Идем на снижение... исполнительского сбора

Идем на снижение... исполнительского сбора

21.04.2008

Далеко не все компании успевают в установленный законом пятидневный срок приступить к исполнению судебного решения. Но к концу шестого дня их «судебный» долг может увеличиться на семь процентов! К счастью, существует ряд причин, на основании которых проценты могут быть значительно снижены.

Понижающие аргументы

В настоящий момент арбитражная практика располагает более чем десятком мотивов, по которым арбитры снижали и снижают исполнительский сбор — т.е. проценты, которые должна заплатить фирма, просрочившая исполнение постановления судебного пристава. Например, судьи вполне могут снизить их размер с 5 883 277 до 1000 рублей (!) «благодаря» тяжелому материальному положению должника, а также значительности подлежащей взысканию суммы (решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-15704/2004-С9; также см. решение Арбитражного суда Чувашской Республики по делу № А79-1366/2005). Если же судьи убедятся в том, что предприятием были приняты все меры для того, чтобы задолженность перед государством была погашена, но «обстоятельства оказались сильнее их намерений», то размер исполнительского сбора может составить всего 0,5% от его первоначальной суммы (решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-0146/2005-С9).

Вообще, значительность взыскиваемых средств довольно часто является причиной снижения исполнительского сбора. Здесь стоит упомянуть решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-11287/05-С9.

Еще один популярный довод — это финансовые проблемы компании-должника. Часто в судебных решениях, отменяющих взыскания, можно прочесть о том, что на предприятии сложилась крайне тяжелая финансовая ситуация, а сумма требуемого исполнительского сбора лишь усугубит и без того плачевное материальное положение предприятия. Поэтому взыскание суммы в полном объеме вообще может привести фирму к банкротству (решение Арбитражного суда Воронежской области по делу № А14-7553-04/233/18).

Далее следует отметить такой «понижающий» аргумент, как начало погашения компанией своей задолженности, или хотя бы документально подтвержденные попытки сделать это. Например, арбитры могут пойти навстречу фирме, предъявившей суду соглашения о поэтапной уплате задолженности (решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-11287/05-С9; решение Арбитражного суда Пермской области по делу № А50-124 ИП/2005-А10; решение Арбитражного суда Чувашской Республики по делу № А79-984/2005).

Но если приведенные выше доводы звучат более или менее привычно, то аргумент, который использовали при снижении исполнительского сбора судьи Республики Татарстан, заслуживает особого внимания. Арбитры объяснили приставам, что «деятельность предприятия-должника направлена на достижение общественных целей в области жилищных проблем молодых семей» (Арбитражный суд Республики Татарстан, дело № А65-4629/03-СГ2-20).

Однако какими бы традиционными или нелепыми не казались нам доводы компаний, поставивших перед собой цель снизить исполнительский сбор, настоящей проверкой на прочность станет для них судебный процесс. Ведь под строгим взглядом судей аргументы будут выглядеть настолько убедительными, насколько убедительными будут подтверждающие их доказательства. В противном случае предприятие-должник рискует повторить судьбу фирмы с запоминающимся названием «БАКС», речь о которой пойдет ниже.

Судьи имеют право снизить максимальный размер исполнительского сбора.

Время — деньги

По окончании арбитражного процесса судебный пристав вынес постановление, согласно которому компания «БАКС», вовремя не выполнившая предписания налоговиков, была обязана в течение пяти дней не только погасить образовавшуюся задолженность, но и сообщить эту радостную новость налоговикам.

Получив такое требование, представители задолжавшей государству компании пытались объяснить приставам, что в настоящее время фирма не в состоянии исполнить предписанное требование. Руководство сетовало на тяжелое финансовое положение организации. Но подтвердить свои слова представители компании тогда тоже не смогли — они лишь пояснили, что все доказательства их плачевного состояния отражены в последнем балансе, который в свою очередь находится там, где ему и положено находиться — в налоговой инспекции. Таким образом, складывалась ситуация, при которой приставы должны были поверить руководству «БАКСа» буквально «на слово».

Увы, государственные мужи не могли себе этого позволить. И так как требуемая сумма уплачена не была, вскоре на свет появилось новое постановление — о взыскании с нерасторопной компании исполнительского сбора в размере 7% от взимаемой согласно исполнительному документу суммы (ст. 81 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон об исполнительном производстве).

Но несмотря на отсутствие реальных доказательств своих утверждений компания «БАКС» считала, что действия приставов — незаконны. Поэтому руководство фирмы решило отстаивать интересы родного предприятия в арбитражном суде. Представленное исковое заявление содержало два требования: о признании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора недействительным, и об уменьшении размера исполнительского сбора.

Текут проценты

Однако судьи не разделили мнения представителей фирмы «БАКС». Арбитры первой, а вслед за ними и апелляционной инстанций однозначно решили, что вины приставов в сложившейся ситуации нет, а все требования чиновников — законны (решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 8 мая 2007 г. по делу № А56-856/2007 и постановление Тринадцатого Арбитражного Апелляционного суда от 10 августа 2007 г. по делу № А56-856/2007 соответственно).

Служители Фемиды объяснили представителям истца, что оспариваемое постановление вполне правомерно. Ведь, согласно букве закона, в случае невыполнения требований исполнительного документа в пятидневный срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа (ст. 9 Закона об исполнительном производстве), судебный пристав-исполнитель вправе вынести новое постановление. Оно предписывает взыскание с должника исполнительского сбора в размере семи процентов от взимаемой суммы или же стоимости имущества должника (ст. 81 Закона об исполнительном производстве).

При этом судьи пояснили, что исполнительский сбор — это своего рода вид ответственности, применяемый в связи с несоблюдением компанией-должником законных требований государства. Он призван обеспечить добровольное выполнение требований исполнительского документа. Факт ненадлежащего выполнения истцом первого постановления судебного пристава доподлинно установлен, подтверждается материалами дела и никем не оспаривается. Следовательно, вывод суда о законности оспоренного ненормативного акта ответчика является правильным.

Своими силами

Фирма обязана предоставить суду доказательства того, что причина для требований об уменьшении исполнительского сбора — уважительная. Сначала надо попытаться добыть необходимые доказательства своими силами. И только в том случае, если попытка окончится неудачей, стоит просить суд о помощи. Для этого необходимо составить ходатайство об истребовании доказательств, а также предъявить арбитрам, скажем, письменный отказ или письмо из организации, в которую вы обращались за необходимыми документами.

Надежда на снижение

Далее арбитры решили разобраться с заявлением должника о снижении размера исполнительского сбора. В данном случае фирма «БАКС» обратила внимание суда на информационное письмо Высшего Арбитражного суда от 21 июня 2004 г. № 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами — исполнителями судебных актов арбитражных судов».

В этом документе высшие арбитры указывали, что судьи имеют право снизить максимальный размер исполнительского сбора, установленный постановлением судебного пристава-исполнителя. Однако при этом необходимо учесть такие факторы, как характер совершенного правонарушения, размер причиненного вреда, степень вины правонарушителя, его имущественное положение и иные существенные обстоятельства. А в решении арбитры должны указать, какие именно причины явились основанием для снижения исполнительского сбора.

Кроме того, на семипроцентный размер взыскания несколько лет назад обратил внимание и Конституционный Суд (постановлениее от 30 июля 2001 года № 13-П). Внимательно изучив пункт 1 статьи 81 Закона об исполнительном производстве — как отдельно, так и во взаимосвязи со статьями 85 и 87, — судьи постановили следующее: установленный размер взыскания представляет собой лишь допустимый его максимум, верхнюю границу. А с учетом характера совершенного нарушения, размера причиненного вреда, степени вины и имущественного положения фирмы-нарушителя, а также других существенных обстоятельств взимаемая сумма может быть снижена судом. В противном случае несоизмеримо большой штраф может превратиться из меры воздействия в инструмент давления и чрезмерного ограничения экономической самостоятельности предприятия-нарушителя.

Сумма требуемого исполнительского сбора лишь усугубит и без того плачевное материальное положение предприятия.

Недоказанные — значит неуважительные

Итак, мнение высших судов на этот раз вроде бы было на стороне истца. Да вот беда — компания не смогла предоставить судьям ни одного доказательства того, что она до истечения установленного в первом постановлении срока делала все возможное, чтобы выполнить требования исполнительного документа. Не обнаружили арбитры и письменных подтверждений того, что руководство «БАКСа» обращалось к судебному приставу с заявлением о снижении размера исполнительского сбора, которое содержало бы документальное подтверждение уважительных причин невозможности исполнения требований.

Более того: доводы компании-заявителя относительно тяжелого материального положения в данном случае тоже не могли быть признаны судом из-за отсутствия доказательств. Впрочем, представитель фирмы-истца объяснил судьям, что подтверждением довода мог бы послужить бухгалтерский баланс организации, составленный в период образования задолженности и возбуждения исполнительного производства. Но документ в настоящее время находится в налоговой инспекции, и получить его оттуда предприятию непросто. Именно поэтому фирма и была намерена обратиться к суду с ходатайством об истребовании у налоговиков необходимого доказательства. Однако арбитры напомнили представителю «БАКСа», что предприятие само должно было представить данное доказательство в суд (ст. 65 АПК). Кроме того, отметили судьи, руководство фирмы снова не подтвердило, что им не удалось получить заветный документ самостоятельно (ч. 4 ст. 66 АПК). А представитель налоговой инспекции, участвующей в процессе в качестве третьего лица без самостоятельных требований, подтвердил, что подобных запросов от предприятия-должника не поступало, и, соответственно, отрицательных ответов на них не было.

В довершение всего присутствовавший на заседании пристав указал суду, что свою задолженность фирма не погасила до сих пор. Компания «БАКС» перечислила деньги в счет погашения только спустя четыре месяца после возбуждения исполнительного производства и более трех месяцев после истечения установленного для добровольного исполнения срока.

Исходя из всего вышеизложенного, судьи сделали простой вывод — уважительные причины нарушения сроков выполнения требований исполнительного документа отсутствуют. А поэтому и оснований для уменьшения размера исполнительного сбора попросту нет.

Самый гуманный суд в России

В настоящее время первенство России по принятию решений о снижении размера исполнительского сбора принадлежит арбитражному суду Чувашской Республики. Кроме уже указанных мотивов, по которым чувашские арбитры снижали исполнительский сбор, интересно обратить внимание на следующие формулировки из их судебных решений:

  • учитывая социальную значимость предприятия;
  • учитывая специфику предприятия;
  • из оборотных активов имеется только имущество, обремененное залогом.

Анна Будневич

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Виновен в возмещении Если сделка приносит не доход, а убыток, ничего хорошего в этом нет. Так считают и фирмы, и налоговые инспекторы, и, наверное, даже судьи. Но чем обернется такой результат делового партнерства при попытке возместить НДС? Здесь мнения предприятий, налоговиков и судей расходятся.
Подозрительная расточительность

Во исполнение международного контракта российская фирма-экспортер продала партнеру — словацкой фирме «ТОП ТРАДЕ» — партию пиломатериалов. После того как сделка завершилась, экспортер собрал заветный комплект документов: контракт, выписку из банка, таможенную декларацию с отметками таможни, копии товаросопроводительных документов — так называемые invoice — также с отметками таможни (п. 1 ст. 165 НК), и дополнил его налоговой инспекцией по НДС по экспортным операциям. В декларации экспортер указал выручку, облагаемую налогом по нулевой ставке, и предъявил к возмещению НДС, уплаченный при закупке товара для экспорта. Вдобавок, кроме документов, подтверждающих обоснованность применения нулевой ставки, фирма предоставила налоговикам еще и счета-фактуры, выставленные продавцом при приобретении экспортируемых пиломатериалов (п. 1 ст. 172 НК).

Однако всем известно, что требования о возмещении НДС действуют на налоговиков, как красная тряпка на быка. И после камеральной проверки чиновники, как и следовало ожидать, отказали продавцу в возмещении. Свое решение инспекторы объяснили тем, что внутрироссийская цена товара значительно выше, чем его фактическая экспортная стоимость. А это, по мнению инспекторов, свидетельствует о том, что данная сделка совершалась не с целью получения прибыли, а лишь для того, чтобы возместить НДС. Соответственно, подытожили чиновники, попытка возместить этот налог — незаконна, поскольку даже невооруженным глазом видно, что фирма-экспортер — недобросовестная. При этом тот факт, что российский поставщик фирмы-экспортера — компания «ГЕРОН» — исправно заплатила НДС со сделок по реализации пиломатериалов, инспекторов не заинтересовал.

Уж сколько раз твердили миру

Однако продавец-экспортер счел отказ абсолютно неправомерным. А поскольку общаться с налоговиками у него охоты уже не было — решил обратиться в арбитражный суд. В своем заявлении он потребовал признать «отказные» решение и заключение налоговиков недействительными.

Судьи Архангельского областного суда удовлетворили требования экспортера (решение от 21 мая 2007 г.). При этом арбитры указали, что экспортный НДС можно возместить при условии представления в инспекцию документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса. Это известный каждому бухгалтеру так называемый «пакет четырех»: оригиналы или копии внешнеторгового контракта, таможенной декларации, выписки банка, а также копии товаротранспортных накладных. Кроме того, фирма передала налоговикам отдельную декларацию по нулевой ставке НДС, а также необходимые счета-фактуры. Таким образом, подчеркнули арбитры, все требуемые законом документы экспортер предоставил, и к их оформлению и содержанию у налоговиков претензий не было. Обратите внимание — чиновники были вправе отказать предприятию в вычете лишь в том случае, если предоставленные документы либо не соответствуют закону, либо не предоставлены вовсе. А остальные причины отказа чаще всего являются лишь фантазией налоговиков.

Использование заемных средств в целях экономической деятельности не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Объяснимый убыток

Но, как видно, на аргумент об убыточности сделки налоговики возлагали особые надежды. Однако экспортер объяснил суду, что совершение убыточной внешнеторговой сделки обусловлено обстоятельствами, сложившимися в то время на рынке пиломатериалов. Дело в том, что с иностранным покупателем — компанией «ТОП ТРАДЕ» — он уже имел длительные деловые отношения и был крайне заинтересован в их сохранении. Однако в связи с падением курса доллара США, являющегося валютой их контракта, повышением цен на пиломатериалы и сильными морозами на рынке возник дефицит.

Но это не освобождало экспортера от его договорных обязанностей перед иностранным покупателем. Поэтому он и выбрал российского поставщика, фирму «ГЕРОН» — ведь именно эта компания предлагала товар надлежащего качества по самой низкой цене.

В заключение продавец отметил следующее: если бы ему пришлось возмещать ущерб за неисполнения договорных обязательств, или если бы он лишился постоянного делового партнера, то его потери значительно превысили бы убыток, полученный от спорной поставки.

После этих разъяснений суд, изучив представленные экспортером документы, решил, что никакого злого умысла, например, «совершения сделок без намерений получить экономическую выгоду и исключительно с целью возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета», в действиях истца не было (постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 сентября 2007 г. по делу № А05-3224/2007).

Товарищ по несчастью

В схожей ситуации оказалась и компания «Боско», также поставляющая за границу пиломатериалы. Когда фирма подала документы на возмещение НДС, налоговикам сразу же показалось подозрительным то, что компания-экспортер существует совсем недавно.

Но главная причина отказа в возмещении НДС была в другом. По мнению инспекции, сделки были совершены с участием взаимозависимых лиц, т.к. директор компании «Боско» входил в правление пермского филиала иностранной фирмы-покупателя. И поэтому, не сомневались налоговики, цена при реализации товаров на экспорт оказалась намного ниже, чем стоимость пиломатериалов при внутрироссийской закупке. Кроме того, «Боско» оплатила закупленные для экспорта товары за счет средств, взятых в беспроцентный заем у своего же иностранного покупателя и у директора, как у физического лица. Поэтому о возмещении НДС в данном случае не может быть и речи.

Но фирму «Боско» такой расклад событий не устроил, и ее руководство решило обратиться в суд с заявлением о признании недействительным указанных заключения и решения инспекции.

Мнения разделились

Судьи первой инстанции поддержали требования фирмы, т.к., по их мнению, факты недобросовестности налогоплательщика налоговым органом не доказаны, а вот представители общества подтвердили свое право на применение нулевой налоговой ставки документально (решение Арбитражного суда Пермской области от 31 августа 2005 г.).

Однако апелляция решила, что правы налоговики. Судьи указали, что участниками рассматриваемой внешнеторговой сделки являются взаимозависимые лица. Это в свою очередь повлекло за собой заведомо убыточные для общества условия данной сделки и отсутствие реальной оплаты по ней (постановление от 20 октября 2005 г. по делу № А50-20003/2005-А1).

Но окружные арбитры, к которым представители фирмы «Боско» обратились с кассационной жалобой, решили, что правильное решение приняли их коллеги из первой инстанции (постановление ФАС Уральского округа от 30 января 2006 г. по делу № А50-20003/2005-А1). Судьи пояснили инспекторам, что занижение экспортных цен и убыточность сделки сами по себе не могут влиять на право экспортера применить нулевую ставку, если предприятие представило в инспекцию все документы, предусмотренные статьей 165 Налогового кодекса, а также документы, подтверждающие факт уплаты налога на добавленную стоимость.

Кто виноват?

Сделку могут «превратить» в убыточную сами налоговики. Ведь если они неправильно рассчитают доход продавца при закупке экспортируемых товаров, завысив его, то внешнеэкономическая сделка автоматически «станет» невыгодной предприятию.

Убыток — не повод для отказа

Налоговики все же были намерены довести дело до конца — причем до победного. Поэтому чиновники обратились в Высший Арбитражный суд с заявлением о пересмотре решений первой и кассационной инстанций. Но высшие арбитры решили, что обжалуемые решения вполне правомерны. Ведь одним из условий применения нулевой ставки НДС является предоставление в инспекцию внешнеэкономического контракта, таможенной декларации, товарно-транспортных документов и банковской выписки (т.е. документов, перечисленных в п. 1 ст. 165 НК). Это требование фирма «Боско» исполнила безоговорочно.

А сами по себе такие обстоятельства, как создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, взаимозависимость участников сделок, использование заемных средств в целях экономической деятельности, не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Вдобавок инспекция не представила никаких доказательств того, что это повлекло неисполнение фирмой «Боско» каких-либо налоговых обязанностей (постановление Президиума ВАС от 24 октября 2006 г. № 5801/06).

Налоговики могут отказать предприятию в вычете лишь в том случае, если документы, служащие подтверждением сделки, либо не соответствуют закону, либо не предоставлены вовсе.

НДС — не считается

А фирме под названием «Статус-Экспорт» самой пришлось обращаться к высшим арбитрам, чтобы получить положенный ей вычет. Ведь арбитры первой и кассационной инстанции сразу приняли сторону налоговиков. Судьи, также как и инспекторы, сочли, что единственной целью явно убыточной сделки было незаконное возмещение НДС (решение суда г. Москвы от 10 февраля 2005 г. и постановление ФАС Московского округа от 20 июля 2005 г. соответственно). Их выводы были основаны на расчете прибыли исходя из общего размера суммы, уплаченной за товар при приобретении у российского поставщика, вне зависимости от того, из каких составляющих (собственно цена плюс налог на добавленную стоимость) складывается эта сумма. Поскольку, как сочли арбитры, предполагаемая выгода от сделки по перепродаже товаров отсутствовала, то и оснований для признания заявителя добросовестным налогоплательщиком нет.

На защиту предприятия встали лишь апелляционные арбитры. Они рассудили, что отсутствие экономической выгоды от сделок при перепродаже товаров на экспорт не может служить основанием для отказа в возмещении, а иных доказательств, свидетельствующих о недобросовестности общества, налоговым органом не представлено (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 апреля 2005 г.).

К счастью для «Статус-Экспорт», высшие арбитры придерживались того же мнения, что и их коллеги из апелляции. Они напомнили инспекторам, что при реализации товаров продавец обязан приплюсовать к их цене сумму налога на добавленную стоимость (ст. 168 НК). Далее они указали, что доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить (ст. 41 НК). Затем служители Фемиды отметили, что прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных предприятием расходов (п. 1. ст. 247 НК). Но при определении доходов из них исключаются суммы налогов, предъявленные в соответствии с настоящим кодексом налогоплательщиком покупателю товаров (п. 1 ст. 248 НК).

Между тем стоимость товарно-материальных ценностей, включаемых в расходы, исчисляется исходя из цены их приобретения (опять же — без учета сумм налогов, подлежащих вычету либо включаемых в расходы) (п. 2 ст. 254 НК). Далее, при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются расходы в виде сумм налогов, предъявленных налогоплательщиком покупателю товаров (п. 19 ст. 270 НК). А при исчислении прибыли налог на добавленную стоимость, уплаченный поставщику, не должен учитываться и включаться в состав доходов или расходов (гл. 25 НК).

Таким образом, постановили высшие арбитры, факт реализации товара на экспорт по стоимости ниже цены приобретения товара у российского поставщика, включающей налог на добавленную стоимость, не может свидетельствовать о недобросовестности предприятия-экспортера. Кроме того, этот факт не означает отсутствия экономической выгоды и хозяйственного результата от заключенных сделок, поскольку при расчете прибыли в стоимость приобретенного у российского поставщика товара не подлежит включению налог на добавленную стоимость, уплаченный экспортером своему поставщику (постановление Президиума Высшего Арбитражного суда от 28 февраля 2006 г. № 13234/05).

Простые вещи

Убыточность сделки очень часто можно объяснить вполне понятными причинами: например, колебаниями валютных курсов, конъюнктурой рынка или даже желанием удержать выгодных партнеров или привлечь новых. И хотя налоговики относятся к таким доводам с подозрением, судьям, чаще всего, они приходятся по душе.

Анна Будневич

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное