Полис D&O: защита от топ-персоны

Полис D&O: защита от топ-персоны

09.04.2007

Деятельность организаций всегда ассоциируется с персональной работой конкретных руководителей. Не только успехи, но и неудачи корпораций акционеры, кредиторы и другие заинтересованные лица связывают с достижениями или ошибками топ-менеджеров. Но поскольку цена таких ошибок порой слишком высока, в обиход российских компаний постепенно входит признанный на Западе инструмент защиты – страхование ответственности директора.

Для предъявления претензий персонально руководителям предприятий существует множество оснований, которые напрямую вытекают из их обязанностей. Снижение котировок акций на бирже, наказания со стороны надзорных органов, нападки конкурентов, неосторожные публичные заявления – вот только некоторые поводы для обвинения руководителей в плохом управлении организацией, недостаточном контроле или отсутствии должной осмотрительности при принятии решений. Такие претензии могут вылиться в судебные разбирательства с выплатой многомиллионных компенсаций акционерам, а в некоторых случаях – привести к банкротству компаний и их топ-менеджеров. На Западе страхование ответственности директоров, или D&O (directors and officers liability insurance), считается практически единственным эффективным способом защиты от подобных рисков.

Российские реалии, или без D&O нет IPO

В большинстве стран мира законодательно закреплена ответственность высших руководителей предприятий за принимаемые решения, поэтому и страхование их ответственности в западных государствах широко распространено. Российский же рынок D&O в настоящее время еще недостаточно развит. Это связано в основном с тем, что практика предъявления претензий именно должностному лицу, а не организации в целом в России пока не сложилась. Формализовать меру ответственности директоров с юридической точки зрения очень сложно. Нередко акционеры решают спорные вопросы в досудебном порядке. Полис D&O пока покупают только очень крупные отечественные компании, исходя из имиджевых соображений или для того чтобы соблюсти внешние требования (например, выход на IPO подразумевает наличие D&O). При этом покупаются страховые полисы с лимитом в 10, 15, 30, 50 миллионов долларов и выше, срок действия которых обычно составляет год. Первичное размещение ценных бумаг на западных рынках не только открывает российским компаниям доступ к новым источникам капитала, но и резко увеличивает их юридическую ответственность. Побудительными мотивами для выставления исков по первичному размещению обычно является информация, влияющая на котировки акций на фондовом рынке, которая может поступить спустя значительное количество времени. Как следствие, и иски против компаний могут быть выдвинуты через несколько месяцев и даже лет после первичного размещения.

Кроме того, следует обратить внимание, что существует два вида покрытия, предоставляемого по полису страхования ответственности директоров:

  • покрытие затрат самого руководителя, связанных с его ошибочными решениями в качестве директора и ответственностью возместить ущерб по искам, выдвигаемым против него в период действия полиса, в случаях когда предприятие не может возместить такие расходы по закону;

  • покрытие издержек организаций, связанных с их ответственностью возместить ущерб по искам, выставленным против директоров, в случаях когда предприятие в соответствии с уставом может взять на себя такие издержки.

Итак, основными «потребителями» страховки D&O в настоящее время являются предприятия, выходящие со своими ценными бумагами на западные финансовые рынки или открывающие зарубежные филиалы. Однако с введением в российское гражданское законодательство норм о персональной ответственности руководителей за результаты деятельности возглавляемых ими компаний этот вид страхования начинает становиться актуальным и для организаций, действующих на отечественном рынке.

А теперь про налоги

В российских условиях нередко препятствием к развитию того или иного вида страхования служит неадекватные меры налогового законодательства. Для D&O такие препятствия не имеют столь большого значения.

Услугу по страхованию ответственности страховая организация оказывает в пользу руководителей и других должностных лиц. Страховое возмещение при этом признается доходом директора, с которого он обязан уплатить налог на доходы физических лиц (ст. 209 НК РФ). Следовательно, платить с суммы страховой выплаты налог на прибыль компании не придется. Вопросы у инспекторов могут возникнуть только в том случае, если выплата была осуществлена несмотря на то, что страхового случая как такового не было.

Особенности определения базы по НДФЛ по договорам страхования установлены в статье 213 Налогового кодекса. Нормы данной статьи применимы и в отношении страхования ответственности руководителей организаций. Таким образом, налоговая база по НДФЛ застрахованного директора увеличивается на сумму страховых выплат, а также премий или взносов.

Между тем в договоре страхования может быть прописано, что страховые взносы за руководителя вносит другое лицо – физическое или юридическое. В случае с договором страхования ответственности руководителей фирмы, указанные суммы, как правило, вносятся самой организацией, которая и выступает страхователем. Тот факт, что страховые взносы за директора перечисляет компания, не освобождает его от обязанности уплаты налога на доходы физических лиц (п. 3 ст. 213 НК РФ).

Казалось бы, у компании при выплате премии страховщику должен возникать объект налогообложения ЕСН, ведь она при расчете налоговой базы обязана учитывать стоимость любых услуг, предназначенных для сотрудника (ст. 236, 237 НК РФ). Между тем страховые премии признаются в целях налогообложения ЕСН лишь по договорам обязательного страхования, исчерпывающий перечень которых установлен в статье 255 НК РФ. Страхование ответственности директоров к ним не относится. Значит, отчислять ЕСН с премии компания не должна.

Источник оптимизма

Таким образом, пока в России рынок D&O не сформировался окончательно, но есть основания полагать, что в течение ближайших пяти лет он будет расти. Это связано как со стремлением российских компаний привлечь западных инвесторов и выйти на международные фондовые рынки, так и с последними веяниями в российском законодательстве. Также немаловажно, что полис D&O для компаний выгоден и с точки зрения налоговых последствий его покупки. Медленно, но верно спрос на D&O растет, наиболее оптимистичные аналитики предрекают рост до 50 процентов ежегодно.

Однако одного изменения нормативной базы недостаточно. Чтобы возникли предпосылки к масштабному росту D&O, необходима сложившаяся судебная практика. Пока же арбитры избегают принимать к рассмотрению иски против топ-менеджмента предприятий в связи с его ошибочными действиями, руководствуясь положением ГК РФ о том, что по действиям своих сотрудников отвечает предприятие. При этом надо учитывать, что расходы по делам, подпадающим под действие Уголовного кодекса, не покрываются страхованием. Массовой же потребности в D&O на отечественном рынке пока нет. Постепенно, по мере внедрения в российскую практику западных подходов к ведению бизнеса, ситуация меняется, но в ближайшее время широкого спроса на этот вид страхования ждать не приходится.

Наталья Карпова, заместитель генерального директора компании «Ренессанс Страхование»

Все началось в Америке

Отправной точкой в истории D&O считается 1934 год, когда андеррайтеры Lloyds впервые предоставили котировку по страхованию ответственности директоров и руководителей. Интерес к этому продукту был связан с принятием в США в 1933 году Закона о ценных бумагах (the Securities Act of 1933) и в 1934 году – Закона о ценных бумагах и рынках (the Securities Exchange Act of 1934). Однако для того, чтобы данный вид страхования стал по-настоящему массовым, понадобилось около 30 лет. В 1960-е годы по США прокатилась волна громких судебных разбирательств в отношении первых лиц крупных компаний, допустивших ошибки в своей деятельности.

Налоги со страховки

«Порядок налогообложения страховых выплат зависит от того, кто будет их получать. При наступлении страхового случая по договору D&O страховая организация возмещение на покрытие причиненных убытков выплачивает сотруднику, в пользу которого заключен договор (п. 1. ст. 929, п. 3 ст. 931 ГК РФ). Между тем по договору имущественного страхования (в т. ч. страхования ответственности за причинение вреда) при наступлении страхового случая возмещение предоставляется выгодоприобретателю, то есть лицу, которому причинен вред. Напомним, что директор, как в целом и иные должностные лица, несет ответственность перед компанией (гл. 39 ТК РФ, ст. 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ, ст. 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ). Поэтому, если повреждено имущество третьих лиц, за сохранность которого отвечает компания, выгодоприобретателем и получателем страхового возмещения будет организация. В данном случае директору не придется платить налоги со страховых выплат. Обязанность исчисления и уплаты налога на прибыль возлагается на компанию-страхователя. Страховая выплата, в части превышения ее над суммой убытков, понесенных в результате действий директора, должна признаваться внереализационным доходом (ст. 250 НК РФ). Если же убытки не покрываются страховкой в полном объеме и для взыскания этой суммы с директора отсутствуют правовые основания, компания-страхователь сможет учесть некомпенсируемую часть потерь в составе внереализационных расходов (п. 2 ст. 265 НК РФ)».

Наталья Боровкова, главный бухгалтер ОАО «РОСНО»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное