Услуги внешних консультантов держат «на мушке»

Услуги внешних консультантов держат «на мушке»

23.12.2008

Не секрет, что налоговая инспекция с особой настороженностью относится к договорам услуг, особенно если сумма контракта значительна. Это вполне объяснимо, когда есть основания подозревать фирму в уклонении от налогов. К сожалению, гораздо чаще встречается ситуация, когда проверяющие, стараясь выполнить планы по взысканию налоговых платежей, отказываются принимать к учету реальные расходы, мотивируя их отсутствием экономической обоснованности. О сложившейся ситуации рассказывает Сергей Россол — корпоративный консультант Адвокатского кабинета Калинина В. М.

Взглянуть по-новому

18 марта 2008 года Президиум ВАС РФ принял постановление № 14616/07, которое может служить ориентиром для налогоплательщиков в обосновании своей позиции перед налоговыми органами. Причем оно применимо не только при обосновании расходов на юридическое сопровождение, но и при любых иных оплатах консультационных услуг.

Итак, некоему обществу были оказаны услуги в рамках представления интересов в арбитражном суде по иску о взыскании с него в порядке субсидиарной ответственности суммы, составляющей 98 818 383 рублей 70 копеек. По результатам рассмотрения дела между сторонами было заключено мировое соглашение, по условиям которого общество обязалось выплатить кредитору 5 905 134 рубля 76 копеек (около 6% от первоначальной суммы иска). Гонорар компании, представляющей интересы общества в арбитражном суде составил 16 191 383 рублей (около 17% от разницы между заявленным размером иска и выплаченной суммой).

В ходе камеральной проверки по налогу на прибыль представители Федеральной налоговой службы сочли, что действия налогоплательщика по оплате услуг представителя не соответствовали нормам законодательства. Инспекция приняла решение о доначислении налога на прибыль в размере 3 887 725 рублей и привлечении общества к налоговой ответственности за правонарушение, предусмотренное п. 1 ст. 122 НК РФ, а также взыскала с фирмы 121 693 рубля штрафа.

Общество попыталось оспорить данное решение налоговой инспекции и получило последовательно отказы во всех трех инстанциях арбитражных судов (Арбитражный суд Пермского края, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд, Федеральный арбитражный суд Уральского округа). Судьи вслед за налоговиками сочли, что понесенные организацией затраты на консультационные услуги не могут быть приняты к зачету, так как это противоречит положениям ст. 252 НК РФ.

Каждый из участников судебного разбирательства обязан доказать обстоятельства, на которых он основывает свои требования и возражения.

Популярно объяснить

Суды констатировали, что понесенные фирмой расходы фактически произведены и надлежащим образом оформлены, однако являются экономически необоснованными, поскольку «...критерием экономической неоправданности расходов, понесенных предприятием по договорам на оказание юридических услуг, является вывод проверяющих о том, что расходы на оплату труда штатных юрисконсультов (в организации создана юридическая служба в составе 4 человек) в проверяемый период составили 1 258 432 рублей. А из анализа должностных инструкций работников юридической службы следует, что опыт их работы и должностные обязанности позволяли выполнить задачи представления интересов предприятия». Судом также проводился анализ договоров на оказание юридических услуг, в результате которого было установлено, что по ним выполнялись работы, предусмотренные в должностных инструкциях сотрудников юридической службы самой организации.

Поскольку конкретные критерии экономической оправданности расходов в главе 25 «Налог на прибыль» не установлены, при определении экономической оправданности можно исходить из положений ст. 40 НК РФ (Постановление № 17АП-1970/07-АК Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А50-20721/2006-А14).

Согласно п. 1 указанной статьи, пока не доказано обратное, предполагается, что цена, установленная соглашением сторон, соответствует уровню рыночных цен. Пунктом 4 статьи 40 НК РФ установлено, что рыночной ценой товара (работы, услуги), признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических условиях. При этом условия сделок признаются сопоставимыми, если различие между такими условиями либо не влияет на цену таких товаров, либо может быть учтено с помощью соответствующих поправок. Обе стороны представили в процесс свои доказательства, подтверждающие обоснованность стоимости услуг. Но суд заключение Пермской торгово-промышленной палаты отклонил на том основании, что она не проанали-зировала конкретные рыночные цены, сложившиеся на рынке однородных услуг, не оценила количество времени, необходимое на выполнение подобных работ. Однако при этом она приняла во внимание некое письмо, представленное налоговым органом от имени одного из адвокатских бюро, работающих в Перми, в котором были названы расценки, по которым осуществляется оказание таких услуг. Исходя из этого, апелляционный суд посчитал, что «налогоплательщиком не представлены доказательства соответствия стоимости спорных услуг их сложности и объему, а так же уровню цен на аналогичные услуги (Постановление № 17АП-1970/07-АК Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А50-20721/2006-А14)».

Выплаченный представителям гонорар, по мнению суда, мог быть включен в мировое соглашение в качестве судебных расходов, что позволило бы его возместить. Хотя взыскание судебных расходов является правом, а не обязанностью организации, именно суд, рассмотревший спор по существу, может с наибольшей объективностью оценить сложность оказанных представительских услуг и, соответственно, разумность осуществленных судебных расходов. Общество от такой оценки отказалось.

Суд апелляционной инстанции особо отметил, что по делу не установлены какие-либо обстоятельства, указывающие на недобросовестность общества, как она понимается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53. Впрочем, по мнению представителей Фемиды, экономической неоправданности произведенных расходов достаточно, чтобы не принимать их к учету.

Выходит, что фирма не может принять расходы к учету, поскольку:

  • В организации есть юридическая служба, которая могла выполнить данные виды работ самостоятельно.
  • По мнению налогового органа, стоимость услуг значительно завышена по сравнению с рыночной, а налогоплательщик не смог доказать обратное.
ВАС считает иначе

Однако Президиум Высшего арбитражного суда РФ отмел все эти доводы. Рассмотрим более подробно, на чем он основывал свое мнение.

Прежде всего, как отметил Президиум, глава 25 НК РФ при регулировании налогообложения прибыли организаций устанавливает соотносимость доходов и расходов, а также связь последних именно с деятельностью компании по извлечению прибыли. Следовательно, затраты, которые необходимы для осуществления фирмой своей деятельности, предполагают признание их экономически оправданными (обоснованными). В целом же расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются, во-первых, на затраты, связанные с производством и реализацией, а, во-вторых, на внереализационные. При этом НК РФ не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24 февраля 2004 г. № 3-П, судебный контроль также не может проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, поскольку в сфере бизнеса

они обладают самостоятельностью и широкой свободой полномочий. Инспекции и суды не имели законного права признать произведенные обществом расходы экономически необоснованными лишь на том основании, что в структуре организации имеется юридическая служба, выполняющая аналогичные функции.

Целью компании при привлечении внешних представителей было получение экономической выгоды. Это подтверждают материалы арбитражного спора, по результатам которого при заявленных требованиях в размере 98 818 383 рублей 70 копеек итоговые выплаты составили 5 905 134 рубля 76 копеек

Поставив под сомнение оправданность расходов, инспекция и суды ссылались на завышенный размер оплаты юридических услуг, сравнивая их, с учетом положений статьи 40 НК РФ, с ценами на аналогичные услуги в данном регионе.

Согласно статье 40 НК РФ, для целей налогообложения принимается цена товаров, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что она соответствует уровню рыночных цен. Однако в рамках данного спора отсутствовали основания, указанные в статье 40 Налогового кодекса. Это означает, что инспекция не имела права проверять правильность применения цен по заключенным обществом договорам на оказание юридических услуг и ставить эти цены под сомнение.

Более того, применение статьи 40 НК РФ предполагает не только возможность определения налоговым органом рыночных цен на товары, но и обязанность их учета в целях налогообложения прибыли. По данному делу произведенные расходы не были приняты инспекцией в полном объеме, что противоречит положениям действующего законодательства.

Согласно ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которых оно основывает свои требования и возражения. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами оспариваемых актов, возлагается на соответствующий орган или должностное лицо. В ходе судебного разбирательства общество подтвердило факт и размер произведенных расходов, поэтому оно не обязано доказывать их разумность и целесообразность — на то нет никаких правовых оснований.

Приведенные выше выводы ВАС РФ могут послужить основой для формирования позиции ответчика по достаточно большому спектру дел. Безусловно, радует, что высшие судебные инстанции последовательно поддерживают идею широкой автономии юридических лиц в определении способов и направлений ведения бизнеса. Также определенный интерес представляет и позиция по ограничению возможности применения ст. 40 НК РФ узкими рамками. На наш взгляд, указанное Постановление во многом может предопределить отношения между налогоплательщиками и налоговыми органами в ближайшей перспективе.

комментарий специалиста

По словам Аллы Бобровой, генерального директора ООО «Финстатус», в Постановлении № 17АП-1970/07-АК Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А50-20721/2006-А14 вызывает сомнения правомерность использования судьями статьи 40 НК РФ (равно как и любой другой статьи Налогового кодекса). Дело в том, что в налоговом законодательстве отсутствует трактовка понятий «обоснованные затраты» и «экономически оправданные расходы». По мнению эксперта, критерии экономической оправданности затрат должны определяться индивидуально в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств и нюансов дела.

Сергей Россол

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное