Исключительные условия

Исключительные условия

13.03.2008

Если закон не дает четкого ответа на вопрос о том, какие доводы и в каких ситуациях судьи сочтут убедительными для исключения тормозящего работу компании горе-участника, то можно обратиться прямо к первоисточнику. А именно — к арбитрам, которым и предстоит оценить справедливость аргументации «по своему внутреннему убеждению».

Как быть?

Если участник общества с ограниченной ответственностью не хочет покидать фирму по доброй воле, остальным учредителям ничего не остается, как требовать его исключения в судебном порядке (ст. 10 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закона № 14). Мотивируя в исковом заявлении свою просьбу, необходимо делать акцент на том, что участник грубо нарушает свои обязанности, а это, в свою очередь, делает невозможным или существенно затрудняет деятельность всей компании. Далее следует подробно расписать, какие именно нарушения заставили бывших компаньонов задуматься об исключении участника, и каким образом они помешали фирме функционировать.

На первый взгляд, вроде бы все несложно. Но суть проблемы заключается в следующем: то, насколько часто и грубо горе-учредитель нарушал свои обязанности, и сколь фатальными были для фирмы последствия этих нарушений, и достоверно ли доказаны эти обстоятельства, будет оценивать судья. Обратите внимание — основные обязанности участника общества перечислены в статье 9 Закона № 14, а дополнительные могут содержаться в учредительных и внутренних документах. Другое основание — «препятствие нормальной деятельности общества» — также носит достаточно общий характер. Но тут на помощь пришли судьи Высшего арбитражного суда. Они помогли установить критерии, в соответствии с которыми можно считать, что действия (или бездействие) участника парализуют деятельность общества или же существенно ее затрудняют. Это систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании, которое лишает общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех участников (подп. «б» п. 17 постановления Пленума ВАС от 9 декабря 1999 г. № 14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Пропал, не сказавши адреса

Когда для фирмы «Арго» настали тяжелые времена, двое из троих ее участников решили увеличить уставной капитал. Для этого они решили созвать внеочередное собрание с повесткой дня «О финансово-экономическом состоянии Общества и мерах по выводу Общества из кризисного состояния путем увеличения размера уставного капитала за счет дополнительных вкладов участников Общества и (или) третьих лиц». Памятуя о том, что решать подобные вопросы можно только единогласно, учредители сразу же известили о дате и времени проведения собрания третьего участника. А поскольку на планируемом внеочередном собрании будут решаться вопросы, требующие единогласного решения всех учредителей, присутствовать на нем просто необходимо.

Однако в условленное время учредитель не появился. Взамен компаньонам пришлось довольствоваться уведомлениями с отметкой о неполучении «ввиду непроживания адресата».

Тогда соучредители «отодвинули» решение вопросов на два месяца, вновь направив участнику по всем имеющимся его адресам извещение о времени и месте проведения собрания, а также о предполагаемой повестке дня. При этом в извещении содержалось разъяснение, что, если меры по финансовому оздоровлению компании не будут приняты в самом ближайшем будущем, это вполне может обернуться ликвидацией фирмы. Но на второе собрание участник тоже не явился.

За вторым извещение последовало третье. В нем также как и в двух предыдущих было напрямую заявлено о невозможности в его отсутствие принять решение об увеличении уставного капитала, поскольку данные вопросы требуют единоличного согласия всех участников. Но в ответ приходили все те же уведомления с отметкой о неполучении.

После третьей неудачной попытки вызвать участника на обсуждение судьбоносных для компании вопросов один из учредителей решил поставить вопрос ребром. И через некоторое время обратился в Арбитражный суд Мурманской области с иском об исключении неизвестно где находящегося компаньона из состава участников ООО «Арго».

Если один и тот же человек одновременно является и учредителем фирмы, и ее директором, то его промахи как руководителя не могут служить основанием для исключения его из рядов участников.

Плохо искали!

В суде истец указал, что участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет (ст. 10 Закона № 14). А поскольку под бездействием участника понимается как раз систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании учредителей, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников подп. «б» п. 17 постановления Пленума ВАС от 9 декабря 1999 года № 14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», то вина пропавшего компаньона налицо. Далее учредитель пояснил, что столь необходимое сейчас решение об увеличении уставного капитала может быть принято только единогласно. А из-за систематического отсутствия третьего участника ставить данный вопрос на голосование бессмысленно. Между тем, подчеркнул истец, уклонение участника от решения вопроса о принятии мер по выходу общества из кризисного состояния влечет невозможность принятия мер по финансовому оздоровлению компании и может даже повлечь ее ликвидацию (подп. 3 и 5 ст. 20 Закона № 14).

Однако судьи решили, что оснований для исключения ответчика из числа участников общества нет. Служители Фемиды указали на то, что истцы отчасти сами виноваты в отсутствии ответчика на собраниях. Ведь, получив обратно уведомления, они не только не попытались еще раз разыскать участника, но и не обратились к его представителю, у которого на период проведения собраний была нотариально удостоверенная доверенность с правом голосования и получения необходимых документов (решение от 16 апреля 2007 г. по делу № А42-7638/2006).

У последней черты
Тяжелое финансово-экономическое состояние компании, ее убыточность, и наличие кредиторской задолженности — все эти обстоятельства могут потребовать скорейшего проведения общего собрания и принятия решения об увеличении его уставного капитала. Однако оно принимается всеми участниками общества только единогласно. Следовательно, принять меры по выводу компании из кризиса во избежание его ликвидации окажется невозможным из-за отсутствия учредителя-ответчика.
Промедление смерти подобно

Но истец счел такие выводы неправильными и решил обжаловать это решение в апелляции. В жалобе он еще раз объяснил, что учредитель-ответчик грубо нарушает свои обязанности и своим бездействием существенно затрудняет работу их компании. Кроме того, как выяснилось, он даже не известил фирму об изменении своего места жительства, а доверенность, на которую ссылался ответчик, закончилась за два месяца до предполагаемой даты первого собрания.

В подтверждение доводов о том, что ответчик был извещен о проведении общих собраний, участник-истец предоставил суду почтовые квитанции и уведомления о получении заказных писем. Однако, продолжал учредитель, ни на одно собрание тот так и не явился, что подтверждается записями в соответствующих протоколах собраний.

Между тем тяжелое финансово-экономическое состояние фирмы, ее убыточность и наличие кредиторской задолженности подтверждены расчетом стоимости чистых активов. Общее собрание участников может принять решение об увеличении его уставного капитала (п. 2 ст. 19 Закона № 14 и п. 15.3. Устава фирмы «Арго»). Но такое решение принимается всеми участниками общества только единогласно. Следовательно, принять меры по выводу компании из кризиса во избежание его ликвидации не представляется возможным из-за отсутствия учредителя-ответчика.

Далее истец еще раз напомнил, что ответчик в настоящее время не проживает по месту своей регистрации, а о новом месте жительства обществу ничего не известно. Поэтому куда еще можно было бы направить извещения о проведении общего собрания, предположить затруднительно. То же самое касается и места нахождения доверенного лица ответчика — по данным паспортно-визовой службы он уже несколько лет как снят с регистрационного учета без указания конкретного адреса.

На этот раз судьи сочли доводы истца вполне убедительными. По их словам, аргумент о том, что неявка на собрания сама по себе еще ни о чем не говорит, в данном случае является ошибочной. Наоборот, судьи подчеркнули, что в данном случае учредитель не принял участия в трех очень важных собраниях, где решались вопросы, во-первых, критичные по отношению к дальнейшей деятельности общества, а во-вторых, требующие единогласного решения. Соответственно, по его «милости» принять решения было просто невозможно. А такое поведение вместе с пропуском срока продления доверенности и неизвестном месте нахождения как учредителя, так и его доверенного лица, свидетельствуют об утрате интереса ответчика к своему участию в деятельности фирмы. К тому же, отметили судьи, нигде в законе не указано, что общество само обязано разыскивать своих же участников или хотя бы их доверенных лиц. Таким образом, апелляционные судьи постановили, что прежнее решение должно быть отменено, а нерадивый участник — исключен из состава учредителей «Арго» (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 июля 2007 г. по делу № А42-7638/2006).

Только при необходимости

Итак, в рассмотренной ситуации арбитры сочли систематическое отсутствие участника на собраниях, где должны были разрешаться вопросы, требующие единогласного решения, «губительным» для интересов общества поступком. Но здесь было своего рода чрезвычайное обстоятельство — кризисное состояние бизнеса. Поэтому быстрое принятие решений фирме «Арго» было необходимо, как воздух.

Нигде в законе не указано, что общество обязано разыскивать своих участников или хотя бы их доверенных лиц для того, чтобы вызывать их на общее собрание.

А вот если дела фирмы идут в гору, то убедить судей в необходимости проведения собраний с единогласным решением будет труднее. Дело в том, что в этом случае арбитры обязательно спросят — а почему без проведения этих собраний деятельность фирмы будет существенно затруднена или невозможна? Чем именно истец может доказать наступление негативных для общества последствий, если решения, требующие единогласного одобрения, не будут приняты? И, как правило, если у компании относительно стабильное состояние, арбитры отказывают в иске (см., например, постановление ФАС Московского округа от 11 января 2007 г. по делу № КГ-А40/11667-06).

Кроме того, если требование об исключении учредителя строится главным образом на том, что последний систематически не появлялся на общих собраниях, нужно точно выяснить, не было ли у него уважительной причины — больничных, командировок и пр. А может случиться и так — участник игнорировал общие собрания потому, что был не согласен с одним из прошлых решений учредителей. При этом он письменно честно выразил свое несогласие в соответствующем протоколе, и в данный момент оспаривает данное решение в суде. При наличии таких аргументов судьи вряд ли признают отсутствие участника безосновательным (постановление ФАС Московского округа от 11 января 2007 г. по делу № КГ-А40/11667-06).

Уважительная причина

Если требование об исключении учредителя строится главным образом на том, что последний систематически не появлялся на общее собрание, нужно точно выяснить, не было ли у него уважительной причины — больничных, командировок, а также не оспаривал ли он в суде прошлые решения.

Директор — ни при чем

И в заключении отметим еще одну очень распространенную ошибку при сборе доказательств о нарушениях участником своих обязанностей. Если один и тот же человек одновременно является и учредителем фирмы, и ее директором, то его промахи и злоупотребления полномочиями как руководителя не могут служить основанием для исключения его из рядов участников. Эти два статуса — абсолютно разные (постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 15 июля 2003 г. по делу № Ф04/3247-748/А46-2003).

В другом своем постановлении федеральные арбитры Северо-Западного округа снова подчеркнули, что при осуществлении участником функций единоличного исполнительного органа его правовой статус участника общества не меняется. Никаких дополнительных прав и обязанностей такой компаньон не приобретает. Поэтому судьи вполне могут отказать истцам в удовлетворении требования об исключении такого учредителя. При этом они, скорее всего, отклонят доводы о совершении ответчиком руководящих действий, существенно затрудняющих деятельность общества. Помните: такие аргументы должны быть основаны на оценке его в качестве одного их учредителей, а не руководителя фирмы (постановление ФАС Северо-Западного округа по делу № А05-8529/04-17 от 6 апреля 2005 г).

Анна Будневич

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное