Главное в налоговом споре — заручиться весомыми доказательствами

Главное в налоговом споре — заручиться весомыми доказательствами

24.04.2008

Фирмам и предпринимателям все чаще приходится вступать в судебные тяжбы с налоговыми инспекциями. Чтобы не проиграть спор, суду нужно представить весомые аргументы. О том, как можно убедить судей в правоте компании, нам рассказал главный редактор бератора «Мы идем в суд» Роман Авалян.

— Роман Михайлович, с помощью каких средств фирма может отстаивать свою позицию в суде?
— Главное оружие стороны в споре — это доказательства. То есть сведения о фактах, которые имеют значение для правильного рассмотрения дела. Именно на основании представленных доказательств суд принимает решение по делу. Поэтому, даже если правда на вашей стороне, но вы не представили достаточных доказательств, решение суда скорее всего будет не в вашу пользу. Перечень доказательств, которые могут быть использованы в суде, приведен в статье 64 Арбитражного процессуального кодекса. Вот он:
  • письменные доказательства (договоры, акты, справки, протоколы судебных заседаний и другие документы);
  • вещественные доказательства (предметы, которые своим видом или свойствами могут помочь суду установить обстоятельства дела);
  • объяснения лиц, участвующих в деле (например, истца, ответчика или третьих лиц);
  • заключения экспертов и показания свидетелей;
  • аудио- и видеозаписи;
  • иные материалы и документы.
— Какие из доказательств компании используют в налоговых спорах наиболее часто и эффективно?
— Чаще всего фирмы используют письменные доказательства: контракты, счета-фактуры, накладные. Нередко компании ссылаются на условия различных договоров: гражданско-правовых, коллективных и трудовых.
В качестве примера можно привести спор, который рассматривал ФАС Поволжского округа. Как известно, не подлежат налогообложению все виды компенсаций, связанных с выполнением работником трудовых обязанностей. Об этом сказано в статьях 217 (в отношении НДФЛ) и 238 (в отношении ЕСН) Налогового кодекса. А как доказать, что выплаты действительно являются компенсационными? И что они связаны с исполнением трудовых обязанностей? Налоговый кодекс ответа на эти вопросы не дает. Попробуем разобраться.
Предприятие не включило в налогооблагаемую базу по НДФЛ, ЕСН, страховым взносам суммы компенсаций, которые оно выплачивало работникам за вредные условия труда. По мнению ИФНС, это незаконно. Указанные выплаты являются не чем иным, как доплатой к заработной плате. Поэтому они не могут рассматриваться в качестве компенсаций, согласно статье 164 Трудового кодекса.
Однако суд поддержал фирму. Правоту налогоплательщика подтвердили представленные доказательства. Чтобы установить компенсации, профсоюз провел на предприятии независимую экспертизу условий труда в соответствии со статьей 370 Трудового кодекса. Ее результаты были оформлены актами. На основании результатов экспертизы в коллективный договор были внесены изменения и дополнения. В них определялись размеры доплат в процентном соотношении к тарифной ставке (в соответствии со ст. 147 ТК), а также компенсационные выплаты (на основании ст. 219 ТК).
Составленных документов хватило для доказательства того, что выплаты не входят в заработную плату, являются компенсационными и связаны с выполнением трудовых обязанностей. Значит и налоги с них уплачивать не нужно.
— Что еще может склонить чашу весов Фемиды в пользу налогоплательщика?
Очень действенный, но не очень популярный способ — привести в качестве доказательства решение вышестоящего суда по аналогичному спору. Найти такие решения несложно. Они есть, например, в новом бераторе «Мы идем в суд».
Чаще всего достаточно просто устно сослаться на постановление любого Федерального арбитражного суда округа (ФАС) или Высшего Арбитражного Суда (ВАС), огласив при этом его дату и, если возможно, номер дела. Для убедительности можно ходатайствовать перед судом о приобщении соответствующих решений к материалам дела. Но не перестарайтесь: судьи не очень любят, когда им навязывают чужое мнение. Тем более что о практике обоснования судебного решения мнением вышестоящего суда в Арбитражном процессуальном кодексе ничего не сказано. А значит, разные суды по схожим делам могут принять диаметрально противоположные решения.
Также не стоит забывать и о том, что любой судья — это тоже человек, на которого распространяются законы психологии. Поэтому не стоит вступать с судьями в полемику, перебивать, тем более давать советы. Вряд ли им это понравится. Лучше вести себя сдержанно и уважительно, соблюдая порядок в судебном заседании. Статья 154 Арбитражного процессуального кодекса установила нехитрые правила поведения в суде, которые нужно соблюдать. При входе судей в зал все присутствующие должны вставать. К суду необходимо обращаться: «уважаемый суд», а объяснения давать стоя.
— Встречались ли в судебной практике случаи, когда правонарушение очевидно, но из-за неправильных действий налоговых инспекторов привлечь фирму к ответственности нельзя?
— Такие ситуации складываются довольно часто, а компании с успехом пользуются «промахами» проверяющих. В подавляющем большинстве подобных случаев инспекторы нарушают процессуальное законодательство, то есть процедуру привлечения компании к налоговой ответственности. Проверяющие, например, могут составить протокол о правонарушении в отсутствие законного представителя компании или не приложить к протоколу документы, которые подтверждают нарушение закона. Такие факты играют на руку фирмам.
Одно из подобных дел недавно рассматривал ФАС Московского округа. Компания грубо нарушала налоговое законодательство: она не платила ЕСН и НДФЛ. Налоговая инспекция по результатам выездной проверки привлекла ее к ответственности. Кроме того, предложила перечислить неуплаченные налоги. Но суд признал решение инспекторов недействительным. И вот почему.
Пункт 3 статьи 100 Налогового кодекса требует, чтобы в акте проверки приводились факты, подтвержденные документально. Несмотря на это, в акте не был указан вид налогового правонарушения и обстоятельства его совершения. Отсутствовали ссылки на первичные документы, которые подтверждали бы нарушение. Не была указана сумма налога, подлежащая удержанию.
Все это позволило сделать суду вывод, что сумма недоимки не была определена. Поэтому нет оснований для привлечения фирмы к ответственности.
Но не только налоговые инспекторы могут ошибаться при привлечении компании к ответственности. Есть прецеденты, когда, например, работники трудовой инспекции пренебрегают процессуальными нормами. С такой ситуацией пришлось столкнуться ФАС Московского округа.
В ходе внеплановых мероприятий по государственному надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства на предприятии было выявлено нарушение законов о труде и об охране труда. Результаты были зафиксированы в протоколе. На основании протокола инспекция труда вынесла постановление о привлечении фирмы к административной ответственности. Однако инспекция нарушила порядок привлечения к ответственности. Это и стало основанием для признания постановления инспекции незаконным и его отмены.
Суд разъяснил, что протокол об административном правонарушении в отношении юридического лица составляется в присутствии его законного представителя (ст. 28.2 КоАП). В данном случае при составлении протокола присутствовал руководитель подразделения, а не самой фирмы. Он не является законным представителем предприятия (п. 2 ст. 25.4 КоАП). А на основании протокола о нарушении, составленного при неуполномоченном лице, нельзя привлечь фирму к ответственности.
— Какое из судебных решений последних месяцев, на Ваш взгляд, наиболее интересно и поучительно для налогоплательщиков?
— Ни для кого не секрет, что многие фирмы выдают своим сотрудникам зарплаты в конвертах. Налоги с этих «серых» выплат компания, разумеется, не платит. В последнее время такие факты проверяющие выявляют все чаще. В одном из таких дел недавно разбирался ФАС Уральского округа.
При проведении выездной проверки налоговая инспекция выявила, что компания платит работникам зарплаты по «конвертной» схеме. А помогли инспекторам бывшие сотрудники фирмы. Они рассказали, что работники сначала проставляли подписи о получении фактической зарплаты. А позднее — в ведомости с указанием зарплаты по условиям трудового договора. Кроме того, зарплата официально выдавалась в виде аванса. Остальная часть — в конвертах. Все эти показания были занесены в протоколы допроса свидетелей.
На основании выявленных фактов ИФНС привлекла фирму к налоговой ответственности за сокрытие части зарплаты от налогообложения. Она также доначислила ЕСН и предложила удержать и перечислить в бюджет НДФЛ с выплат работникам. Суд полностью поддержал инспекторов.

Авалян Роман Михайлович — главный редактор редакции «Бератор». Юрист, экономист, бухгалтер. Руководил авторским коллективом и участвовал в написании более десяти бераторов. Автор ряда научных и практических работ, а также многочисленных публикаций в сфере бухгалтерского учета, налогообложения, гражданского и трудового права. Последние из них: «Лабиринты годового отчета: как избежать наказания» (Консультант № 3, февраль 2008), «НК — 2008: подарки к новому году» (Расчет № 12, декабрь 2007), «ГК — 2008. Что нового?» (Консультант № 21, ноябрь 2007), «Плательщикам НДС станет проще работать» (Московский бухгалтер № 21 (61), ноябрь 2007), «Фирма «на колесах»: платить ли налог?», «Выплаты под маской компенсации» (Практическая бухгалтерия № 10, октябрь 2007), «От НК до УК: безопасная экономия» (Консультант № 17, сентябрь 2007).

Автор нескольких книг, в числе которых «Пенсионные взносы: правовое регулирование, учет и отчетность» и «Трудовой кодекс с комментариями к последним изменениям».

Андрей Подольный

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное