Уничтожить минимизацию поможет юрист

Уничтожить минимизацию поможет юрист

20.05.2008

В последнее время многие российские фирмы отказываются от минимизации налогов. В связи с этим юридические компании стали предоставлять новую услугу — по заказу предпринимателей они «очищают» хозяйственную деятельность от подозрительных налоговых сделок. О том, как проходит юридическая «зачистка», и пойдет речь в нашей статье.

Искусственное увеличение расходов давно волнует умы не только руководителей компаний, но и главных бухгалтеров. Перечень расходов, вызывающих наибольшее количество нареканий со стороны налоговых органов, давно известен: консультационные, информационные услуги, маркетинговые исследования и т. д.

Налоговым органам известны свыше 185 вариантов разработки схем по уходу от налогов, и этот список растет. Поэтому если у компании заключен тот или иной договор и прослеживается связь, аналогичная имеющейся в «арсенале» налогового инспектора, то, скорее всего, такие расходы для целей налогообложения будут сняты, а фирме придется доплатить налог, а также пени и штраф за несвоевременную уплату налога на прибыль.

Борьба с «проблемными» расходами

Поскольку размер штрафа составляет 20 процентов от суммы неуплаченного налога, то цена вопроса тем выше, чем большая сумма налога будет признана налоговиками неуплаченной. То есть оптимизация, а точнее, минимизация налогообложения в компании — вещь достаточно серьезная и рисковая. Именно поэтому на рынке юридических услуг наметилась тенденция отказа от рискованной налоговой оптимизации. Такая услуга у юристов уже получила название «консервация налоговой политики», и ее популярность набирает обороты.

Однако нужно понимать, что «консервация» является временной и вынужденной мерой, ведь далеко не все сделки, подпадающие под схемы налоговиков, являются фиктивными, а государство в этом вопросе в настоящее время поддерживает именно налоговые органы.

внимание

В последнее время на рынке юридических услуг появился новый вид услуг — «консервация налоговой политики». Она подразумевает оценку рисков при применении фирмой неблагонадежных схем налоговой оптимизации и разработку программы дальнейших действий.

Проверка по этапам

Работу юриста по отказу от оптимизации налогообложения можно условно разделить на несколько этапов.

1-й этап. Проверка сделок по ряду признаков на благонадежность. Эти признаки были изложены в секретном приказе ФНС России, который обобщает 109 признаков недобросовестного налогоплательщика. Рекомендации, разработанные в режиме «для служебного пользования», обобщают типичные признаки недобросовестного налогоплательщика и предписывают создание специальной федеральной электронной базы, где будет содержаться информация о всех «подозрительных» компаниях. И несмотря на то что к некоторым признакам нельзя относиться серьезно, часть из них лучше все-таки принять во внимание.

Так, например, признак № 41 — «учредитель компании часто встречается в числе ее контрагентов». Речь идет о заключении компанией за отчетный год договоров, половина из которых заключена с учредителем — физическим лицом либо с юридическими лицами, контрагентами которых с другой стороны опять-таки является учредитель. Или, например, признак № 46 — «компания пользуется услугой “почтово-секретарское обслуживание”». Несмотря на то что этот признак не относится к столичным фирмам, пользующимся услугами ТАРП (Территориальное Агентство Развития Предпринимательства), стоит подумать, нужно ли расходы по такому договору отражать в налоговом учете?

Стоимость таких договоров в материальном выражении невелика, а вот в случае непризнания таких расходов налоговиками последствия, как уже говорилось выше, достаточно ощутимы. Если компания находится по адресу, указанному в учредительных документах, в налоговом учете такие расходы лучше не отражать. Ведь принятие расходов в целях налогообложения — это право налогоплательщика (постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53), в то время как отражение в бухгалтерском учете — обязанность.

Стоит обратить внимание и на следующие признаки неблагонадежности:

  • № 47 — компания пользуется услугой «бухгалтерское обслуживание» при отсутствующей деятельности;
  • № 54 — компания активно рекламирует свои услуги (со ссылкой на успешно выполненные работы) в средствах массовой информации (включая Интернет). При этом, согласно представленной бухгалтерской отчетности, движения и остатков денег на расчетных счетах компании нет или они меньше, чем стоимость товаров;
  • № 66 — фирма применяет нерыночные цены или цены сильно колеблются;
  • № 67 — отсутствие экономической целесообразности операции и т. д.

Признак № 67 особенно часто применяется налоговиками по необычным, непрофильным операциям. Например, компания, специализирующаяся на оптовом прокате металла, вдруг закупает партию мороженого, аргументируя это тем, что она решила расширить ассортимент товара. В процессе транспортировки мороженое растаяло, компания понесла убытки. В этом случае, даже если такая абсурдная ситуация имела место в действительности, в налоговом учете расходы по ней лучше не отражать.

Параллельно этому сделки оцениваются на предмет антисоциальности в соответствии со статьей 169 Гражданского кодекса. Судебная практика в таких ситуациях складывается не в пользу налогоплательщиков.

Однако не исключено, что налоговые органы смогут доказать, что у сторон сделки был умысел, они понимали характер своих действий и осознавали последствия. Несмотря на то что уголовно наказуемое деяние отсутствует, действия сторон по таким сделкам все-таки являются правонарушением.

В дальнейшем, если сделка будет признана антисоциальной, все имущество, полученное сторонами по такой сделке, взыскивается в доход государства.

2-й этап. Представление отчета о проведенной проверке на наличие подозрительных операций руководителю фирмы-заказчицы. Даже в случае, если налоговое законодательство неоднозначно трактует те или иные расходы и судебная практика складывается неоднозначно для налогоплательщика, это обязательно нужно отразить в отчете юриста. Ведь решение остается в любом случае за заказчиком. Фирма-заказчик, ознакомившись с результатами отчета, решает, от каких затрат она готова отказаться, а от каких — нет.

3-й этап. Инициация «очистки». Возможен и такой вариант оценки рисков — инициация судебного процесса с незначительной суммой иска в пределах, эквивалентных 100–200 долларам (искусственный спор).

Такая мера целесообразна, если юрист считает налоговые риски по той или иной сделке достаточно высокими, а для заказчика суммы «проблемной» сделки являются существенными. В зависимости от вынесенного судьей решения юрист либо рекомендует отказаться от совершения крупной рискованной сделки, либо подтверждает возможность ее отражения в налоговом учете заказчика.

Поскольку проведение юристом «очистки» хозяйственной деятельности от рискованных операций — это тоже услуга, то заказчик такой услуги должен решить для себя, отразит ли он затраты по ней в налоговом учете? Как объяснит налоговикам деловую цель при заключении такого договора?

Разумеется, сторонам нужно заранее определить и точно прописать предмет договора, дабы услуга из статуса «консервации налоговой политики» не переросла в статус «медвежьей».

М. Кабулова, руководитель юридического отдела ООО «ФинСервисКонсалтинг», член Палаты налоговых консультантов России

* О практике и методах решения этой проблемы читайте в бераторе «Юрист на предприятии».

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное