Повышение зарплаты в судебном порядке

Повышение зарплаты в судебном порядке

04.12.2008

Выплата работникам высокой заработной платы — дело во всех отношениях похвальное, но для юридических лиц и предпринимателей накладное, если учесть, что бремя уплаты налогов целиком приходится на работодателей. Поэтому часто в бухгалтерских документах отражаются не все суммы, причитающиеся сотрудникам, а это очень не нравится налоговым органам. А как к возникающим по этому поводу спорам относится судебная власть?

Выездную вызывали?

Ни для кого не секрет, что многие фирмы предпочитают «не засвечивать» реальный уровень заработной платы своих сотрудников. Большинство компаний стараются максимально занизить налоговую базу при определении отчислений в бюджет по ЕСН и НДФЛ.

В свою очередь, налоговыми органами постоянно проводятся мероприятия, направленные на пресечение подобной практики. Сначала в личной беседе на собрании по заработной плате инспектор предлагает руководителю организации не скрывать истинные оклады своих подчиненных. Впоследствии к особо бережливым и непонятливым предпринимателям являются представители межведомственных комиссий по легализации зарплат или проводятся выездные налоговые проверки. По результатам таких ревизий чаще всего выносятся решения о доначислении налогов и привлечении нарушителей к ответственности в виде штрафов. Подобных мер бывает достаточно для того, чтобы вразумить незадачливых «уклонистов».

Однако порой инспекции в качестве подтверждения своих заключений, что плательщик уклоняется от налогов, используют аргументы, которые в суде признаются сомнительными.

Свидетель свидетелю рознь

Среди самых распространенных доказательств, используемых инспекциями — свидетельские показания работников организации. Основная проблема заключается в подтверждении сведений, которые дают сотрудники.

Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа в своем постановлении от 5 августа 2008 г. № КА-А40/6994-08 определил, что основанием для привлечения общества к налоговой ответственности послужили показания физических лиц, работавших в период проверки в организации и пояснивших, что получаемая ими фактическая заработная плата не соответствует размеру, указанному в трудовых договорах и в платежных ведомостях на ее выдачу. При том что доказательств получения этими лицами доходов в заявленных размерах, в том числе их легального декларирования по итогам налогового периода, инспекцией не представлено.

То есть достаточным доказательством по этому делу был бы факт уплаты налогов работниками с сумм, превышающих официальный уровень зарплат, самостоятельно, за свой счет. Но рассчитывать на такую сознательность граждан, думаю, не стоит. Поэтому в данном случае суд решение налоговых органов отменил.

В другом деле налоговая инспекция рассчитала объем налогов на основании показаний свидетелей, которые не назвали точных заработков, полученных в каждом конкретном месяце от работодателя, а сообщили лишь о приблизительных цифрах (постановление ФАС Московского округа от 28 апреля 2008 г. № КА-А40/3261-08).

Действительно, как можно рассчитать размер налога, полагаясь на неточные (приблизительные) суммы заработной платы? Естественно, суд занял сторону налогоплательщика.

Но не ко всем устным показаниям суд относится с одинаковым недоверием: бывают и исключения. ФАС Московского округа в своем постановлении от 7 мая 2008 г. № КА-А40/3718-08 на основании имеющихся опросов сотрудников признал факт уклонения организации от уплаты налогов. В этом случае представителями Фемиды были учтены занимаемые свидетелями должности. Поэтому приобщенные к материалам дела протоколы допроса, составленные в ходе налоговой проверки, соответствовали требованиям, предъявляемым к доказательствам.

Зарплата по аналогии

В других случаях, принимая решения о доначислении, налоговые органы сравнивают уровень заработной платы у проверяемого лица и у аналогичных налогоплательщиков. И если коллеги по бизнесу проявляют большую сговорчивость и демонстрируют всю полноту заботы о сотрудниках, то более экономной фирме придется обосновать свою зарплатную политику. По той причине, что инспекторы, опираясь на пункт 7 части 1 статьи 31 Налогового кодекса, расчетным путем делают вывод о недобросовестности этой организации.

Но не всегда такие расчеты находят поддержку при разрешении споров судом. Например, ФАС Московского округа в своем постановлении от 13 марта 2008 г. № КА-А41/1566-08, обращая внимание на то, что объектом обложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц, делает вывод, что ЕСН начисляется на фактически произведенные работникам выплаты.

То есть, как установлено судом, инспекция определила единый социальный налог и взносы в пенсионный фонд исходя из сумм, которые, по ее мнению, организация должна выплатить работникам, учитывая имеющуюся у налоговой информацию о минимальном размере оплаты труда у аналогичных предприятий, а не исходя из фактических выплат. При этом инспекция доначисление налога по данной методике требованиями Налогового кодекса в суде не обосновала.

Также инспекторами не представлены сведения об аналогичном налогоплательщике, использованные для расчета, не указаны основания для применения расчетного метода и не приведено доводов о правомерности использования такого приема для исчисления налога, как это установлено пунктом 7 части 1 статьи 31 НК.

В данной норме говорится о том, что применение расчетного метода для определения суммы налогов, подлежащих уплате в бюджет, допустимо в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру используемых им помещений, непредставления в течение более двух месяцев необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов обложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшим к невозможности исчислить налоги.

Таким образом, законодательство устанавливает закрытый перечень обстоятельств, при которых возможно применение расчетного метода на основании имеющихся у инспекции данных об аналогичных налогоплательщиках.

Получается, что если организация не создает препятствий должностным лицам, представляет все затребованные документы и ведет учет в установленном порядке, то у инспекторов отсутствуют предпосылки применять этот метод для определения налоговой базы.

Тут непонятна позиция самих инспекторов. Почему в качестве критерия оценки они выбирают такой показатель, как минимальный размер оплаты труда у аналогичных налогоплательщиков?

Дело в том, что федеральным законодательством устанавливается так называемый минимальный размер оплаты труда (Закон от 19.06.2000 г. № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда»). Кроме того, в субъекте Российской Федерации МРОТ может быть зафиксирован региональным соглашением (ст. 133.1 ТК).

Таким образом, данные документы определяют низшую планку, которую работодатель должен соблюдать при выплате сотрудникам заслуженного заработка. И уровень оплаты труда работников у аналогичных налогоплательщиков мерилом исчисления налогов у конкретной организации быть не может, а считаются они исходя из фактических выплат. При том, что само предприятие не чинит препятствий для проведения налоговых проверок.

Аналогичная точка зрения высказана в постановлении ФАС Московского округа от 26 февраля 2008 г. № КА-А40/929-08.

Станислав Тимофеев

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное