Баланс корпоративных интересов: проблемы и решения

Баланс корпоративных интересов: проблемы и решения

02.04.2008

Сделки по слияниям и поглощениям, принудительный выкуп акций в ОАО, залог акций и обращение взыскания — отрегулированность этих важных процедур оставляет желать лучшего. Так же, впрочем, как и само корпоративное законодательство. О способах «лавирования» между тут и там встречающимися подводными камнями шла речь на юридическом форуме, организованном газетой The Moscow Times.

Реформа «белого пятна»

Рассказ о законодательных предложениях по части реформирования отечественного корпоративного законодательства руководитель экспертной группы юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Евгений Данилов начал со своеобразного лингвистического экскурса. Дело в том, что до сих пор ни в одном действующем российском законе не раскрыто понятие «корпорация» или «корпоративный», так что, положа руку на сердце, пока приходится говорить об изменениях в законодательстве о юрлицах. Сделав такое лирическое отступление, докладчик перешел к обзору законодательных новинок, прелесть которых «пользователи» смогут оценить в обозримой перспективе. Насколько такая перспектива близка — большой вопрос. Ведь пока даже флагман целой эскадры такого рода документов — законопроект «О совершенствовании механизмов разрешения корпоративных конфликтов)» — не продвинулся дальше первого чтения. Нормы данного документа, получившего в народе название «антирейдерского», призваны устранить пробелы в законодательстве, создающие благоприятные условия для недружественных поглощений предприятий. Согласно этому документу рассматривать корпоративные споры планируется только в арбитражном суде по месту регистрации юрлица. Кроме того, проекте устанавливает, что, если миноритарный акционер требует заблокировать то или иное решение руководства компании и если этот иск может нести негативные имущественные последствия для юридического лица, ему придется предоставить обеспечение, соразмерное с убытками, которое может понести компания в результате иска. Предусмотрена и отсутствующая ныне в законодательстве норма об обязательном оперативном извещении организации, по поводу которой возник корпоративный спор.

Между первым и вторым чтениями «завис» и судьбоносный законопроект «О совершенствовании правового статуса ООО». Один из его краеугольных камней — положение о том, что учредительным документом ООО служит только устав (с размером уставного капитала, но без списка участников, размера и номинальной стоимости их долей). Вторая глобальная новация — выход из состава ООО будет возможен лишь в том случае, если это предусмотрено уставом.

В стадии разработки находится пакет поправок в ГК, в закон «Об АО» по регулированию акционерных соглашений, и документ под названием «О реорганизации коммерческих организаций». Обсуждаются также поправки, касающиеся вопросов регистрации, ликвидации и банкротства компаний, регулирования в АО аффилированных лиц, крупных сделок и сделок с заинтересованностью и т. д.

Тоска по «аглицкому праву»

Следующий докладчик — Антон Рогоза, руководитель корпоративной практики той же компании, рассказал о такой любопытной тенденции российских участников сделок по слияниям и поглощениям, как искусственный ввод в эту процедуру так называемого «иностранного элемента». Производится это посредством различных хитрых манипуляций, заключающихся, по словам докладчика, в «поднимании акционеров на офшорный уровень». Цель подобных хитростей — подчинить сделку, сторонами которой являются отечественные компании, иностранному праву и вывести договоры по купле-продаже акций из-под юрисдикции российских арбитражных судов. Первая причина, которой руководствуются сторонники таких маневров, заключается в некомпетентности (а зачастую и в предвзятости) наших служителей Фемиды в данной сфере. Вторая — в общей негибкости нашего законодательства, не позволяющего отразить в договоре многие принципиально важные для участников сделки моменты. Сложился даже костяк юристов, категорически не рекомендующих своим клиентам заключать сделки по купле-продаже акций под эгидой российского законодательства вообще. Дескать, себе дороже. Сам г-н Рогоза относится к такой тенденции достаточно настороженно. С одной стороны, Гражданский кодекс позволяет «подписантам» договора выбрать любое право. И желание бизнесменов разрешать спорные моменты в качественном коммерческом лондонском или стокгольмском арбитраже с хорошей репутацией вполне понятно. Но исполнять решение зарубежных коллег в любом случае придется российским судьям. И пресловутая «некомпетентность» будет тут как тут.

Что касается «негибкости» законодательства, то она, по словам Рогозы, действительно имеет место быть: отсутствие гарантий продавца в отношении активов и обязательств компании, неузаконенность дополнительных акционерных соглашений (скажем, участники договариваются не продавать акции до определенного момента, отрегулировать порядок голосования на собраниях и т. д.). Но можно попытаться адаптировать эти позиции под существующие у нас нормы: закрепить в договоре односторонний отказ от сделки в том случае, если продавец бизнеса вместе с товаром «впарил» покупателю налоговые долги или другие проблемы, прописать поэтапный график платежей (то есть, если на одном из этапов открывается подвох, то цена уменьшается). Теоретически такие механизмы с помощью нашего законодательства запустить можно, однако пугает отсутствие арбитражной практики, подтверждающей правомерность таких инициатив. Что касается исковых акционерных соглашений, в настоящее время заключаемых на свой страх и риск, то все идет к тому, что скоро они будут легализованы. В общем, считает докладчик, в целом российское право ничем не хуже английского и многие его механизмы можно использовать вполне эффективно.

Добровольная принудиловка

Юрист «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Анастасия Лукьянова остановилась на вопросах принудительного выкупа акций у миноритарных держателей. Тема это сравнительно новая, четкая правоприменительная практика по ней отсутствует, поэтому возможностей для неправильных шагов — пруд пруди. С 1 июля 2006 года вступила в силу глава XI.I Федерального закона «Об акционерных обществах», которая установила новые правила приобретения крупного пакета акций в АО. Принимая ее, законодатели пытались установить баланс интересов мажоритарных и миноритарных акционеров (крупных и мелких инвесторов), ориентируясь на практику зарубежных правовых систем. Таким образом, в законе появилась норма, согласно которой держатель, владеющий по состоянию на 1 июля 2006 г. более чем 95 процентами голосующих акций, не только вправе потребовать у остальных акционеров продать ему свои бумаги (сделать это он может до 1 августа 2008 года), но и обязан их выкупить по требованию владельцев.

Принятие данной нормы спровоцировало множество споров в связи с определением «справедливой» цены приобретаемых акций. Оценщики терялись в догадках, как определять рыночную стоимость одной акции, если в составе пакета ее стоимость возрастает. Кроме того, отсутствие реестра саморегулируемых организаций не позволяло узаконить оценку и ее мог оспорить любой желающий. Сейчас ситуация немного стабилизировалась.

Лектор добавила, что новая редакции закона «Об АО» предоставляет право выкупа недостающих акций лицу, которое владеет менее чем 95 процентами акций при соблюдении определенных условий.

Далее г-жа Лукьянова напомнила, что цена выкупаемых ценных бумаг должна быть не ниже: рыночной стоимости, определенной независимым оценщиком и подтвержденной саморегулируемой организацией при проведении экспертизы такого учета; средневзвешенной цены, определенной по результатам торгов организаторов торговли на рынке ценных бумаг за шесть месяцев, предшествующих дате направления требования о выкупе; наибольшей цены, по которой ценные бумаги приобретались лицом. После того, как разобрались с ценой, можно засылать в Федеральную службу по финансовым рынкам требование о выкупе и в течение 15 дней ожидать от специалистов ФСФР возможных корректировок. Если их не последовало, этот же документ высылается потенциальным продавцам. Оплата покупки производится только денежными средствами по банковским реквизитам или по адресу, указанному в заявлениях их прежних владельцев. При неполучении реквизитов денежные средства вносятся в депозит нотариуса по месту нахождения общества, чьи акции выкупаются.

В течение трех дней после представления документов, подтверждающих оплату, производятся операции в реестре акционеров. Владелец акций, не согласившийся с ценой выкупаемых бумаг, вправе в течение шести месяцев с момента, когда он узнал об их списании, обратиться в суд с иском о возмещении убытков.

Под залог

И, наконец, четвертый докладчик от «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», старший юрист компании Екатерина Дедова разложила по полочкам процедуру залога акций. Начинается она с составления соответствующего договора. Его существенными условиями являются: предмет залога и его оценка; существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом; указание на то, у какой из сторон находятся заложенные акции. Цена акций, как правило, определяется по согласованию сторон, но можно пригласить и независимого оценщика. Если залогодатель является физическим лицом, то противоположной стороне залоговых взаимоотношений нелишне заручиться нотариально заверенным согласием его супруга или супруги.

После оформления договора в обязательном порядке оформляется залоговое распоряжение, на основании которого регистратор вносит запись об обременении ценных бумаг. Право залога возникает с момента его фиксации в реестре акционеров. При этом лектор отметила, что лично она, во избежании различных «накладок», рекомендует подписывать залоговое распоряжение одновременно с договором.

Для прекращения договора залогодатель должен уведомить регистратора об исполнении основного обязательства, после чего залогодержатель должен подписать распоряжение о прекращении залога. При уклонении последнего от этой почетной обязанности собственник акций может обратиться в суд с иском о снятии обременения и об обязании внести в реестр акционеров соответствующую запись. Чтобы разбирательство прошло в бодром темпе, залогодателю лучше подстраховаться заранее, а именно: немедленно после исполнения основного обязательства направить соответствующее уведомление не только залогодателю, но и регистратору, с приложением подтверждающего документа и требованием внести запись по снятию. Самое главное, должен быть указан срок, в который регистратор должен это осуществить. Иначе суд не сможет доказать, с какого момента обязательство залогодержателя является просроченным.

Что касается обращения взыскания на заложенные акции, то в этой сфере докладчик отметила несколько проблемных моментов. Организатором торгов по продаже заложенных акций может выступать либо залогодатель, либо специализированная организация. Однако случается, что залогодержатель организовывает их от своего имени. В этом случае (при отсутствии в договоре прямого указания на подобные правомочия) торг может быть признан недействительным, поскольку обращение взыскания не включает права на реализацию. На деле же подобные действия залогодержателя частенько признаются вполне легитимными.

В. Хвориков, корреспондент «Федерального агентства финансовой информации»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное