Все сомнения в виновности фирмы толкуются в ее пользу

Все сомнения в виновности фирмы толкуются в ее пользу

15.05.2007

Никто лучше заслуженного экономиста России Анатолия Бейвеля не знает, как грамотно отстоять свою позицию в арбитражном суде. Почему? Да потому что на его счету сотни выигранных у ФНС дел. «Московский бухгалтер» попросил тактика и стратега налоговых споров поделиться своими секретами с нашими читателями.

— «Просим немедленно привлечь наше предприятие к ответственности и обратиться с иском в арбитражный суд». Такое письмо вы однажды написали. Что вас на это подвигло?

— предприятия, на котором я работаю, уже много лет идет затяжной спор с налоговой инспекцией по г. Дмитрову Московской области. ИФНС считает, что у организации есть задолженность по налогам (недоимки и пени). Мы же заявляем: обращайтесь в арбитражный суд и взыскивайте, либо оставьте предприятие в покое. Еще в 2004 году УФНС по Московской области дало указание инспекции обратиться в суд и взыскать с нас налоговую задолженность. В ответ слышим, что они не могут этого сделать, потому что пропустили сроки (п. 3 ст. 48 НК). Но это же не наша проблема. Инспекции еще нужно доказать, откуда недоимка взялась.

Наша продолжительная переписка продолжалась много лет. Наконец в это дело вмешался тогдашний глава ФНС Анатолий Сердюков (письмо от 13 июля 2006 г. № САЭ-29-08/110@). Он обязал ИФНС в 2-недельный срок провести сверку расчетов с бюджетом и урегулировать вопросы по имеющейся у предприятия задолженности по налогам и сборам. Из данных инспекции в актах сверки стало ясно, что нам вменяется непоступление в бюджет налогов, зависших в признанных банкротами банках в 1995-м и в 1997 годах в сумме 3 491 000 рублей. Однако сама недоимка в актах сверки отражена не была. Но пени на нее в размере около 2 млн рублей в актах сверки были указаны.

В то же время УФНС по Московской области (письмо от 27 ноября 2006 г. № 28-17/1108), рассмотрев разногласия по актам сверки расчетов, сообщило, что зависшие в банках в 1995-м и 1997 годах налоги повторно предприятием не уплачивались, ИФНС в принудительном порядке не взыскивались, а также не были зачтены в счет переплат по иным налогам. То есть, по данным налоговых органов, пени есть, недоимки нет, а по некоторым налогам даже имеется переплата. Как это может быть, налоговики, несмотря на неоднократные запросы, не поясняют.

Обратились с заявлением о проведении новой сверки расчетов. Создалась парадоксальная ситуация: ИФНС в арбитражный суд не обращается, потому что знает, что проиграет, куда девалась недоимка по «зависшим платежам, сообщить отказывается, когда именно и на какую сумму недоимок были начислены пени, не сообщает. Но мы намерены продолжить отстаивать свои законные интересы: обратимся вновь в ФНС, в Минфин, в арбитражные суды и при необходимости в Конституционный Суд.

— Один из ваших тезисов: «Не стоит готовить грамотные возражения по акту налоговой проверки, показывая в нем заведомые ошибки налоговиков. Пусть они перенесут свои недочеты в решение». Но проще ли его опровергнуть?

— В арбитражном суде оспаривается именно текст решения налогового органа. Либо в возражениях можно изложить позицию налогоплательщика так, чтобы инспекторы просто переписали в решении акт налоговой проверки. Если же в возражениях подробно изложить очевидные ошибки и несоответствия, которые вы увидели в акте налоговой проверки, то в решении эти заведомые дефекты будут исправлены. Чем менее убедительно написано решение, тем проще и легче его опровергнуть в арбитражном суде.

Сейчас в инспекциях созданы отделы внутреннего аудита, которые тщательно анализируют все возражения на решение. Могут назначить дополнительные мероприятия налогового контроля. Поэтому можно либо просто молчать, либо в возражениях по акту налоговой проверки написать нечто обтекаемое: вы не правы, а налогоплательщик хороший и ничего не нарушал. Кроме того, чем больше в решении заведомо отбиваемых вещей, тем лучше.

Например, инспекция хочет привлечь меня к ответственности по статье 122 Налогового кодекса. Но пункт не указан, значит, у них вообще нет ко мне претензий — там разные санкции. Или в решении о привлечении к налоговой ответственности указан пункт 1 (а не пункт 3 ст. 122 НК). В этом случае сама ИФНС установила отсутствие у фирмы умысла на совершение налогового правонарушения. А это, во-первых, позволяет утверждать об отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности по статье 199 Уголовного кодекса. Во-вторых, является основанием для применения статьи 112 Налогового кодекса: смягчающие обстоятельства.

Если в решении есть заведомо слабые положения, никогда не спорьте. Только когда вы уверены, что не сможете отбиться от претензий ИФНС, пытайтесь их успокоить.

— Как лучше подготовиться к суду? На что обратить особое внимание?

— Готовиться надо еще при проведении налоговой проверки. Во-первых, контролеру нужно выделить отдельную комнату, с ним никто не должен общаться, кроме директора, главбуха или иного специально уполномоченного представителя налогоплательщика (ст. 29 НК). Не надо разрешать проверяющему пользоваться ксероксом. Даже если он попросил об этом руководство. Если ему нужны копии документов, он обязан выписать отдельное требование (ст. 93 НК). Как правило, инспектору копии не нужны, он пишет всё к себе в блокнот. Правда, при этом забывает, что его записи не могут служить доказательством в суде. Если у налоговиков нет заверенных копий документов, то их слова ничего не стоят. Доказательств-то нет!

— А если они потребуют дополнительные документы?

— Ничего страшного — просто откажите. Инспекция может истребовать документы в рамках выездной проверки, которая вызвала спор. Но она закончилась, как только был составлен акт и оформлена справка (которую с 1 января 2007 года должны также передавать фирме). Налоговики могут попробовать истребовать документы через суд. Однако и здесь позиция ИФНС проигрышна: именно на налоговый орган возложено бремя доказывания, налогоплательщик не обязан доказывать свою невиновность (часть 5 ст. 200 АПК, п. 6 ст. 108 НК).

Если же суд пойдет на поводу у налогового органа, следует не выполнять определение об истребовании документов, направив в суд заявление о недопустимости переложения бремени доказывания на налогоплательщика (постановление ФАС Московского округа от 10 октября 2005 г. № КА-А41/9646-05). Если же это суд не убедит — то подать апелляционную жалобу. Также целесообразно подготовить отвод судье, который вынуждает предприятие-налогоплательщика или работников фирмы свидетельствовать против своей организации. То есть будут нарушены статья 51 Конституции и пункт 6 статьи 66 Арбитражно-процессуального кодекса.

Напомню: компания вправе представлять в суд практически любые документы, даже не переданные ранее налоговикам (определение КС от 12 июля 2006 г. № 267-О). Фирма вообще может не давать инспекторам документы, прямо не упомянутые в требовании ИФНС. Кстати, требования контролеры зачастую отправляют по почте. Всегда изучайте штемпели на конвертах с датой отправки. Инспекторы тоже люди и иногда запаздывают отправить письмо вовремя. Фирме это только пригодится в суде.

— На чем еще можно подловить налоговиков?

— Тщательно изучайте все документы, полученные от налогового органа. Например, можно не выполнять требование ИФНС, если оно подписано не руководителем (или его заместителем), а исполняющим обязанности начальника лицом (п. 1 ст. 89 НК). Либо если в требовании не указаны реквизиты документа, которым на подписавшего возложено исполнение обязанности главы ИФНС (его заместителя). Или еще: в заголовке решения указано, что его принял руководитель налоговой инспекции, а подписано оно заместителем руководителя. Дело в том, что подписать документ может только то лицо, которое указано в решении как рассмотревшее материалы налоговой проверки и принявшее по ним решение.

Вообще в документах налоговиков встречаются такие фразы, что возникает ощущение, что они сами себя хотят дискредитировать. Например, «вы намеренно представляете нам так много документов, мы не имеем возможности их хранить и не успеваем изучать, следовательно, организация — недобросовестный налогоплательщик» (переписка ИФНС № 43 по г. Москве с ОАО «Грамзапись»). Как можно нормально такое воспринимать? Цель простая: организация оспаривает каждую букву и фразу в решении. Налоговый спор должен сводиться к оспариванию текста решения, его лингвистическому толкованию. Надо избежать любыми средствами того, чтобы суд рассматривал не наличный текст решения инспекции, а то, что она «имела в виду».

«Уклонение от уплаты налогов путем использования с прямым умыслом несовершенства налогового законодательства», — такую фразу написала одна молоденькая следовательница. Самое смешное, что прокурор впопыхах это дело утвердил. Правда, из суда дело отозвали. Фирмам нужно просто сопоставить текст решения ИФНС с текстом Налогового кодекса и установить, есть ли в кодексе определение понятия, использованного инспекцией. Если оно отсутствует, то давайте разбираться, где такое определение дано и что оно обозначает. Исходите из того, что у вас лингвистический спор — суд же видит и оценивает буквальный текст решения, а не то, что инспекция «подразумевает».

— Чем вы сегодня занимаетесь помимо основной работы?

— Сейчас у меня очень интересное дело. Фирму признали недобросовестной из-за зависших налоговых платежей в 1998—1999 годах: поскольку «банковский кризис августа 1998 года являлся общеизвестным фактом, ОАО должно было оценивать финансовое состояние обслуживающих его банков» (письмо ФНС от 7 марта 2007 г. № 08-2-05/510). Повод, мягко говоря, странноват. Поэтому мы 22 марта отправили в ФНС ответное послание с предложением отозвать свое решение как порочащее деловую репутацию ОАО. Так как оно не соответствует действительности, что подтверждает и решение Арбитражного суда г. Москвы от 30 января 2007 г. по делу № А40-78088/06-114-499.

В случае отказа мы обратимся в суд с иском о защите деловой репутации. Мы хотим отсудить у налоговиков... 1 рубль. Почему сумма запрашиваемой компенсации так мала? Дело — не в размере, а в том, чтобы создать прецедент.

— Что нужно всегда помнить налогоплательщику, чтобы суметь доказать свою правоту?

— Главное: лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана (п. 7 ст. 3 и п. 6 ст. 108 НК), а все неустранимые сомнения в виновности фирмы толкуются в ее пользу.

Также необходимо тщательно смотреть, в какой именно редакции действовала статья (пункт статьи) Налогового кодекса в период совершения вменяемого налогового правонарушения. Инспекторы сплошь и рядом придают обратную силу положениям кодекса на момент совершения вменяемого нарушения — либо еще не действующим, либо (бывает и такое) утратившим силу. Также следует иметь в виду, что любые «толкования» налоговых органов не имеют юридического значения (п. 2 ст. 4 НК). А разъяснения Минфина, если они оформлены в виде писем, не являются нормативными правовыми актами, поскольку издания нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается (постановление правительства от 13 августа 1997 г. № 1009).

Кроме того, нормативный правовой акт, не зарегистрированный в Минюсте и официально не опубликованный для всеобщего сведения, не считается вступившим в силу и действующим. Несоблюдение требований актов федеральных органов исполнительной власти, по заключению Минюста не нуждающихся в государственной регистрации, не влечет за собой ответственности (ответственность может быть установлена только за несоблюдение нормативных правовых актов). Так, например, по делу № А41-К2-2703/03 (выиграно во всех трех инстанциях) суды отклонили довод налогового органа о нарушении рекомендаций Госкомторга именно поэтому.

Елена Березина

Анатолий Бейвель родился в Санкт-Петербурге 17 октября 1933 года. Окончил в 1956 году Ленинградский финансово-экономический институт, факультет «Экономика и планирование промышленности». С 1956-го по 1972 год работал в отделе главного конструктора (СКБ) Уральского автомобильного завода. С 1973-го по 1974 год — начальник отдела управления главного конструктора, начальник отдела новой техники Производственного объединения КамАЗ. С 1974 года по настоящее время работает в ФГУП «НИЦИАМТ» главным экономистом.

Награжден тремя правительственными наградами.

Заслуженный экономист России.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное