Суд да налоговое дело

Суд да налоговое дело

06.10.2008

В предпринимательской среде до сих пор бытует расхожее мнение, что ввиду крайней противоречивости Налогового кодекса львиную часть своих решений арбитражные судьи принимают, руководствуясь не буквой закона, а чуть ли не собственной интуицией. Тому, насколько соответствует эта точка зрения реальному положению вещей в арбитражном правосудии, была посвящена пресс-конференция председателя Десятого арбитражного апелляционного суда Артура Абсалямова.

Хорошо, но… плохо

Г-н Абсалямов, как и подобает служителю Фемиды столь высокого ранга, был предельно серьезен и строг в оценках. Из контекста выступления явно вытекало, что основная цель докладчика — если не развеять, то хотя бы поколебать миф об «интуитивности» и непредсказуемости судебных решений. Стопроцентно радужная картина, однако, как-то не складывалась: некоторые тезисы г-на Абсалямова явно не желали состыковываться друг с другом. Так, для начала арбитр высказал мнение, что «на сегодняшний день налоговое законодательство, хотя и объемно, но достаточно стройно» и в нем «можно найти ответы на большинство вопросов». «Говорить о том, что судьи интуитивно выносят решения, нельзя. При рассмотрении дела они опираются на толкование закона, взвешиваются все обстоятельства, которые сложились при уплате того или иного налога. После этого к данным отношениям применяется соответствующая норма права», — развил свою мысль докладчик, добавив, что «авторитет судебной системы в разрешении налоговых споров, несмотря на молодость этого института, уже сложился» Однако сразу после такой «подводки» г-н Абсалямов признал, что «самой актуальной проблемой до настоящего времени остается отсутствие единства судебной практики». «Мало того, что к решению одной проблемы у судов различных округов существуют свои подходы, бывает, что и в одном и том же суде один и тот же вопрос решается по-разному», — совсем уж на минорной ноте закончил свое вступление арбитр. Правда, одной лишь констатацией столь неутешительного факта служители Фемиды не ограничиваются и стараются «изживать недостатки любыми доступными законными способами». «Что касается нашего суда, то такая работа идет достаточно интенсивно. В этом году мы уже поставили несколько правовых вопросов перед ФАС МО. Причем мы не обсуждаем конкретный судебный акт, который принят, допустим, нашим судом, а впоследствии отменен окружным судом, нет. Мы разбираем ту правовую проблему, которая сложилась при разбирательстве того или иного дела. Такие же взаимоотношения у нас налажены с Арбитражным судом Московской области, Арбитражным судом города Москвы», — пояснил Абсалямов.

Ученье — свет

Много претензий накопилось у арбитра и к участникам судебных споров. В первую очередь — к налоговикам. По словам Абсалямова, уровень их правовой грамотности никак не назовешь достаточным, а уж тем более высоким: «Акты проверки часто бывают неполными, содержат неточности, а специалист ИФНС, который приходит в суд, не может пояснить, что же на самом деле произошло. Квалифицированных специалистов в инспекциях катастрофически не хватает». Еще один нюанс: недобросовестность сторон при доказывании своей позиции. «Мы замечаем, что некоторые имеющие значение доказательства вдруг почему-то появляются, например, только в кассационном суде, видимо, из-за нежелания показать их суду первой инстанции», — негодует Абсалямов. В качестве примера он привел дело об отказе ИФНС возместить компании НДС, со ссылкой на недобросовестность контрагента. Веских доводов инспекторы не привели, в результате чего суды первой и апелляционной инстанции встали на сторону налогоплательщика. Однако в кассацию, помимо уже имеющихся доказательств, налоговики представили еще и протокол опроса свидетеля, которого «апелляционщики» и в глаза не видели. В результате дело было отправлено на второй круг.

Исполнение решений арбитражных судов, вынесенных в пользу налогоплательщика, по словам Абсалямова, также оставляет желать лучшего. «Любой судебный акт о признании недействительным решения налогового органа, вступивший в законную силу, на мой взгляд, должен сам по себе служить основанием для ИФНС произвести соответствующие корректировки в документах, лицевых счетах. Зачастую этого не происходит. Причины? Причины нужно, наверное, спрашивать у работников налоговых органов», — констатировал он, подчеркнув, что зачастую не торопятся с исполнением арбитражных решений и судебные приставы. А вот в предпринимательской среде, по мнению арбитра, налицо повышение сознательности и социальной ответственности: «Люди привыкают к той мысли, что платить налоги нужно правильно, и только в этом случае все будет спокойно и стабильно».

Через тернии — к звездам

Что касается опасений бизнеса, вызванных грядущим вступлением в силу нормы об обязательном досудебном обжаловании решений ИФНС в вышестоящем налоговом органе (мол, инспекторы будут намеренно затягивать сроки рассмотрения таких жалоб, да и УФНС будет всячески покрывать своих нижестоящих коллег), то г-н Абсалямов разделяет их лишь отчасти. «Трудности, «подводные камни» после введения этой процедуры, конечно, возникнут, но само решение абсолютно правильное». Заверения представителей Минфина о том, что уже через два года 77 процентов споров между бизнесом и налоговыми органами будет решаться до суда, докладчик прокомментировал осторожно: «Перед тем, как обсуждать, нужно оценить, что будет происходить в государстве, в налоговых правоотношениях».

Так же настороженно оценивает он и перспективы введения в нашей стране прецедентного права. «Думаю, у нас следует по-иному понимать прецедент, чем, скажем, в Англии, где эта система складывалась сотни лет. Если у нас Высший Арбитражный Суд истолковал применение нормы права, то он сделал это с учетом конкретных обстоятельств. А найдутся ли такие обстоятельства в другом деле, нужно смотреть каждый раз. Поэтому все охватить прецедентом в принципе невозможно», — считает докладчик.

В завершение выступления глава Десятого апелляционного суда побаловал присутствующих статистическими данными. Так, в последние три года наметилась стойкая тенденция к уменьшению количества налоговых споров. Если в 2005 году их было свыше 425 тысяч, то в 2007-м — лишь 115 тысяч. В первой половине текущего года предприниматели победили в 73 процентах споров об обжаловании ненормативных актов ИФНС. Что касается дел по искам налоговиков о взыскании санкций, то требования инспекторов удовлетворены в 56 процентах случаев. Оценивая деятельность непосредственно Десятого арбитражного апелляционного суда, Абсалямов сообщил, что за 8 месяцев текущего года его представители отменили 15 процентов решений судов первой инстанции, при этом кассация в лице ФАС МО не согласилась с «апелляционщиками» лишь в 6 процентах случаев. Показатель, по мнению Абсалямова, очень даже неплохой. Закончил пресс-конференцию глава апелляционного суда все же на мажорной ноте, время от времени вкрапляя в свою речь полные оптимизма выражения, такие как: «опыт работы судей приобрел иные, лучшие характеристики», «законодательство стало более стабильным», «сами споры становятся другими, более содержательными». В общем, «тенденции исправления ситуации очевидны, а что касается спорных вопросов, суд на то и существует, чтобы их разрешать».

В. Хвориков, корреспондент «Федерального агентства финансовой информации»

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное