ВАС об интеллектуальной собственности

ВАС об интеллектуальной собственности

28.01.2008

Часть IV Гражданского кодекса, призванная охранять результаты умственного труда, действует лишь с 1 января 2008 года. Однако описываемые в ней проблемы родились не сейчас. Тому, как следует трактовать правоотношения, возникшие в этой области в предыдущие годы, посвящено вышедшее недавно письмо Президиума ВАС.

Новое или хорошо забытое старое?

В соответствии с законодательством федеральные арбитражные судьи при вынесении вердиктов могут принимать во внимание подходы к рассмотрению сложившейся судебной практики, выработанные Президиумом ВАС (п. 16 Закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах»). На сей раз в поле зрения высших судей оказались вопросы, связанные с применением законодательства об интеллектуальной собственности, в результате чего вниманию служителей Фемиды было представлено информационное письмо Президиума ВАС от 13 декабря 2007 г. № 122.

Столь пристальное внимание ВАС к проблематике интеллектуальной собственности не случайно. Дело в том, что часть IV Гражданского кодекса, регулирующая отношения, связанные результатами умственного труда, распространяет свое действие лишь на те права и обязанности, которые возникли после 1 января 2008 года (ст. 5 Закона от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ). Что же касается отношений, «завязавшихся» до начала этого года, то, по мнению Президиума ВАС, их следует оценивать исходя из норм, действовавших на момент их возникновения. Разумеется, если приведенные рекомендации не противоречат новому законодательству.

Итак, посмотрим, на что обратили внимание служители Фемиды «высшего» ранга. В обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, попали авторское и смежные с ним права, патентное право, а также право на товарный знак и фирменное наименование.

Авторское и смежные с ним права

Высшие судьи обратили внимание на тот факт, что создание на основе одной и той же исходной информации самостоятельного произведения не является нарушением прав обладателя исключительных прав на созданное творение. В рассматриваемом арбитрами деле камнем преткновения стало картографическое произведение. Однако совершенно логично, что подобные претензии правообладателей могут возникнуть буквально при любых результатах творческих мук авторов. Вот и получается, что если при создании нового творения была использована та же исходная информация, что и для уже существующего, то об ущемлении чьих-то прав не может быть и речи. Ведь в таком случае предполагается, что оба произведения созданы разными авторами независимо друг от друга. Разумеется, если данные предположения не будут опровергнуты экспертами, которым предстоит найти различия во внешнем оформлении, авторских стилях и т. д.

Не обошел вниманием Президиум ВАС и разбирательства, касающиеся использования исключительных прав в форме распространения (в том числе предложение к продаже экземпляра фонограммы). Интересным в данном случае является то, что для вынесения обвинительного приговора факт реализации доказывать вовсе не обязательно. Достаточным условием является присутствие товара на прилавке или стенде, которое само по себе расценивается как публичная оферта. Это значит, что если у потенциального реализатора фонограммы отсутствовали права на ее продажу, то уже одно наличие на прилавке такого товара — доказательство нарушения прав автора произведения.

Нелегальным с точки зрения высших судей является также и сдача в прокат компьютера с установленными на нем программами для ЭВМ при отсутствии у арендодателя соответствующих прав. Аналогично ситуация складывается и в случае использования модифицированной программы для ЭВМ в отсутствие письменного договора с правообладателем. Ведь, как указал Президиум ВАС, модификация программного обеспечения сама по себе является нарушением авторских прав.

Не обошлось и без вопросов относительно ответственности за нарушение законодательства об авторском праве. Напомним, что отношения, возникшие до нынешнего года, регулировал Закон от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах». Так, судьи обратили внимание, что сам по себе отказ в привлечении лица к уголовной ответственности за нарушение авторских прав не означает невозможности применения к нему мер гражданско-правовой ответственности.

Патентное право

Споры относительно нарушения патентных прав в разрезе обязанностей, возникших до 1 января 2008 года, служителям Фемиды следует решать, основываясь на положениях Патентного закона от 23 сентября 1992 г. № 3517-1. Так, в частности, высшие арбитры обратили внимание на то, что право преждепользования возникает именно в соответствии с положениями статьи 12 данного нормативного акта, а отнюдь не в результате решения суда, хотя и не стали отрицать, что такое положение дел вовсе не исключает возможности заявления в суд требования об установлении права преждепользования.

Кроме того, ВАС привел в качестве примера для подражания и такой интересный вывод судебного решения. При наличии двух патентов на полезную модель с одинаковыми или эквивалентными признаками вопрос о признании какого-либо из них (логично, что под вопрос ставится законность патента с более поздней датой приоритета) отнесен к компетенции Палаты по патентным спорам и должен решаться в порядке, установленном опять-таки нормами Патентного закона, а именно статьи 29 «Признание недействительным патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец». А вот до того момента, пока соответствующий орган не вынесет вердикт оспариваемому патенту, он не может признаваться в качестве нарушения прав по первому патенту.

Права на товарный знак и фирменные наименования

Что касается вопроса о праве на товарный знак или фирменное наименование, то наиболее примечательным является вот какой момент. Для установления сходства «до степени смешения обозначений» привлечение экспертов вовсе не обязательно. Ведь визуальную схожесть можно определить, что называется, «на глаз», с чем совершенно самостоятельно могут справиться и судьи. Если же в ходе процесса было доказано, что права на товарный знак все-таки были нарушены, то суд должен взыскать с виновного компенсацию, размер которой не может оказаться ниже установленной пунктом 4 статьи 46 Закона «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», а именно — 1 тысячи минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом.

При рассмотрении вопроса о правах на фирменные наименования судьи указали: чтобы посчитать название организации «украденным», достаточно не только тождественного, но и банального сходства в звучании. В обоснование подобного вывода арбитры сослались на «Положения о фирме», утвержденные Постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927 в той части, которая и ныне не противоречит ГК. Кстати говоря, та же самая участь ожидает и названия, различные лишь в указании организационно-правовой формы как части фирменного наименования.

Особое внимание Президиум ВАС уделил и ответственности за использование товарного знака без разрешения правообладателя. Так, лицу, присвоившему себе авторство идеи бренда, может угрожать административная ответственность даже в том случае, если он не знал о существовании зарегистрированного в качестве товарного знака обозначения. Что ж, данные выводы вполне соответствуют известной поговорке о том, что незнание вовсе не освобождает от ответственности.

М. Лоскутова, эксперт «Федерального агентства финансовой информации»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное