Подписать и уничтожить

Подписать и уничтожить

14.03.2008

Как утверждает народная мудрость, «ломать — не строить». Это философское изречение в полной мере можно отнести и к заключению договоров, которые иногда можно «сломать» в буквальном смысле одним росчерком пера...

Смерть документа

Для любого договора существует такой смертельный диагноз как недействительность. Если это роковое слово прозвучало из уст судьи, значит, договор — не жилец. Контракт безоговорочно уйдет в небытие, если сделка будет признана ничтожной, т.е. совершенной и исполненной с грубым нарушением законодательства. Это возможно, например, в том случае, когда не соблюдены требования, предъявляемые законом к форме договора (ст. 160, 162 и 168 ГК). В этой связи необходимо уяснить, что же нужно сделать партнерам, чтобы письменная форма считалась соблюденной, а договор — действительным. «Прежде всего соглашение — это документ, выражающий содержание заключаемой сделки, — поясняет московский адвокат Сергей Цветов. — Далее, составленный и согласованный договор должен быть подписан руководителями компаний-партнеров или же другими сотрудниками, имеющими право подписывать такого рода документы (ст. 160 ГК ). Обратите внимание, что подпись может быть не только «ручная». В договоре или законе может быть прописана и возможность использования ее так называемых аналогов. В этом случае вполне допустимо ее факсимильное воспроизведение, а также использование электронно-цифровой подписи».

Итак, с методами замены собственноручной подписи, которые не делают договор ничтожным, все понятно. Но ведь можно умудриться подписать контракт таким способом, что после этого соглашения практически не останется шансов на выживание. Именно так поступили герои нашей следующей истории.

Все по правилам

После очередного судебного заседания крупное предприятие «Машиностроительное объединение» было признано банкротом. В его отношении было введено конкурсное производство. А через некоторое время в бюро регистрации прав на недвижимость появился интересный документ — договор купли-продажи нескольких жилых помещений, продавцом которых являлось недавно обанкротившееся предприятие.

Впрочем, ни покупателя — компанию «ЭнергоДорСтрой» — ни самих регистраторов этот факт не смутил. Договор оформлен по всем правилам, все подписи на месте — какие могут быть претензии? А после того как все формальности по регистрации контракта были выполнены, новый собственник решил продать приобретенные помещения трем другим организациям.

Однако через некоторое время конкурсный управляющий решил повернуть время вспять. А именно — признать договор купли-продажи недвижимости недействительным и даже ничтожным. Для этого он решил обратиться в суд с иском к покупателю — фирме «ЭнергоДорСтрой» — и нанял квалифицированного адвоката.

В своем иске представитель машиностроительного предприятия указал, что зарегистрированный договор купли-продажи откровенно противоречит законодательству. Например, соглашение было подписано совсем не генеральным директором компании — а, вернее, оно вообще никем не было подписано! Тем самым фактически были нарушены ст. 154, 160 и 550 ГК. А на государственную регистрацию был представлен попросту сфальсифицированный документ. Кроме того, адвокат указал на то, что передача и оплата помещений, указанных в соглашении, фактически вообще не были произведены.

Незаконченный контракт

Судья сразу же назначил почерковедческую экспертизу подписей на оспариваемом договоре. Ее результаты были однозначными — последний был действительно сфальсифицирован. Точнее говоря, он был аккуратно составлен из двух абсолютно разных документов: первые два листа соглашения были «родными», а вот третий, на котором красовалась подпись директора, был взят из какого-то другого договора. Об этом говорили многочисленные неточности и расхождения в тексте, изложенном на первых двух листах и на третьей, «подставной» странице.

На основании заключения эксперта служители Фемиды определили, что оспариваемый договор вообще не содержит подписей сторон. Другими словами, налицо грубое нарушение законодательных требований к письменной форме соглашения, неминуемо влекущее ничтожность всего договора. Поэтому судьи без вопросов удовлетворили требование истца (решения от 4 мая 2007 года).

Фирма «ЭнергоДорСтрой» сочла решение, принятое судьей, незаконными, и попыталась его оспорить. Но апелляционные арбитры проявили солидарность с коллегами из первой инстанции, решив, что контракт «без конца» — однозначно ничтожен. Кроме того, судьи обратили внимание фирмы-заявителя на то, что помещения, явившиеся предметом оспариваемого договора, действительно до сих пор не оплачены и фактически не переданы, если судить по представленным документам.

Ничтожный договор не следует путать с незаключенным, особенно при формулировке исковых требований.

Но компания не сдавалась. Ее представитель попытался обратить внимание судей на то, что срок, установленный законом для признания сделки недействительной или ничтожной, уже истек. Но и тут его ждала неудача. Ведь в данном случае время должно отсчитываться с даты, когда стороны приступили к исполнению ничтожной сделки (ст. 181 и 200 ГК, п. 32 постановления Пленума Высшего арбитражного суда от 1 июля 1996 г. № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). А поскольку было доказано, что никакого исполнения еще и не начиналось, то говорить об истечении срока бессмысленно (решение от 16 июля 2007 года).

После очередного поражения фирме ничего не оставалось, как попытать счастье в кассации. Однако окружные арбитры поддержали принятые ранее решения — по их мнению, спорный контракт действительно противоречит закону, а поэтому является ничтожной сделкой (ст. 168 ГК) (постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 октября 2007 г. по делу № А56-19369/2006).

Соглашение, которого нет

Кроме ничтожных договоров, существует еще один вид соглашений-«пустышек». Это так называемые несостоявшиеся, или незаключенные контракты, которые возникают просто из-за того, что стороны не соблюдали условия, необходимые для заключения сделки вообще. Например, это возможно, если отсутствует соглашение о ее существенных условиях.

К сожалению, фирмы, обращаясь в суд, иногда неточно формулируют свои требования, что оборачивается отказом в иске. Например, довольно часто вместо того, чтоб потребовать признать контракт ничтожным, представители компании настаивают на том, что он был просто не заключен. С одной стороны, их можно понять: ведь если сделка не состоялась, то и оснований для применения последствий, установленных законом для недействительных сделок, нет. В этом случае должны применяться так называемые общие нормы. Скажем, если покупатель перечислил продавцу деньги, то при признании незаключенным договора, на основании которого был выполнен данный платеж, покупатель будет вправе воспользоваться нормой о незаконном удержании денежных средств (ст. 15 и 393 ГК). Следствием этого становятся компенсации или же правила о неосновательном обогащении (ст. 1102 ГК). А если контракт признают недействительным и ничтожным, то бывшие партнеры могут рассчитывать только на реституцию — возвращение полученного по сделке в первоначальное состояние. Однако все здравомыслящие представители компаний должны нещадно разбить подобные размышления о пословицу «Лучше синица в руках, чем журавль в небе». И реально просчитать, является ли волнующий их контракт незаключенным или же он только ничтожен, поскольку при его заключении был нарушен закон.

Возможны аналоги

Составленный и согласованный договор должен быть подписан руководителями компаний-партнеров, или же другими сотрудниками, имеющими право подписывать такого рода документы. Обратите внимание, что подпись может быть не только «ручная». В договоре или законе может быть прописана и возможность использования ее так называемых аналогов. В этом случае вполне допустимо ее факсимильное воспроизведение, а также использование электронно-цифровой подписи.

Анна Будневич

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное