Почем нынче доброе имя?

Почем нынче доброе имя?

11.09.2007

В вопросах о защите деловой репутации вроде бы все просто и понятно: если про кого-либо распространили порочащие и при этом ложные сведения, то он уж точно является пострадавшим. И тем не менее спорных моментов в подобных разбирательствах не убывает. Примером тому служит обобщение практики рассмотрения споров, связанных с защитой деловой репутации, утвержденное Президиумом АС Свердловской области 20 апреля 2007 года.

Ложь не останется безнаказанной...

Отдельного внимания заслуживает вопрос о правдивости распространенных сведений. Ведь если ответчику удастся убедить арбитров, что вся информация — чистая правда, то наказания можно избежать. К такому выводу пришли судьи ФАС Уральского округа в постановлении от 25 апреля 2006 г. по делу № Ф09-2964/06. А дело было так.

Газета напечатала заметку про питьевую воду, в которой осуждала производителя, разместившего на этикетке фото ребенка, тогда как продукт был непригоден для детского питания. Автор статьи отстаивал права потенциальных покупателей, вводимых в заблуждение внешним видом товара. Недовольный обвинениями производитель обратился в суд. Однако газетчики сумели документально обосновать свое мнение, представив протокол лабораторных исследований. Таким образом был доказан факт недоброкачественности товара, и журналистам удалось выиграть процесс.

Интересным является и то, что сведения не могут быть признаны не соответствующими действительности, если их достоверность невозможно установить. Такой вывод был сделан арбитрами АС Свердловской области в обобщении судебной практики, в том числе на основании постановления ФАС Уральского округа от 28 сентября 2004 г. по делу № Ф09-337/04. Так, спор относительно умаления деловой репутации разгорелся между двумя печатными изданиями. Одно из них, руководствуясь данными Управления Федеральной почтовой службы, опубликовало материал о снижении числа подписчиков и вероятном ухудшении работы одной из местных газет. Естественно, героев статьи это не обрадовало, в результате чего они обратились в суд с иском о защите своей репутации. Тем не менее уральские судьи посчитали, что качество работы печатного издания — это оценочное суждение, достоверность которого невозможно установить, и виновность авторов компрометирующего материала не подтвердили.

Распространяемая порочность

С не соответствующими действительности сведениями все более или менее понятно, но ведь не факт, что их распространение будет носить порочащий характер. Так, судебная практика показывает, что существуют обстоятельства, в которых предавать огласке сведения, даже не являющиеся правдой, все-таки можно.

Случай 1: обращение в надзорные органы, которые должны рассматривать жалобы.

Подобную ситуацию рассматривал в свое время АС Свердловской области. Суть дела заключалась в том, что некая компания подала жалобу в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих на якобы неподобающие действия одного из ее членов. В свою очередь арбитражный управляющий отмалчиваться не стал, обратившись в суд с иском о защите деловой репутации.

Каково же оказалось мнение арбитров? Судьи решили, что компания в данном случае всего лишь реализовала свое право на обращение в контролирующие органы и упрекнуть ее не в чем (постановление АС Свердловской области от 15 июня 2006 г. по делу № А60-28099/05). Более того, по мнению служителей Фемиды, «распространения порочащих сведений» не произошло, даже несмотря на то, что содержащиеся в жалобе факты не соответствовали действительности. Ведь о том, что запятнано доброе имя, можно говорить только тогда, когда изначально целью было причинение вреда, а вовсе не защита собственных прав. Кстати, к аналогичному выводу пришел Пленум ВС в постановлении от 24 февраля 2005 г. № 3.

Случай 2: исполнение обязанности по предоставлению информации.

По приказу Министерства строительства и архитектуры компания провела исследования технического состояния объектов недвижимости организаций региона, а затем передала свое заключение главе администрации. Одна из оказавшихся в «черном» списке фирма сочла, что данные этого заключения выставляют ее в невыгодном свете, и обратилась в суд с иском о защите своей деловой репутации. Однако судьи ФАС Уральского округа не нашли вины проверяющей компании, поскольку та выполняла поручение администрации, на что и указали в постановлении от 24 апреля 2006 г. по делу № Ф09-2962/06.

СМИ: косвенно о главном

Ситуации, в которых опубликованные в СМИ сведения затрагивают интересы той или иной компании, отнюдь не редкость. Ведь уличать в недобросовестности, в частности коммерсантов, — журналистская обязанность. Однако бывают и курьезные инциденты: например, намек в опубликованном материале на какую-то фирму — всего лишь опечатка. Как расценить приведенные в статьях ссылки, если прямые указания отсутствуют? В подобных случаях для более правильной смысловой оценки текста судьи могут воспользоваться услугами лингвистической экспертизы. И примеров тому — масса.

Например, в одной газете была опубликована статья про горнолыжный центр, задевающая интересы одного из его владельцев. При этом ни фамилии, ни имени должностного лица в тексте указано не было: автор обошелся вымышленным. Для того чтобы разобраться в этой ситуации, суду понадобилась лингвистическая экспертиза. Результатом работы «языковых» специалистов стал вывод о том, что хоть персональные данные в материале и не приводились, но в целом понятно, о ком именно идет речь. Кроме того, характер заметки носил крайне негативный характер. В итоге газета была вынуждена опубликовать опровержение (постановление АС Свердловской области от 2 октября 2005 г. по делу № А60-3137/2005).

В другом деле, также связанном с газетной статьей, суду даже не понадобилась помощь экспертов в оценке материала. Дело в том, что фрагменты этой публикации настолько очевидно очерняли компанию, приписывая ей криминальные методы работы, что арбитры обошлись и без сторонней помощи. В результате в постановлении ФАС Уральского округа от 19 ноября 2003 г. по делу № Ф09-3319/03 суд принял сторону пострадавшей фирмы.

Не меньшей популярностью среди дел о пострадавшей репутации пользуются и ресурсы всемирной паутины Интернет. Так, на сайте была размещена новость, в заголовке которой авторы допустили ошибку. В результате фирма была представлена явно в дурном свете, хотя в самом тексте негативной информации не было. Надо отдать должное сотрудникам информагентства: они оперативно устранили досадную опечатку, разместив на этом же сайте информацию с пометкой «уточнение». Оценив все перечисленные факты, судьи ФАС Уральского округа в постановлении от 5 июня 2006 г. по делу № Ф09-4064/06 пришли к выводу, что вина агентства отсутствует и доброе имя компании не пострадало.

Иногда спор может зайти и относительно смыслового содержания текста. Так, в одной из «интернетовских» статей про реализацию несертифицированных товаров была упомянута некая торговая фирма. Уязвленные коммерсанты подали в суд, в процессе которого возникли разногласия: редакция пыталась доказать, что по смыслу статьи фирма не является продавцом подделок. В общем, арбитры были вынуждены привлечь экспертов, которые на основе проведенного анализа жанровых, стилистических и композиционных особенностей текста сделали вывод, что статья явно содержит информацию о непорядочности компании. В связи с чем АС Свердловской области по делу № А60-7717/05 обязал горе-информационщиков реабилитировать доброе имя организации.

Наказание рублем

Как правило, наиболее ощутимым для предприятия становится не столько моральный, сколько реальный ущерб, выраженный в потере «живых» денег. И если из-за клеветы пострадала не только репутация фирмы, но и ее имущественное положение, то, конечно, первое, что приходит в голову, — попытаться взыскать такие потери с виновника. Ведь возмещение упущенной выгоды предусмотрено пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса. Оговаривается подобная возможность и в обобщении практики рассмотрения споров, связанных с защитой деловой репутации, утвержденном Президиумом АС Свердловской области от 20 апреля 2007 года. По мнению судей, в таких случаях в первую очередь нужно доказать причинно-следственную связь между конкретными действиями и полученным вредом. Вот тут-то и возникают проблемы. Практика показывает, что можно остаться «с носом», даже когда связь между клеветой и финансовыми потерями налицо.

Так, одна фирма, желая не просто восстановить репутацию, но еще и упущенную выгоду возместить, обратилась в суд. В качестве основания организация сослалась на то, что из-за умаления ее доброго имени она не смогла получить заем, несмотря на достигнутую ранее договоренность. В ходе процесса арбитры ФАС Уральского округа выяснили, что организацию действительно оклеветали, но вот причинно-следственной связи между запятнанной репутацией и отказом в займе не увидели. Поэтому в постановлении от 10 марта 2006 г. по делу № Ф09-1326/06 судьи указали, что оснований для возмещения упущенной выгоды нет.

Е. Амаргорова, обозреватель «Федерального агентства финансовой информации»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное