Новый Закон о малом бизнесе: прорыв или возвращение к истокам

Новый Закон о малом бизнесе: прорыв или возвращение к истокам

03.12.2007

31 июля этого года был опубликован Федеральный закон № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». О том, какие последствия будет иметь эта правительственная инициатива для деловых кругов и финансовых организаций, рассказывает специальному корреспонденту Федерального агентства финансовой информации (ФАФИ) Владимиру Хворикову в своем интервью Генеральный директор Научно-производственной корпорации «НК. Лтд», вице-президент общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» Владислав Корочкин.

— Законопроект о развитии малого и среднего предпринимательства, подписанный недавно Президентом страны, еще в ходе обсуждения удостоился различных громких эпитетов — в том числе таких, как «долгожданный» и «судьбоносный». А в чем, собственно говоря, состояла необходимость принятия этого документа? Чем был плох действующий закон?
— Если имеется в виду ФЗ-88 «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации», то «действующий» Федеральный закон был плох прежде всего тем, что фактически не действовал. В течение 12 лет от него методично «отщипывали» кусочек за кусочком, и в результате от закона почти ничего не осталось.
«Судьбоносность» нового Федерального закона, в первую очередь, в том, что он напомнил всем (и это не было лишним) — малый бизнес как таковой, несмотря ни на что, существует. По крайней мере, федеральный законодатель признал его категорией, имеющей право на существование, и конституировал.
— Расскажите, пожалуйста, вкратце о ключевых положениях документа. В первую очередь интересует ваша точка зрения на главные его новации.
— Текст закона не содержит каких-либо «революционных» тезисов. Зато он позволяет надеяться, что отныне развитие малого бизнеса станет планово-эволюционным процессом. Новый закон дает возможность Правительству установить конкретных ответственных за его выполнение в каждом федеральном органе и, соответственно, спросить с них потом по всей строгости.
К достоинствам Федерального закона можно отнести и устранение существующего ныне неравенства хозяйствующих субъектов, когда основные критерии численности работников и годовой выручки относятся только к юридическим лицам. Ранее проблема состояла в том, что индивидуальные предприниматели и фермеры попадали в категорию «малых и средних» безотносительно к числу наемных работников и обороту.
— В законе установлены четкие критерии отнесения юридических лиц к микробизнесу или же к малому и среднему предпринимательству: численность сотрудников и размеров выручки от реализации и балансовой стоимости активов. Второй критерий пришелся по вкусу далеко не всем представителям бизнес-сообщества. Оптимально ли подобное решение, или это некий компромиссный вариант? И нельзя ли было, скажем, обойтись одной численностью?
— Во-первых, эти критерии четкими не назовешь. Именно их, по крайней мере, второго по счету — выручки и стоимости активов — в Федеральном законе нет. Он будет устанавливаться Правительством и регулярно пересматриваться.
Во-вторых, нет такого малого предприятия, которое не мечтало бы стать крупным.
В современных условиях, к сожалению, порой справедливо и обратное. Очень многие крупные предприятия не отказались бы изобразить из себя малые. В итоге можно открыть предприятие из одного человека и гнать через него колоссальные суммы, используя предоставленные законом послабления. В федеральном же законодательстве речь должна идти о реально работающих малых предприятиях.
Думаю, что одного критерия численности, распространенного на все виды деятельности, явно недостаточно.

Содержание нового Закона позволяет надеяться, что отныне развитие малого бизнеса станет планово-эволюционным процессом.

— Расскажите о предусмотренных в законе реестрах малого и среднего бизнеса. Какие фирмы и при каких обстоятельствах должны в них регистрироваться?
— Прежде всего сами фирмы ни при каких обстоятельствах ничего не должны. Органы власти и местного самоуправления сами ведут реестры и сами вносят в них всю необходимую информацию. Если схема будет работать иначе — значит, текст закона нуждается в поправках.
Что касается «реестров малого и среднего бизнеса», то их существование, к огромному сожалению, новый Закон не предусматривает. А то, что вы назвали «реестром малого бизнеса», на деле является Реестром субъектов малого предпринимательства — «получателей поддержки». Т.е. для того, чтобы попасть в Реестр, нужно еще фактически получать поддержку. Более того, для того, чтобы получать ее, нужно также соответствовать критериям, предусмотренным программами поддержки, и выполнять требования, являющиеся условием ее предоставления. Учитывая, что субъекты Российской Федерации и органы МСУ разрабатывают и реализуют программы поддержки малого и среднего предпринимательства самостоятельно, теоретически это может позволить перекачивать бюджетные средства любому конкретному предприятию. Для этого достаточно «грамотно» сформулировать критерии, которым во всем муниципальном районе будет соответствовать одна-единственная организация, принадлежащая, допустим, главе местной администрации. Единственной профилактикой подобных злоупотреблений может быть только общественный контроль.
— Уже сейчас появилось немало скептиков, называющих закон «декларативным». Они, в частности, сетуют на то, что новый документ лишь обещает предпринимательству различные способы поддержки, тогда как старый закон гарантировал бизнесу конкретные льготы. Что можно возразить таким критикам или вы в какой-то степени с ними согласны?
— В действительности старый закон вовсе ничего не гарантировал.
Малый же бизнес нуждается не столько в «льготах», сколько в трех основных вещах.
Для начала следует выровнять конкурентные условия и нивелировать те преимущества, которые крупный бизнес имеет только потому, что он крупный, а не потому, что лучше работает.
Далее необходимо радикально упростить все то, что относится к институциональным основам ведения предпринимательской деятельности.
Возьмем налоговый учет и отчетность. Если на предприятии работает тысяча человек, и пятеро из них — бухгалтеры, то они составляют всего полпроцента от общей численности сотрудников. В этом случае 995 работников «кормят» пятерых, которые, в сущности, обслуживают не предприятие, а налоговую инспекцию.
А если малое предприятие (например, семейное) состоит всего из двух человек плюс один бухгалтер, то последний составит у них треть всего занятого персонала. А при нынешнем подходе государства к этой проблеме он будет неотрывно занят весь рабочий день. Сегодня ни одно малое производственное предприятие не может функционировать без бухгалтера. Поэтому ставить сегодня задачу увеличения числа предприятий без радикального упрощения системы отчетности — попросту проявление некомпетентности.
И, наконец, должно существовать твердое понимание хрупкости и неустойчивости малого бизнеса. Крупная нефтяная компания, будучи поставлена перед необходимостью выплатить несколько миллиардов рублей налоговых санкций, способна снова встать на ноги. Малому предприятию достаточно насчитать лишних десять тысяч рублей сегодня, и завтра его не станет. И что с того, что послезавтра проверяющий орган в суде охотно признает свою ошибку?
Справка
Федеральный закон о развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации

Документ принят Государственной Думой 6 июля и одобрен Советом Федерации 11 июля с.г. 31 июля, текст его был опубликован «Российской газетой».

Новый Закон устанавливает два критерия отнесения предприятий к субъектам малого и среднего предпринимательства. Во-первых, это средняя численность работников. В соответствии с ним выделяется три вида субъектов такого рода: средние предприятия с численностью от 101 до 250 человек, малые предприятия — до 100 человек, в рамках которых создаются микропредприятия с численностью занятых до 15 человек. Вторым критерием является выручка от реализации товаров, работ и услуг без учета НДС или балансовая стоимость активов за предшествующий календарный год. Последняя не должна превышать предельные значения, установленные правительством для каждой категории субъектов малого и среднего предпринимательства.

Закон должен вступить в силу с 1 января 2008 г. за исключением отдельных его норм, для которых установлены иные сроки.

— Какие недостатки законодательства так и не удалось преодолеть в новом Законе и можно ли исправить положение в будущем?
— Что касается общих проблем — могу лишь повторить то, о чем все время говорит ОПОРА РОССИИ.
Своей главной задачи, о необходимости решения которой мы заявляли неоднократно — быть конституцией малого бизнеса, дать систему принципов, в рамках которых должно впредь развиваться все законодательство Российской Федерации, ее субъектов и нормотворчество органов местного самоуправления, дать систему основных положений, противоречие которым способно обессилить правовой акт, принятый Федеральный закон не выполняет и выполнить не способен.
Федеральный закон последовательно «сужает» поле собственного действия. Развитие малого и среднего предпринимательства сводится к реализации государственной политики по развитию. А та, в свою очередь, — исключительно к оказанию поддержки предпринимательству. Это выбивает почву из-под ног такого важного социально-экономического явления, как взаимопомощь малого бизнеса, поскольку в подобные рамки «инфраструктуры» категорически не впишется деятельность:
  • организаций саморегулирования;
  • ассоциаций и союзов, оказывающих своим членам организационную, научно-исследовательскую и методическую, консультационно-юридическую помощь, решающих задачи подбора и подготовки кадров;
  • организаций взаимного кредитования, страхования и т.п.;
  • общественных организаций;
  • любых иных форм самоорганизации и кооперации субъектов малого предпринимательства.
Отсюда же понимание инфраструктуры только как совокупности субъектов, создаваемых в целях реализации государственных и муниципальных программ.
Вообще, нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что в огромной степени Федеральный закон формирует правовое поле для деятельности не столько малых предприятий, сколько организаций, занятых созданием «инфраструктуры» поддержки малых предприятий.
Вновь появилась в тексте ранее исключенная из законопроекта специальная, подробно расписанная норма о компенсации расходов на консультационные услуги. В сущности, это самый удобный способ разбазаривания средств!
Положение Федерального закона о «координационных или совещательных органах по развитию малого и среднего предпринимательства» — иначе говоря, Советах — представляется мертворожденным.
Первая проблема заключается в том, что на деле ни у кого нет обязанности создавать такие органы, есть только право «предложить» создать их и обязанность властей «рассмотреть вопрос» (пункт 1 статьи 13).
Далее, этот орган формируется соответствующими государственными и муниципальными руководителями по собственному усмотрению. Как именно Правительство должно управлять созданием подобных органов, законопроект умалчивает, — а между тем это очень важный пункт. И наверняка здесь будет выражена не точка зрения предпринимательского сообщества, а мнение государственного органа о том, какой должна быть эта точка зрения, чтобы было удобнее «осваивать» бюджетные средства, выделенные на поддержку предпринимательства. Положение о «двух третях» состава, формируемых из предпринимателей, здесь не поможет.
Более того — указанные органы не имеют никаких полномочий, закрепленных непосредственно Федеральным законом. Упоминание о том, что эти организации будут «наделены отдельными полномочиями», в тексте правительственного документа есть, но кто и как будет их «наделять» и какими именно полномочиями — неизвестно.

Нет такого малого предприятия, которое не мечталобы стать крупным.

Самая же вопиющая недоработка кроется в том, что так и не удалось обнаружить в тексте принятого Федерального закона многократно обещанной авторами законопроекта нормы о нераспространении на малые предприятия в течение первых 4 лет изменений в законодательстве, ведущих к увеличению совокупной налоговой нагрузки, которая была в ФЗ-88.
— Какие еще проблемы должны быть решены на государственном уровне, чтобы малый бизнес вздохнул свободнее?
— Если рассуждать глобально — смена сознания значительной части государственной бюрократии. Основана она должна быть на постепенном изменении базовых презумпций, которые действуют сейчас.
Прежде всего это касается законодательства о техническом регулировании. Следует сменить презумпцию «несоответствия» на существующую в большинстве развитых стран «презумпцию соответствия товаров и услуг декларации производителя». Это сделало бы систему надзора по-настоящему экономной и эффективной.
Наконец, необходимо радикальное упрощение системы бухгалтерской отчетности. На сегодня ни одно малое производственное предприятие не может начать работать, не имея бухгалтера. А содержание сотрудника, который работает, в сущности, не на предприятие, а на государственные органы, является ничем иным как разновидностью косвенного налогообложения.

Владимир Хвориков

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA