Последний путь для «дебиторки»

Последний путь для «дебиторки»

18.04.2007

Дебиторская задолженность, по которой истек срок исковой давности, с законодательной точки зрения считается безнадежной. Вроде бы осталось просто списать долг и забыть о его существовании как о страшном сне. Однако на практике представители ФНС не очень радуются такому повороту событий, а потому компаниям приходится привлекать к погашению долга служителей Фемиды. Благо в судебном корпусе с легкостью справляются с этой задачей.

Дебиторскую задолженность можно признать безнадежной и учесть в составе расходов при расчете налога на прибыль лишь в четырех случаях, которые перечислены в пункте 2 статьи 266 Налогового кодекса. К ним относятся долги, по которым:

  • истек установленный срок исковой давности;
  • обязательство прекращено из-за невозможности его исполнения или на основании акта госоргана;
  • обязательство «закрыто» в связи с ликвидацией организации.

Причем никаких иных требований Налоговый кодекс не выдвигает, в отличие от представителей ИФНС. Чиновники, ссылаясь на нормы статьи 252 кодекса, указывали, что любой расход можно лишь тогда учесть при расчете налога на прибыль, когда он экономически обоснован и документально подтвержден.

С «бумажками», как правило, у фирм проблем не возникало. Незакрытые счета могли подтвердить договор, выписки банка о перечислении денег партнеру или, наоборот, «непроплаченные» накладные на отгрузку. А вот с экономической обоснованностью ситуация складывалась иначе. С одной стороны – обоснованность очевидна: на момент заключения контракта с поставщиком или покупателем компания нуждалась в товарах, работах или услугах. Тот же факт, что горе-партнер не выполнил свои обязательства, фирма не могла предусмотреть. К тому же в законодательстве нет нормы, согласно которой необходимо проверять контрагентов, так сказать, «на вшивость», прежде чем заключить с ними какую-либо сделку. С другой стороны, вряд ли кто добровольно согласится перечислить свои кровные партнеру или отгрузить товары и благополучно забыть о возникших в связи с этим долгах. Ведь как-никак, в результате будет недополучена прибыль, а значит, снижается рентабельность деятельности.

Однако именно «экономическую обоснованность» налоговики и взяли на вооружение, отказываясь признавать дебиторку безнадежной. По их мнению, задолженность может превратиться в обоснованный расход только в том случае, если компания регулярно напоминала о себе должнику, да не просто одним телефонным звонком, а настойчиво требовала вернуть свои кровные. В результате компании вынуждены хранить телефонные счета, свидетельствующие о «разборках» с горе-контрагентом, в книгах регистрации исходящей корреспонденции фиксировать «письма счастья», направленные ему, и т. д. Иногда дело доходит и вовсе до абсурда.Час истины

Так, некая фирма после того как истек срок исковой давности по задолженности, включила в состав внереализационных расходов и соответственно этому уменьшила на сумму долга базу по налогу на прибыль. Однако в ходе проверки инспекторам удалось установить, что компания не принимала никаких мер для того чтобы взыскать долги с нерадивых поставщиков. Да и правом истребования задолженности в судебном порядке организация также не воспользовалась. Данные обстоятельства натолкнули налоговиков на мысль, что часть расходов, связанная с якобы безнадежной дебиторкой, является необоснованной. А значит, компания своевольно уменьшила базу по налогу на прибыль, что проверяющие тут же поспешили исправить. Они составили акт по результатам проверки, в котором помимо прочего обязали фирму перечислить недоимку по «прибыльному» налогу, штраф и пени. Компания же не согласилась с таким результатом и решила отстаивать свою позицию в суде.

В ходе арбитражного процесса выявились интересные детали. Так, одна из нерадивых фирм-поставщиков организации, получив от нее аванс, через некоторое время была ликвидирована по решению суда. Об этом заинтересованной тогда в возврате долгов фирме сообщили в налоговой инспекции, что подтверждает соответствующий запрос. Другой же горе-партнер и вовсе оказался без вести пропавшим. Причем выяснилось данное обстоятельство опять же в связи с тем, что компания попыталась «стрясти» с него причитающиеся долги… а в результате письмо-требование вернулось обратно с пометкой «организация по данному адресу не значится». Данных о местонахождении этого поставщика не оказалось и в налоговой. Интересно то, что подобные обстоятельства не остановили инспекторов. По их мнению, компания все равно должна была воспользоваться своим правом взыскать долги через суд.

Сама по себе такая позиция чиновников, мягко говоря, далека от здравого смысла. С кого можно стребовать задолженность через суд, если уже установлено, что должников как таковых не существует или их найти невозможно? Кому предъявлять иск?

К тому же нельзя не отметить, что у представителей Минфина есть свой особый взгляд на случаи, когда суд отказывает фирме во взыскании ее долгов. В частности, в письме от 2 февраля 2006 г. № 03-03-04/1/72 финансисты отметили, что задолженность нельзя считать безнадежной, если арбитры не удовлетворили иск фирмы об истребовании долга. Причины, по которым судьями выносятся подобные решения, никакой роли не играют.

Что ж, направляя компании в суд с иском о взыскании долгов, по которым в ста процентах случаях будет получен отказ, налоговики преследуют вполне очевидные цели. Поступления в бюджет от налога на прибыль, естественно, увеличатся.

Итак, вернемся к нашему случаю. Несмотря на настояния контролеров, судьи все же оказались более лояльными. Они указали, что в Налоговом кодексе содержится лишь четыре основания, по которым задолженность может быть признана безнадежной. Причем ни одно из них не зависит от того, предпринимала фирма какие-либо действия по истребованию долгов или нет. На руку организации сыграл и тот факт, что юридически задолженность не могла быть взыскана. В связи с этим арбитры ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 28 февраля 2007 г. № Ф08-731/2007-288А по делу № А32-13049/2006-53/260 отказали инспекторам в доначислении налога на прибыль, поскольку, по их мнению, компания правомерно уменьшила базу по налогу на прибыль на сумму безнадежного долга. Сила – в юридической «слабости»

Как уже говорилось, выиграть дело против налоговиков фирме помогла «юридическая невозможность» взыскания долга. Так что же это такое?

Для ответа на данный вопрос необходимо заглянуть в статью 417 Гражданского кодекса. Согласно этой норме исполнение обязательств признается нереальным, в частности, по решению органов власти. Подобная ситуация возникает, например, при ликвидации контрагента. Ведь процедура закрытия организации считается завершенной с момента внесения записи о ликвидации в ЕГРЮЛ (п. 8 ст. 63 ГК). Причем без этой записи не обойтись, даже если должник признан банкротом по решению суда. Как указал Минфин в письме от 17 января 2006 г. № 03-03-04/1/26, банкротство само по себе не означает, что задолженность нельзя взыскать.

Вместе с тем и ликвидация партнера не всегда автоматически влечет за собой безнадежность долга. Так, компания может быть юридически закрыта, но исполнение ее обязательств возложено на другое лицо. В таком случае необходимо уже с правопреемницей фирмы договариваться о погашении долгов.

В заключение отметим, что если все-таки задолженность признана безнадежной, то она учитывается в составе внереализационных расходов на дату проведения инвентаризации. Обязательными документами, подтверждающими правомерность уменьшения базы по налогу на прибыль, будут акт, подписанный инвентаризационной комиссией, и протокол общего собрания о списании задолженности (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31 июля 2006 г. № А31-6223/10).

Д. Поздеев, налоговый консультант, – для «Федерального агентства финансовой информации»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное