Ювелирная работа бухгалтера

Ювелирная работа бухгалтера

21.09.2007

«Бриллианты — лучшие друзья девушек», — сказала когда-то Мэрилин Монро. Неугасающая любовь представительниц прекрасного пола к блестящим «спутникам жизни» немало способствует тому, что продукция ювелиров будет востребована всегда. Как строится учет на предприятии, где создают вечную красоту, выясняли журналисты «Расчета».

Золото издавна считалось символом могущества и власти. Некогда конквистадоры, покорители Америки, за право обладания им вели кровопролитные войны и истребляли во имя своего обогащения целые цивилизации. Современные криминальные хроники тоже подчас не обходятся без рассказов о преступлениях, связанных с драгоценными металлами; к счастью, носят они не столь кровожадный характер, как в ХVI веке.

В последние годы в российской ювелирной промышленности отмечен значительный рост. По сравнению с СССР, где спрос на ювелирные изделия удовлетворяли 25 заводов, в России в конце 2003 года работало 6500 предприятий, специализирующихся на производстве ювелирных изделий всех видов. Одним из таких предприятий является ООО «Адамас» — столичный ювелирный завод».

Знакомство

Попасть в кабинет главного бухгалтера этого завода оказалось не так-то просто: несколько постов охраны, дотошная проверка документов... Но вот все позади, и мы расположились в уютном кабинете Натальи Поляковой. Ее история о том, как она пришла в профессию, очень похожа на те, что нам уже не раз доводилось слышать из уст бухгалтеров.

До 1992 года Наталья Васильевна работала научным сотрудником в одном из НИИ. С наступлением «смутных времен» вчерашним труженикам науки пришлось искать для себя новые сферы приложения сил. Так и наша героиня выбрала новую дорогу в жизни — она окончила бухгалтерские курсы и практически сразу попала на вакантное место главного бухгалтера.

— Неужели настолько легко было сразу занять такую высокую должность?

— Тогда все было проще, еще работали бухгалтеры старой советской школы, было у кого поучиться тонкостям ремесла. Сейчас, конечно, все по-другому. Тот бухучет, который существует сейчас, кардинально отличается от советского. К тому же мне захотелось лучше освоить эту профессию, и я получила второе высшее образование — экономическое.

— А давно ли вы работаете на заводе?

— Вот уже пять лет. Все это время я не перестаю радоваться тому, что рядом со мной удивительно дружный коллектив. Нас около 19 человек. Не удивляйтесь, что цифра примерная — компания открывает новые филиалы, поэтому штат бухгалтерии постоянно расширяется. О слаженности и эффективности работы нашего отдела позволяют судить аудиторские проверки: последние три заключения аудиторов безоговорочно положительные. О сплоченности нашей команды говорит и тот факт, что люди от нас уходят редко, и это не может не радовать. Нас здесь объединяют не только профессиональные интересы, но и личные. Мы — по-настоящему дружная команда.

«Угар»

В ювелирном производстве существуют технологические нормы, которые дают возможность выявить отклонения фактических потерь драгоценных металлов от нормативов при изготовлении ювелирных изделий. В результате этого можно судить о сверхнормативных потерях — так называемом «угаре» — и экономии драгоценных металлов.

Ювелирная работа

— Каковы же особенности учета на ювелирном заводе?

— Наша работа достаточно сложная. Дело в том, что мы ведем учет драгоценных металлов и камней, а эта отрасль наиболее жестко регламентируется законодательством. Существует специальный приказ Минфина, согласно которому драгоценные камни учитываются по самым разным характеристикам, которые я не буду перечислять, — это довольно специфичная тема. Драгоценные металлы шихтуются в сплавы, а сплавы, в свою очередь, маркируются различными пробами. Самые распространенные — 585-я и 750-я проба, наши мастера работают с белым, желтым и красным золотом.

— Как вы справляетесь с таким объемом работы?

— К сожалению, существующие учетные системы не позволяют эффективно работать в столь специфической отрасли, поэтому наши специалисты разработали для нас специальную программу. Так как наше производство обширное, то приходится иметь дело с большим количеством номенклатуры, расходных и производственных материалов. Бухгалтерия, конечно, большая. Что касается самого учета, то он осуществляется следующим образом: все движение отражается в разрезе проб по наименованиям драгоценных металлов, потом идет сбор и обработка всех данных. Сводные данные мы заносим в стандартную бухгалтерскую программу, потому что изначально она просто не выдержит такого объема. Методику учета описываем в учетной политике. Этот важный участок в «ювелирном» учете у нас ведут бухгалтеры — специалисты по учету драгоценных металлов и камней. Должна сказать, что это очень редкая профессия. Однако благодаря работе этих сотрудников я могу быть абсолютно уверена в достоверности учета.

Готовясь к интервью с главным бухгалтером ювелирного завода, меня предупреждали, что ответы на некоторые наши вопросы могут представлять собой коммерческую тайну. Поэтому вопрос о средствах, стоящих на балансе ООО «Адамас» — столичный ювелирный завод», задавался с некоторой опаской. Но оказалось, что эта информация не представляет собой коммерческой тайны:

— На балансе у нас основные средства: нематериальные активы, материально-производственные запасы, денежные расчеты. В пассиве — кредиторская задолженность, займы, уставный капитал.

Самоконтроль

— А как в учете отражается так называемый «угар» при изготовлении ювелирных изделий? Засчитывается ли он в убыток вашему производству?

— Это не совсем убыток. Существуют технологические нормы потерь, которые утверждаются приказом по предприятиям и дают возможность выявить отклонения фактических потерь драгоценных металлов от нормативов при изготовлении ювелирных изделий. В результате этого можно судить о сверхнормативных потерях (так называемый «угар») и экономии драгоценных металлов. Зачастую благодаря инновациям улучшается технологический процесс и его качественные характеристики. Тогда, соответственно, снижаются фактические потери, и возникает экономия драгметалла.

Что касается убытков, то среди них я бы отметила сколы и утерю драгоценных камней. Группа учета драгоценных металлов и камней проверяет все наряды: сколько камней было выдано рабочим, сколько возвращено. На основании полученных данных выявляются сколы и утери.

Каждые полгода у нас, в соответствии с законодательством, проводится плановая инвентаризация. В ходе нее мы проверяем все места хранения и использования драгметаллов и камней: в первую очередь производственные склады и склады готовой продукции. Во время инвентаризации проводится полная зачистка помещений и оборудования непосредственно в производстве: рабочие сплавляют свои отходы и сдают в кладовую зачистной слиток по фактической пробе, на основании чего определяются потери драгметаллов.

— Это внутренняя инвентаризация?

— Да, внутренняя. Правда, один раз она совпала с годовой аудиторской проверкой, и аудиторы присутствовали при этой ревизии.

Один из наших контрагентов, «Адамас-Ювелир», занимается приемом лома ювелирных изделий у населения. Это сырье они потом передают нам для изготовления новой продукции. Золото и серебро мы покупаем у банков, полуфабрикаты изготавливаем за границей. Мы ведем карточки учета металла, в которых отражаем движение сырья в разрезе наименований и проб по его химической чистоте. Эта карточка — своеобразная сверка с той организацией, которая поставляет металл. В договорах прописаны нормы безвозвратных потерь на выпуск готовой продукции, которые происходят при изготовлении ювелирных изделий, и они также взаимоучитываются в карточках.

Что касается опробования ювелирных изделий, то этой стороной занимается Пробирная палата, которая регулярно подвергает нас различным проверкам.

Наталья Васильевна с гордостью заметила, что завод повышает качество сплавов золота — так, средняя проба увеличена на два пункта, то есть вместо 585-й и 750-й выпускаются ювелирные изделия в среднем 587-й и 752-й пробы. Это значит, что в кольцах, цепочках или серьгах, на которых стоит такая проба, содержание золота выше.

Контролеры не дремлют

— Кто вас проверяет?

— В мае у нас как раз закончилась проверка, которую проводила наша налоговая № 15. Естественно, только на свои силы мы не полагаемся — обязательно приглашаем аудиторов. Проверок мы всегда ждем с нетерпением, ведь это свежий взгляд, более оперативная информация о новшествах в законодательстве. Налоговые проверки, конечно, проходят более напряженно, но без особых проблем. Какую-то долю деятельности у нас занимает экспорт — мы вывозим наши ювелирные изделия в страны СНГ, Литву, другие страны Европы — а это значит, наши декларации по НДС подвергаются ежемесячным камеральным проверкам.

Также с нами работают представители Пробирной палаты, но они отслеживают именно учет движения металла и камней — схемы и методы оформления, а также своевременность сдачи отчетов. Плюс ко всему бывают у нас и таможенные проверки — мы вывозим банковское золото, а ввозим полуфабрикаты ювелирных изделий. Замечания, конечно, всегда найдутся, но они, как правило, незначительны...

Облегчает работу местной бухгалтерии сдача отчетности в электронном виде. Переход на такую технологию произошел уже давно и, по словам нашей собеседницы, это уменьшает вероятность возникновения спорных моментов с налоговой.

Ох уж этот НК!

— С чем связаны основные трудности в вашей работе?

— Вы знаете, я человек ответственный и всегда стараюсь придерживаться закона. На мой взгляд, бухгалтеру нельзя иначе. Вот, например, счета-фактуры — извечная головная боль каждого специалиста по учету, потому что работать приходится с ежемесячным НДС. Необходимо проверить каждый значок, каждую форму, ведь документ подается к вычету. И вот здесь-то случается иногда, что мы сами допускаем смешные ошибки — например, однажды чуть не подшили в журнал счетов-фактур документ, на котором вместо «Адамас» — столичный ювелирный завод» было написано «Адамас» — строительный ювелирный завод». Не заметь мы вовремя эту ошибку, не видать нам никакого вычета! Поэтому могу сказать, что подчас трудности мы создаем себе сами.

Немало препятствий и со стороны нынешнего налогового законодательства. Думаю, что нисколько не преувеличу, если скажу, что мечта каждого бухгалтера в нашей стране — это такой Налоговый кодекс, чтобы к нему не нужны были никакие методические указания. Слишком уж часто вместо того, чтобы помогать, они попросту мешают нам работать.

С ювелирной точностью

Учет драгоценных металлов и камней — сфера, которая жестко регламентируется законодательством. Существует специальный приказ Минфина, согласно которому драгоценные камни учитываются по самым разным характеристикам. Металлы шихтуются в сплавы, которые, в свою очередь, маркируются различными пробами. Самые распространенные — 585-я и 750-я проба.

Кузница кадров

Мы поинтересовалась у нашей собеседницы, насколько сложно обучить специалиста работе на ювелирном производстве. Выяснилось, что это непросто: ведь ремесло это мало того что очень кропотливое, требующее внимательности и усидчивости, но и связанное с материальной ответственностью. От неприятных случайностей не застрахован никто — бывает, что камни теряются или откалываются. Наталья Васильевна развеяла миф об алмазе как о самом прочном веществе в природе — оказывается, он достаточно хрупок, особенно когда его закрепляют на почти готовом изделии. Как рассказала наша собеседница, есть несколько специализированных учебных заведений, которые выпускают мастеров ювелирного дела. Сейчас на заводе как раз идет набор учеников, и руководство компании надеется, что через полгода они получат высококлассных специалистов, неизменно радующих потребителя изысканными, высококачественными украшениями.

Татьяна Ищенко

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное