно с уверенностью сказать, что это заблуждение. Дело в том, что информация о компенсационных пакетах топ-менеджеров является коммерческой тайной в любой корпорации. Поэтому информация о наличии и объемах «парашютов» редко становится известной широкому кругу лиц. Рассмотрим спорные вопросы, возникающие в связи с указанными выплатами.

Правовой фундамент

За рубежом «золотым парашютом» называют выходное пособие, причитающееся руководителю компании или топ-менеджеру в случаю досрочного расторжения с ним контракта. На сегодняшний день возможность использования таких компенсаций предусмотрена и российским трудовым законодательством.

Так, ст. 178 ТК РФ посвящена основаниям выплаты выходных пособий. В ней указано, что при расторжении трудового соглашения в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата ее работников увольняемому сотруднику выплачивается выходное пособие (абз. 1 ст. 178 ТК). Однако особое значение имеет последний абзац данной статьи, в соответствии с которым на основании трудового или коллективного договора могут быть предусмотрены и другие случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться их повышенные размеры. Верхней планки последних не установлено, так что именно на этом абзаце и базируется схема отечественных «золотых парашютов».

С точки зрения налогообложения здесь тоже все гладко. Согласно положениям НК РФ, не облагаются НДФЛ и ЕСН все виды компенсационных выплат, установленных действующим российским законодательством, законодательными актами субъектов РФ, решениями представительных органов местного самоуправления, причем речь здесь идет в том числе и о компенсациях, связанных с увольнением (п. 3 ст. 217, пп. 2 п. 1 ст. 238 НК). Налоговые органы указывают на применимость таких положений и в отношении выходного пособия: последнее, выплачиваемое в соответствии со ст. 178 Трудового кодекса увольняемому работнику при расторжении трудового договора, не облагается налогом на физических лиц (Письмо УФНС по г. Москве от 21 августа 2006 г. № 28-10/73963@).

В письме от 26 сентября 2008 г. № 03-03-06/1/546 Минфин рассмотрел порядок налогообложения выходного пособия в случаях, которые не предусмотрены ст. 178 ТК РФ. Так, если дополнительным соглашением к трудовому договору установлена выплата компенсации при увольнении сотрудника по основаниям, не закрепленным данной статьей, то такие суммы можно признать расходами по налогу на прибыль независимо от причин расторжения контракта.

Клондайк для мошенников

Но, несмотря на все вышесказанное, по поводу порядка выплаты «золотых парашютов» до сих пор возникают вопросы и претензии. Рассмотрим проблему на конкретном примере. Так, 27 мая 2008 года прошел совет директоров ОАО «Вторая генерирующая компания оптового рынка электроэнергии» (ОГК-2), на котором было принято заявление об увольнении по собственному желанию генерального директора компании Михаила Кузичева. Буквально через несколько дней подали заявления об уходе практически все топ-менеджеры этой организации. Как оказалось, в соответствии с заключенными в январе 2008 года трехлетними трудовыми договорами все ведущие управленцы компании, и, конечно же, сам генеральный директор, при увольнении получали право на единовременные максимальные выплаты в размере от 24 до 36 месячных размеров оплаты труда в зависимости от срока отработанных контрактов. Совокупный же размер «золотых парашютов» экс-менеджеров ОГК-2 составил 557 млн. рублей! Похоже, что Анатолий Чубайс был неслыханно щедр по отношению к управленцам от энергетики. Отказаться от выплаты указанных компенсаций вряд ли удастся, ведь схема применения «парашютов» в российском законодательстве законна.

Также в качестве примера можно привести судебный процесс между бывшим президентом ОАО «Сити» и возглавляемой им компанией. Согласно заключенному на три года контракту, в случае его расторжения до истечения срока действия по решению совета директоров президенту выплачивалась компенсация в размере, эквивалентном 100 тыс. долл.

Президент была уволена с занимаемой должности. При этом условия трудового договора о выплате ей денежной компенсации ОАО «Сити» выполнены не были.

Вынося вердикт по данному делу, суд указал на то, что трудовое законодательство обеспечивает лишь минимальные условия работникам и не ограничивает те возможные гарантии, которые готовы предоставить сами компании. Поэтому компенсация в 100 тыс. долл. не подлежит уменьшению и при условии подлинности контракта должна быть бывшим президентом получена (Определение Верховного Суда РФ от 3 марта 2006 года № 5-В05-156).

«Итоги реформы РАО «ЕЭС» можно будет подвести лишь лет через десять. Тогда станет понятно, насколько она эффективна. Пока только видим, как раскрываются «золотые парашюты» над менеджерами выделившихся из РАО генерирующих компаний», — заявил председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер в интервью журналу «Итоги» (№ 26 (628)).

Проблема в том, что в существующем виде бонус за увольнение может представлять собой часть мошеннической сделки. Нередки случаи, когда директора включают в свои трудовые договоры или, по предварительному сговору, в контракты сотрудников пункт, предусматривающий бонусы в случае увольнения. Затем руководитель организации и его сообщники увольняются и получают деньги. Не эта ли схема использована в ОГК-2? Разбираться в этом предстоит суду.

Основания выплат

При выплате «золотого парашюта» не имеет значения, уволился ли данный работник сам, или его уволил работодатель, или же стороны пришли к обоюдному соглашению. Факт увольнения дает возможность выплатить выходное пособие на условиях и в размере, предусмотренных трудовым или коллективным договором. Главное, чтобы отсутствовали виновные действия (бездействия) самого «парашютиста».

А можно ли оспорить?

Единственный способ не выплачивать компенсацию — это доказать, что у «парашютиста» рыльце в пушку, и решение о досрочном его увольнении принято по причине виновных действий или бездействия с его стороны. Речь идет, например, о нанесении ущерба компании, невыполнении решений общего собрания акционеров и т. п. Но в этом случае данное решение с большой вероятностью будет оспорено в суде, и тогда доказывать, что руководитель действительно провинился и нанес урон, придется самой компании. Если ответчик не докажет факт совершения противоправных действий и наличия негативных последствий для организации в результате их совершения, суд обяжет фирму выплатить компенсацию.

Следует отметить, что увольнение за совершение виновных действий или бездействия не может осуществляться без указания конкретных фактов, свидетельствующих о неправомерном поведении руководителя, его вине, а также без соблюдения установленного законом порядка применения данной меры ответственности. В случае возникновения спора все это подлежит судебной проверке.

Выплата бонуса за увольнение может быть частью мошеннической сделки.

Вопросы и ответы

Налоговая выгода от «золотых парашютов» носит разовый характер, то есть возникает только при увольнении работника. Однако есть ли способ законными методами противостоять таким действиям компании, как, например, повторный прием одного и того же сотрудника на работу, а затем увольнение его с выплатой «парашюта»? Налоговики могут расценить такие действия как форму злоупотребления правом, которое повлекло за собой получение необоснованной налоговой выгоды. Причем выгода эта выражается в экономически неоправданном отнесении сумм таких многократных компенаций на расходы, уменьшающие базу по налогу на прибыль.

Но как оспорить экономическую обоснованность размера выходных пособий? Ведь еще в 2005 году свое веское мнение по этому поводу выразил Конституционный Суд: «Законодатель не устанавливает конкретный размер компенсации и не ограничивает ее каким-либо пределом — объем ее определяется трудовым договором, то есть по соглашению сторон» (Постановление Конституционного Суда от 15 марта 2005 г. № 3-П).

Как указал суд, целевое назначение этой выплаты заключается в том, чтобы максимально компенсировать увольняемому лицу неблагоприятные последствия, вызванные потерей работы. Поэтому данная сумма может определяться с учетом времени, остающегося до истечения срока действия трудового договора, тех средств, которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации. Также при определении размера компенсации могут учитываться дополнительные расходы, которые бывший работник, возможно, вынужден будет понести в результате досрочного прекращения договора.

Совет для топ-менеджера

Использование в соглашении о «золотом парашюте» оценочных экономических критериев расчета компенсации (таких, как процент от прибыли компании или суммарный доход за определенный период) может повлечь как возникновение спора между сторонами при определении ее размера, так и сложности в суде. Целесообразнее использовать жесткие критерии — например, определенное количество средних месячных заработков.

Кризис и «парашют»

Если страна хочет выжить и стать еще сильнее, не взирая на нынешний финансовый кризис, не достаточно просто принять меры по поддержке банковской системы (в разумных пределах, естественно). Необходимо взять под полный госконтроль все банковские расходы, включая выплаты топ-менеджерам — чего, кстати, у нас никто пока не сделал. Предпринимаемые в этом направлении действия российского правительства, увы, отличаются непоследовательностью.

Совершенно иначе действовало правительство Великобритании. Власти Соединенного Королевства официально выдвинули банкам, получающим государственную поддержку, ряд условий. До возмещения выданных государством кредитов финансовым учреждениям запрещено:

  • выплачивать различные бонусы;
  • платить дивиденды;
  • оплачивать «золотые парашюты».

Но конечно, во много раз важнее оказать всемерную поддержку реальному сектору экономики, без которого банковская система, собственно, вообще не нужна никому, кроме финансовых спекулянтов. Как говорил еще в конце XIX века Дмитрий Иванович Менделеев, «Из кризиса невозможно выйти с помощью финансовых махинаций».

Заключение

В качестве страховки риска «парашюты», безусловно, полезны, но они не стимулируют топ-менеджера к работе в должной мере. Так, при использовании «парашютной» схемы отношения между руководителем и собственником могут приобрести абсурдный характер. Если управленец захочет просто уволиться и получить деньги, возникнет парадокс: собственник одновременно и хочет уволить такого директора, потому что тот саботирует работу, и не хочет этого, потому что тогда будет вынужден выплатить нерадивому менеджеру серьезную компенсацию. Например, выплатой «золотого парашюта» сопровождалась отставка Пола Эйбелера, бывшего исполнительного директора издательства Take-Two (США). Его успехи у руля компании были более чем сомнительны, но компенсационные выплаты оказались большими. Получилась странная ситуация: за некачественную работу платится вознаграждение.

На практике есть более эффективное средство стимуляции — годовой бонус. Чтобы получить большую выплату, менеджер должен продержаться на работе до конца года. В данном случае награды можно добиться упорным трудом на благо компании.

Андрей Мезенцев

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное