«Кошки-мышки» с налоговой инспекцией

«Кошки-мышки» с налоговой инспекцией

12.02.2009

Несмотря на общую «либерализацию» и «гуманизацию» налогового законодательства, взаимоотношения предпринимателей и инспекторов при проведении контрольных мероприятий до сих пор укладываются в формулировку «на то и кошка, чтобы мышь не дремала». В роли последней, как нетрудно догадаться, выступают представители ИФНС, подчас попросту пренебрегающие прописанными в Налоговом кодексе формулировками и запретами. О том, как в данном случае вести себя «мышкам», шла речь на семинаре, организованном газетой «The Moscow Times».

Праведный гнев

Выступление представителя компании «Salans» Алексея Панича было выстроено в форме гневно-обличительного монолога. Докладчик сетовал на то, что налоговики, как и прежде, сплошь и рядом нарушают сроки проверок, требуют у своих «оппонентов» представить избыточное количество документов и вообще частенько проводят контрольные мероприятия без достаточных на то оснований. В частности, отметил Панич, многие чиновники ИФНС так до сих пор и не поняли, что «камералка» проводится исключительно в случае подачи налоговой декларации.

Помимо того, многие ревизоры весьма своеобразно трактуют нормы Налогового кодекса, полагая, что получение объяснений от налогоплательщика в случае выявления несоответствий между представленными документами — это их почетное право, но никак не обязанность. Соответственно, воспользоваться таким правом они вовсе не спешат, а просто составляют акт, да и дело с концом. Еще один из любимых инспекторами способов «передергивания карт» — истребовать документы за 2-3 дня до окончания проверки и вынести решение, не дожидаясь окончания отпущенного на это 10-дневного срока. Запрошенные документы фактически появляются уже после окончания «камералки» и, по сути, не являются легитимными (ведь ссылаться на доказательства, полученные за пределами проверки, нельзя).

Не лучше, по мнению докладчика, обстоит ситуация и с проверками выездными: часто пытаются проверить налог или период, не указанные в решении о назначении данного контрольного мероприятия. О строгом соблюдении сроков тоже говорить не приходится — продлевают и приостанавливают сплошь и рядом, причем без должных на то оснований.

Что касается проверок, которые по закону может осуществлять вышестоящий налоговый орган в порядке контроля за нижестоящим, то и по ним претензий хоть отбавляй. По словам Панича, в таких мероприятиях часто участвуют и представители первичных инстанций, что недопустимо. Кроме того, подменяется цель таких мероприятий: инспекторы «командной» структуры не просто надзирают за своими нижестоящими коллегами, но попутно еще и доначисляют компаниям налоги.

Плюс ко всему, налоговики умудряются нарушать процедуру опроса свидетелей, казалось бы, формализованную дальше некуда: не предупреждают об ответственности за дачу ложных показаний; свидетельские показания отбираются различными лицами, которые к тому же вообще не включены в состав проверяющих.

По мнению Панича, во многом исправить сложившуюся негативную ситуацию могут поправки, внесенные в Налоговый кодекс Законом от 26 ноября 2008 г. № 224-ФЗ. Так, статья 101 Налогового кодекса дополнена положением о том, что сведения, полученные налоговиками противозаконным путем, не могут быть использованы в качестве надлежащих доказательств. Кроме того, налоговики не смогут затягивать сроки «камералки», поскольку согласно новой редакции пункта 2 статьи 88 НК моментом ее начала следует считать подачу самой налоговой декларации, а не последнего из обязательных сопутствующих документов. На такой оптимистичной ноте г-н Панич завершил свое выступление, которое, в отличие от количества содержащихся в нем обличительных тезисов, почему-то не изобиловало ссылками на конкретные арбитражные дела.

Арбитражный «жемчуг»

Такую оплошность докладчика исправил его коллега, глава глобальной налоговой практики «Salans» Евгений Тимофеев, ознакомивший собравшихся с подборкой судьбоносных решений арбитров, причем не всегда положительных для компаний. В качестве одного из особо значимых было приведено постановление Президиума ВАС от 8 апреля 2008 г. № 10405/07. В нем говорится о том, что инспекция вправе отразить в справке о наличии у налогоплательщика задолженности сумму недоимки, доначисленную ему по результатам проверки, в том числе в связи с изменением юридической квалификации сделки. Невозможность же внесудебного взыскания такой недоимки, по мнению арбитров, вовсе не свидетельствует о незаконности действий ИФНС по включению в справку означенной задолженности.

Среди других перлов арбитражной практики г-н Тимофеев выделил следующие:

Налоговый орган вправе определить рыночную цену реализованного компанией объекта недвижимости (ст. 40 НК) на основе данных независимого оценщика (определение ВАС от 23 июня 2008 г. № 7495/08).

Пени не могут быть начислены на те суммы налогов, право на взыскание которых в принудительном порядке утрачено инспекцией (постановление Президиума ВАС от 3 июня 2008 г. № 1868/08).

Взыскание сумм недоимки через 5-6 лет после их возникновения, в отсутствие доказательств обоснованности столь длительного срока проверки, признается незаконным. В противном случае такое затягивание сроков противоречило бы правовой определенности и устойчивости сложившейся системы правоотношений (постановление Президиума ВАС от 18 марта 2008 г. № 13084/07).

В заключение выступления докладчик обратил взор на Запад, а именно: привел решение Европейского суда по правам человека от 9 января 2007 г. № 803/02. Оно гласит: право налогоплательщика на возврат налога (включая возмещение НДС) охватывается правом на уважение к собственности, предусмотренным статьей 1 Протокола № 1 от 20 марта 1952 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Дескать, не посчастливилось добиться «арбитражной справедливости» в родном отечестве — Страсбург к вашим услугам.

Никакой фикции

Руководитель налогового департамента компании «Sameta» Людмила Баталова поведала о нюансах доказывания в арбитражных судах обоснованности получения налоговой выгоды. По ее словам, арбитражная практика последних лет свидетельствует о том, что для подтверждения факта реального осуществления хозяйственных операций компании порой недостаточно представить в суд только договоры, акты и счета-фактуры. На этот случай в качестве дополнительных доказательств вполне могут подойти бизнес-планы, технико-экономические обоснования, внутренние документы (расчеты, пояснительные записки, справки), письменные выдержки из маркетинговой стратегии, заключения экспертов и профильных специалистов и т. д. Об этом красноречиво свидетельствует постановление ФАС МО от 20 августа 2008 г. № КА-А40/8081-08. В этом споре коммерсанты смогли «отбиться» от обвинений в фиктивности сделок и склонить на свою сторону весы правосудия именно с помощью такой дополнительной документации.

Что касается доказательств должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента, то на сей счет г-жа Баталова, дабы не попасть впросак, советует бухгалтерам фирм завести на каждого поставщика специальную «Папку проверенного контрагента». Для ее заполнения у потенциального партнера следует запросить следующие документы: устав организации, выписку из ЕГРЮЛ или ЕГРИП; документ, подтверждающий полномочия гендиректора (решение о назначении, свидетельство о внесении изменений в ЕГРЮЛ, если таковые имели место); свидетельство о постановке на налоговый учет; свидетельство о праве собственности на помещение или договор аренды (для подтверждения фактического местонахождения); подтверждение наличия соответствующих активов, складов, транспорта, персонала. В эту же заветную папку, которую при возникновении спорного случая можно будет предъявить налоговикам и арбитрам, должны систематически попадать товаросопроводительные документы и рекомендации партнеров поставщика. Нелишним будет сделать распечатку главной страницы сайта компании-поставщика, если, конечно, таковой имеется, а также различных публикаций о поставщике в СМИ.

В. Хвориков,
корреспондент «Федерального агентства финансовой информации»

>

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное