Мнимые и притворные сделки

Мнимые и притворные сделки

15.01.2008

К настоящему времени сформировалась обширная арбитражная практика по вопросам признания судом сделок налогоплательщиков мнимыми и притворными. Если фирма попадает в такую ситуацию, главное — вовремя позаботиться о документальном оформлении и исполнении сделки. В статье мы расскажем, как избежать при этом возможных налоговых рисков.

Президиум ВАС РФ отмечает, что при изменении юридической квалификации гражданско-правовых сделок судам следует учитывать, что сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам, в частности, мнимые и притворные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом (постановление Президиума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53).

В связи с этим, будет уместно провести анализ сложившейся судебной практики по вопросам признания сделок налогоплательщиков мнимыми или притворными.

это важно

Мнимая сделка совершается контрагентами с целью создать лишь видимость правовых последствий, они не желают их наступления в действительности, преследуя иные цели (например, получение необоснованной налоговой выгоды).

Понятие «мнимая» и «притворная» сделка

Как указал ФАС Уральского округа в постановлении от 28 марта 2007 г. по делу № Ф09-2058/07-С3, применение гражданско-правовых инструментов не должно вступать в противоречие с общим запретом на недобросовестное осуществление прав налогоплательщиком, а действия субъекта предпринимательской деятельности должны быть обусловлены достижением деловой цели.

Одним из таких инструментов могут быть мнимые или притворные сделки, совершая которые налогоплательщик стремится получить налоговую выгоду, например, в результате появления права на возмещение НДС, занижении доходов или увеличении расходов и т. д.

По статье 170 Гражданского кодекса мнимыми признаются сделки, которые совершаются лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

В то же время, под притворными понимаются сделки, которые совершаются с целью прикрыть другую сделку. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся правила.

Так, и мнимые, и притворные сделки являются ничтожными. При этом следует отметить, что налоговые органы при обращении в суд зачастую заявляют, что сделка налогоплательщика является одновременно и мнимой, и притворной.

В этом случае суды указывают, что сделка не может быть признана одновременно и мнимой, и притворной (постановление ФАС Северо-Западного округа от 12 февраля 2007 г. по делу № А56-20721/2006). Поэтому необходимо учитывать особенности этих сделок и их отличия. Мнимая сделка совершается контрагентами с целью создать лишь видимость правовых последствий, они не желают их наступления в действительности, преследуя иные цели (например, получение необоснованной налоговой выгоды). Такая сделка заключается только на бумаге, потому что намерения сторон по ее реальному исполнению отсутствуют.

По основанию же притворности недействительной может быть признана сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий, чем те, что прямо следуют из нее, такая сделка прикрывает иную волю всех ее участников. Следовательно, притворная сделка может быть признана таковой, если оба контрагента имеют намерение ее совершить. При этом притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и «прикрываемая» (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25 января 2007 г. по делу № А33-10792/06-Ф02-7479/06-С1).

Суд требует доказательств!

Поскольку суды требуют, чтобы фактическая и правовая позиция налогового органа при объявлении сделок ничтожными была достаточно убедительна (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 апреля 2007 г. по делу № Ф04-2185/2007(33314-А46-34)), то отличия между разными видами ничтожных сделок могут сыграть существенную роль при рассмотрении дела.

Это объясняется тем, что суды требуют от налогового органа указывать, по каким признакам сделка является ничтожной, представлять доказательства мнимого или притворного характера сделок налогоплательщиков с контрагентами или доказывать фиктивность хозяйственных отношений между сторонами (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 марта 2007 г. по делу № А19-20339/06-20-Ф02-865/07, А19-20339/06-20-Ф02-2012/07).

Налоговые органы должны документально доказать, что сделки были совершены совершены лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия или с целью прикрыть другую сделку. Так, судам необходимы доказательства того, что по сделкам не производились оговоренные операции, что влечет иные правовые последствия, в том числе в целях налогообложения (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 августа 2004 г. по делу № Ф04-5750/2004 (А46-3851-14)).

внимание

При решении вопроса о мнимости сделок особое значение придается фактическим действиям налогоплательщика и реальности операций, даже если документальное оформление сделок полностью соответствует закону.

Признание сделок заведомо мнимыми

Вместе с тем, анализ судебной практики показывает, что при рассмотрении вопроса о ничтожности сделок налогоплательщика, преобладающее значение имеют фактические обстоятельства и реальные операции, которые подвергаются анализу в сопоставлении с документальным оформлением сделки.

Так, в постановлении от 5 апреля 2006 г. № 15825/05 Президиум ВАС РФ подчеркнул, что при отсутствии достоверных доказательств реального экспорта товаров наличие у налогоплательщика документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса, не может служить достаточным основанием для возмещения НДС.

Поэтому, если суды не располагают достоверными сведениями, доказывающими реальный экспорт товара, в отношении которого заявлены налоговые вычеты, то представление налогоплательщиком необходимых документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса, не может являться безусловным основанием для возмещения НДС.

В судебной практике широко распространены случаи, когда налоговый орган отказывает налогоплательщику в возмещении сумм НДС по причине мнимости сделки. Так, суд может признать сделку мнимой, если приобретение и сдача товара на комиссию произведена в короткий срок, реализация его на экспорт произведена по цене значительно ниже покупной и валютная выручка не поступила от иностранного покупателя (постановление ФАС Поволжского округа от 25 марта 2004 г. по делу № А65-2117/03-СА1-7).

В постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 24 апреля 2006 г. по делу № А43-2066/2005-31-90 согласился, что налогоплательщик не имеет права на налоговый вычет, поскольку имело место искусственное увеличение числа участников операций по продаже торгового оборудования путем совершения мнимых сделок с целью увеличения НДС, подлежащего возмещению из бюджета.

Также аргументом суда послужило создание налогоплательщиком видимости оплаты торгового оборудования поставщикам по более высокой цене по сравнению с той, по которой было реализовывано торговое оборудование.

Мнимость сделки может быть также установлена, если налоговый орган докажет, что отсутствовала сама возможность исполнения договора (например, отсутствуют необходимые производственные мощности — постановление ФАС Дальневосточного округа от 6 октября 2004 г. по делу № Ф03-А04/04-2/1568).

Налоговый орган может отказать в признании расходами затрат налогоплательщика по сделке, которая является мнимой, в качестве расходов и доначислить налог на прибыль. Если фактические действия сторон подтверждают позицию налогового органа, то суд также не встанет на сторону налогоплательщика. Так, в постановлении ФАС Поволжского округа от 29 ноября 2006 г. по делу № А65-5203/2006-СА2-41 признал налогоплательщика виновным в неправомерном завышении расходов и получении необоснованной налоговой выгоды.

Суд мотивировал свое решение тем, что в действиях налогоплательщика полностью отсутствовала какая-либо разумная хозяйственная цель при передаче другому лицу исключительных прав на свой товарный знак в условиях, так как в этот же день контрагент передал заявителю неисключительные права на этот же товарный знак, причем за значительную плату.

Признание сделок заведомо притворными

Признание сделок притворными имеет свои особенности, поскольку в этом случае речь идет о необходимости установления реальной сделки, на совершение которой была направлена воля сторон. Тем не менее, в судебной практике нередки случаи, когда сделки налогоплательщика все же признаются притворными.

Так, в уже упомянутом постановлении ФАС Уральского округа от 28 марта 2007 г. по делу № Ф09-2058/07-С3 признал решение налогового органа о притворности сделки верным, поскольку фирма заключила с гражданином, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа этого юридического лица, договор на управление этой же компанией.

В другом случае суд согласился с доводами налогового органа в том, что заключенный договор займа являлся притворной сделкой, а сама сделка должна быть квалифицирована как договор дарения. Судьи признали, что у налогоплательщика образовался доход в виде безвозмездно полученного имущества (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17 апреля 2006 г. по делу № А66-2962/2005). При анализе спорных сделок при заявлении налогового органа об их притворности, суды также обращают внимание на фактические действия сторон по сделке.

Например, в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 17 мая 2005 г. № Ф08-1868/2005-780А признал договор простого товарищества притворным, поскольку действия сторон свидетельствовали о заключении договора аренды (один участник вносил лишь денежные средства в адрес налогоплательщика, в то время как налогоплательщик предоставлял в пользование торговое место сроком на год; в договорах не были оговорены цели совместной деятельности, порядок распределения прибыли; осуществлялась совместная эксплуатация вещевого рынка). В результате, налогоплательщик был признан виновным в занижении доходов.

Таким образом, притворность сделки может быть установлена, если налоговый орган сможет доказать, что правовые последствия заключенного договора соответствуют совсем другой сделке. Если суд признает позицию налогового органа верной, налогоплательщик может быть признан виновным в получении необоснованной налоговой выгоды и принужден исполнить налоговые обязательства, как если бы была заключена реально подразумеваемая сделка.

это важно

Налоговые последствия притворных сделок состоят в том, что налоговый орган при проведении переквалификации сделки производит исчисление (доначисление) налогов, основываясь на реальных отношениях сторон сделки, а не на притворной их форме.

Способы снижения налоговых рисков

На основе изложенного можно предложить меры, которые помогут налогоплательщеку существенно снизить возможные риски признания налоговой выгоды необоснованной, а сделок — недействительными.

Сделка должна быть надлежащим образом оформлена, а ее исполнение подтверждаться всеми необходимыми документами (например, платежными документами, дополнительными соглашениями к договорам, актами прекращения обязательств зачетом взаимных требований, уведомлениями о проведении зачетов, товарными накладными, актами оказанных услуг, счетами, счетами-фактурами, учетными карточками, деловой перепиской и т. д.).

В этом случае у суда может не остаться сомнений в том, что воля сторон не была направлена на заключение иной сделки (постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 апреля 2007 г. по делу № А56-40998/2005). То есть при заключении сделки ее участники должны совершить необходимые действия, направленные на достижение типового юридического результата, присущего заключаемому договору (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23 января 2006 г. № А39-117/2005-9/17).

Кроме того, намерения налогоплательщика по заключению договора должны подтверждаться исполнением обязанностей по нему (постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 июня 2007 г. по делу № А05-8960/2006-19).

Например, должны совершаться реальные операции с товарами, услуги должны оказываться. Существенное значение имеет сама возможность исполнить обязательства. Если силами сторон обязательство по сделке явно не может быть исполнено, в договоре разумно будет предусмотреть возможность исполнения за счет привлечения третьих лиц (постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 февраля 2007 г. по делу № А05-16664/05-33).

Д. Парамонов, юрисконсульт «ФБК-Право»

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное