Шелковый путь адыгейской бухгалтерии

Шелковый путь адыгейской бухгалтерии

03.04.2007

Овеянные легендами исторические места Адыгеи с легкостью могут соперничать с любым курортом мирового уровня. По этой земле когда-то проходил Великий шелковый путь, и сегодняшние жители этой маленькой южной республики (и представители бухгалтерской профессии не исключение) стремятся, чтобы Адыгея процветала.

Посмотрев на карту Адыгеи, удивляешься, насколько причудливо она расположена Краснодарский край как бы окружает ее со всех сторон. Здешние ландшафты оставляют незабываемое впечатление: минеральные источники, горы, леса, альпийские луга – все это сосредоточено на сравнительно небольшом пространстве республики. В Адыгее создано несколько природоохранных зон. Кавказский государственный биосферный заповедник, расположившийся на территории нескольких регионов юга, захватывает и Адыгею. Этот заповедник – своеобразный резервуар уникальной природы Кавказа. Статус биосферного ему присвоили в 1979 году. На его территории расположено несколько научно-исследовательских лабораторий.

Люди здесь охотно соглашаются побеседовать и очень приветливы. Но, как оказалось, оптимизм местных жителей не совсем оправдан. Выяснилось, что в сельском хозяйстве и промышленности одна за другой исчезают целые отрасли: свекловодство, производство пеньки, табака. Крупного рогатого скота осталось лишь 48 тысяч голов. В запустении оказались определяющие отрасли, ранее являвшиеся гордостью адыгейцев: элитное семеноводство и племенное животноводство. Производство валового регионального продукта за год снизилось здесь почти вдвое, строители за это время ввели в эксплуатацию в два раза меньше жилья. Высок уровень безработицы: каждый пятый житель на селе сегодня не имеет постоянной работы. Многие связывают эти проблемы с политической нестабильностью в регионе, которой был отмечен прошлый год. Это не могло не сказаться на экономике республики. По общему рейтингу в Южном федеральном округе с шестого места Адыгея переместилась в самый конец этого списка.

У «Долины яблонь» сладкие перспективы

Название столицы – Майкоп – переводится с адыгского как «Долина яблонь». И это неслучайно: садов здесь и впрямь много. Пройдет совсем немного времени, и все они заблагоухают и покроются цветами – предвестниками будущего богатого урожая.

О таком интересном происхождении названия адыгейской столицы рассказывает генеральный директор местной Торгово-промышленной палаты Геннадий Нагорный. Он заявил, что, несмотря на не совсем благоприятную обстановку, большинство проблем уже уходят в прошлое. А уж о перспективах и говорить нечего: по его словам, будущее у региона блестящее.

– Я связываю начинающийся экономический подъем с приходом нового руководства Адыгеи, которое понимает, какой оно хочет видеть республику и предпринимает конкретные шаги для того, чтобы достичь реальных результатов в укреплении положения региона. Эти шаги, в частности, привели к тому, что многие предприятия, которые в предыдущие годы были в «тени», сегодня постепенно возрождаются. Что касается дня сегодняшнего, то, я думаю, проблемы наши не новы – такие же наверняка испытывает любой субъект Федерации. Среди них – нехватка квалифицированных кадров, что при высоком уровне безработицы, конечно, смотрится несколько парадоксально.

Я связываю нежелание молодежи идти на заводы с тем, что многие считают, что работа на производстве низкооплачиваемая. А между тем хочу заметить, что в Адыгее заработная плата таких специалистов не ниже, чем по России.

Что касается ситуации на селе, то проблем действительно много. Исчезают целые отрасли. Правда, адыгейский сыр, являющийся гордостью республики, не пропадал с прилавков никогда, даже в перестроечные годы, когда был страшный дефицит продовольствия.

Я в то время жил на Дальнем Востоке и отлично помню, что какие бы катаклизмы ни происходили, этот сыр всегда можно было купить. Поэтому и сегодня, несмотря на трудности, которые переживает большинство отраслей сельского хозяйства, молочная промышленность на плаву.

На вопрос, как живется предпринимателям в таких условиях, работают ли здесь программы по банковскому кредитованию бизнеса, Геннадий Григорьевич лишь махнул рукой:

– Кредитование у нас почти никак не развито, все только на бумаге. Нас, понятное дело, эта ситуация не радует, но мы уже обдумываем, как ее можно поправить.

– А чем в данной ситуации может помочь Торгово-промышленная палата?

– Мы оказываем услуги консалтингового характера, проводим семинары, разъясняющие предпринимателям об изменениях в законодательстве, которые могут сказаться на их деятельности, описываем трудности, с которыми им, возможно, придется столкнуться, и способы их преодоления. Вопрос, который в последнее время волнует многих в Адыгее – это туристические зоны, решение о создании которых было не так давно провозглашено на федеральном уровне. Адыгея, к большому нашему сожалению, в этот список почему-то не попала, хотя имеет все основания для развития туристического бизнеса. Ведь это было бы хорошим подспорьем для экономики республики: и дополнительные рабочие места, и приток налогов в казну, и инвестиции. Мы очень хотим, чтобы туристический бизнес в республике развивался более активно. И уже есть подвижки в этом направлении: в одном из живописнейших уголков Адыгеи строится современный санаторий, который, мы надеемся, полюбят россияне.

– Несмотря на то, что существуют еще проблемы в экономике региона, наметился прогресс – многие предприятия, что называется, встают с колен, некоторые выходят на международный рынок. Например, у нас работает индивидуальный предприниматель, который изготавливает санки, обычные детские санки. Я их видел аж в Хабаровске, причем по цене, вдвое выше той, по которой они продаются у нас в Адыгее! Помимо этого, он производит мебель, которая тоже пользуется спросом. То есть люди понимают, что пробивать себе дорогу в жизни надо самим и рассчитывать на себя. И такой подход приносит свои плоды.

Монополия успеха

Следующая встреча состоялась с тем самым загадочным предпринимателем, слава о котором вышла за пределы маленькой тихой республики. Сам Александр Петров находился в горах на отдыхе и порекомендовал обратиться к своему бухгалтеру, Анне Варенцовой.

На вопрос о том, как их предприятию удалось достичь таких успехов, она ответила, что большую роль в их достижениях сыграл переход на упрощенный вид налогообложения.

– После этого сразу снизилась себестоимость производимой продукции, что и отразилось на ее цене. А это значит, что больше людей смогут позволить себе купить наши товары, а мы соответственно получим больше прибыли. Еще один, бесспорно,положительный момент – то, что материалы для производства мебели мы закупаем не у посредников, а у производителей, следовательно, затрачиваем меньше средств. При этом мы оказываем помощь и другим предпринимателям – немногие могут позволить себе закупать сырье большими партиями, а посредники предлагают сырье по гораздо более высоким ценам, чем у производителей. Поэтому в один наш заказ на поставку сырья порой включены несколько маленьких заказов. Мы только рады помочь землякам.

А вот налоговая не всегда понимает, насколько важно не «давить» на малый бизнес. По словам Анны, у них есть спорные моменты с налоговиками – некоторые сотрудники инспекций превышают служебные полномочия: запрашивают документы, которые предприятие по закону предоставлять не должно:

– Поскольку мы на упрощенке, то не должны предоставлять для отчетности документы о расходах. А чиновники тем не менее регулярно их требуют. Я всегда пытаюсь разобраться мирно, ссылаюсь на законодательство, на письма Минфина. Вот так и переписываемся с ними.

– Выездной проверки у нас не было уже почти шесть лет. Но мне бы очень хотелось, чтобы она наконец состоялась – хочется удостовериться, что мы все делаем правильно, дабы мы и наши деловые партнеры не сомневались в том, что все в порядке. Камералки бывают регулярно, и пока никаких претензий к нам не было, за исключением вот этих недоразумений с незаконным истребованием документов по расходам.

– А есть ли перспективы дальнейшего расширения бизнеса?

– Сейчас мы в процессе дискуссии по поводу изменения статуса предприятия – хотим объединиться еще с несколькими предпринимателями и выйти на более высокий уровень. Понятно, что это повлечет за собой изменения не только в юридическом статусе, но и в налогообложении. От упрощенки придется, видимо, отказаться. Но мы осознанно идем на этот шаг.

Старый друг лучше...

После разговора с Анной Варенцовой состоялась беседа с бухгалтером, который работает на Майкопском редукторном заводе, существующем с 1974 года. Нина Ткаченко, главный бухгалтер предприятия, с радостью согласилась дать интервью. Сразу было понятно, что Нина Павловна – работник старой закалки в лучшем смысле этого слова: она осознает личную ответственность за все, что происходит на заводе. И немудрено – она работает здесь с 1986 года, а за это время многое пришлось пережить предприятию союзного значения: и смуту 90-х, и задержки зарплат. Однако завод выстоял, и в этом наверняка немалая заслуга его главного бухгалтера. Неслучайно на юбилее Нины Павловны директор завода подчеркнул значимость того дела, которое она каждодневно выполняет.

– Всякое, конечно, случалось за годы моей работы. Особенно тяжело было в начале 90-х, когда и зарплату задерживали, и одеялами ее выдавали (так как иногда работали не за деньги, а по бартеру. Вот и расплачивались с нами такими «деньгами»), и приходилось вести одну сделку через восемь контрагентов, чтобы аж через полгода выручить хоть какие-то деньги и выдать людям зарплату. Но мы выстояли, и сейчас у нас работает около 800 человек плюс тысяча акционеров. Завод – крупнейший налогоплательщик в Майкопе, мы на виду у всех и спрос со стороны контролирующих органов с нас, конечно, строгий. Сотрудников, правда, это не пугает – здесь все автоматизировано, отчетность сдаем в электронном виде, налоги платим исправно, зарплату не задерживаем. Что немного огорчает – так это старое оборудование, но мы стараемся его поддерживать в рабочем состоянии – ведь это наш хлеб.

– А не вызывают ли у вас нареканий действия налоговой?

– Вот сегодня пришли три письма, и все – с требованием прислать документы о наших контрагентах. Причем мы работаем с ними уже не первый год, налоговая об этом прекрасно знает, но тем не менее регулярно присылает подобные «письма счастья». А уж что касается законодательства, то тут и говорить нечего. Сейчас, например, оформляем документы по НДФЛ, а ведь это почти 2 тысячи человек – на акционеров ведь тоже надо оформить эти бумаги. А трудность здесь в том, что программы для оформления налога меняются постоянно. Да и стоят они больших денег, а мы хоть и не бедствуем, но лишних средств нет. Причем иногда выясняется, что та или иная программа изменилась уже тогда, когда документы почти готовы. Вот и сейчас мы в похожей ситуации: бумаги скоро сдавать, а мы боимся, что неожиданно «всплывут» какие-нибудь изменения в их оформлении. А мы ведь их делаем вручную, и весь труд пропадает зря! Я уже так давно работаю в бухгалтерии, что мне непонятно, зачем все эти нововведения. В советские времена был один подоходный налог, и каждый счетовод знал назубок, с какой суммы какой процент надо отчислить государству. Сегодня же по подоходному налогу написан огромный закон да еще комментарии к нему. Во время проверок приходят несколько человек, каждый из них – узкий специалист по какому-то одному налогу: один по НДС, другой по налогу на прибыль, третий по остальным. А бухгалтер, получается, один должен разбираться во всем. Но мы, несмотря ни на что, повышаем свою квалификацию и, думаю, еще дадим форы молодым.

«Хлебная» бухгалтерия

ЗАО «Адыг-Юрак» – местный хлебокомбинат. Невзирая на трудности, он старается «держать марку», и его продукция пользуется заслуженной любовью со стороны не только местного населения, но и за рубежом. Главный бухгалтер этого предприятия Марет Жачемук рассказала, что комбинат сейчас переживает своего рода переломный период:

– Мы меняем бухгалтерскую программу, которая, надеемся, облегчит нашу жизнь: проще станет оформлять различные документы и следить за производственным процессом. Кроме того, мы выкупили здание пивзавода – будем расширять производство. Разместили там цеха арабского хлеба, восточных сладостей и круассанов. Продукция наша распространяется далеко за пределами Адыгеи. Нас знают и на Украине, и в Санкт-Петербурге, и в Москве. 80 краснодарских магазинов ежедневно получают продукцию «Адыг-Юрак».

На вопрос о том, с какими трудностями приходится сталкиваться бухгалтерскому отделу комбината, Марет рассказала, что они связаны прежде всего с большими требованиями со стороны законодательства:

– Как ни парадоксально, но учет вроде бы упрощается, а бухгалтерам легче от этого не становится. Мы пытаемся идти в ногу со временем, регулярно читаем бухгалтерскую периодику. К самим налоговикам обращаемся редко – ведь просто так им не позвонишь, надо письменный запрос отсылать, а чаще всего случается так, что времени на ожидание ответа просто нет, ситуация требует немедленного разрешения. Вот и обходимся собственными силами. Правда, бывают случаи, когда без помощи инспекторов просто не обойтись. Были у нас сомнения по поводу того, относятся ли восточные сладости к хлебобулочным изделиям – от этого зависела ставка НДС. Местные инспекторы оказались более подкованы в этом вопросе и разъяснили ситуацию. Так что поводов для жалоб на налоговую у нас нет. Мы понимаем, что лишнего с нас не потребуют – они действуют по закону.

Ощутимая поддержка

Дополнил картину разговор с Рамазаном Брантовым, главой местного Фонда поддержки малого предпринимательства. Рамазан Русланович заметил, что отличительной чертой менталитета южан всегда являлась склонность к предпринимательству, поэтому никакие административные барьеры этому не помеха.

– Что касается состояния малого бизнеса в регионе, то особых отличий по сравнению с любым другим регионом у нас нет. Все те процессы, которые происходят в других субъектах в сфере малого бизнеса, в равной степени свойственны и Адыгее. Ни для кого не секрет, что экономика России энергосырьевая, а вот промышленное производство развито недостаточно. Поэтому основной упор в сфере малого бизнеса приходится на торговлю и сферу услуг. Так происходит во всей России, так происходит и у нас.

– А чем занимается ваша организация? Может ли она оказывать реальное влияние на процессы законотворчества, которые бы способствовали развитию малого бизнеса?

– Наш фонд совместно с Министерством экономического развития республики и Хасэ (Государственный совет) разрабатывает и принимает программы развития и поддержки малого предпринимательства в регионе. В этих программах заложены источники финансирования и разработаны шаги, которые будут предприняты для того, чтобы эти программы были реализованы. Малые предприятия особенно уязвимы перед лицом многочисленных трудностей, встающих у них пути, таких как: недостаток имущественных ресурсов, слабо развитая инфраструктура поддержки предпринимательства, административные барьеры. Недостаток финансирования – основная проблема, с которой сталкивается начинающий бизнесмен. Впрочем, думаю, так происходит во всей России. Поэтому мы и помогаем начинающим предпринимателям в получении грантов, субсидировании, кредитовании малых предприятий.

Еще одна сторона нашей работы с малым бизнесом – нормативно-правовая поддержка предпринимателей на уровне министерств, научно-исследовательских институтов. Мы распространяем книги инспекторских проверок, которые помогают предпринимателям чувствовать себя более защищенными от несанкционированных проверок.

Правительство нашей страны сейчас занимается созданием так называемых «рамочных» документов. Например, в данный момент чиновники работают над поправками к налогу на вмененный доход. На федеральном уровне разрабатываются общие положения, а конкретные ставки платежа устанавливаются уже на местах. К примеру, мы принимаем непосредственное участие в определении коэффициента налога для разных регионов Адыгеи – понятно ведь, что в Майкопе и в глухом селе разный уровень доходов населения. Поэтому и коэффициент ЕНВД должен быть дифференцированным. В таких «депрессивных» (с точки зрения бизнеса) районах устанавливается понижающий коэффициент, что является одной из мер по привлечению капитала в такие области. Должен заметить, что эта мера оказалась эффективной, и во многих населенных пунктах, где раньше приток капитала был крайне мал, плохо развита сфера услуг и сфера розничной торговли, ситуация заметно улучшилась. Среди них – получение гранта 2,7 миллионов рублей от Минэкономразвития России. Наша республика принимала участие в конкурсе и выиграла его. На основании всего этого могу сказать, что малый бизнес в Адыгее развивается активно.

Опять прокатили...

Завершающий разговор должен был состояться с руководством Управления ФНС по республике Адыгея. Согласие на разговор было получено заранее, однако в последний момент налоговики «вспомнили» о недавнем распоряжении об обязательном согласовании текста и вопросов интервью с московскими чиновниками и от разговора отказались. Помимо отсутствия разрешения на интервью, один из сотрудников мотивировал отказ от общения с журналистами еще и тем, что «похвастаться особо нечем». Поэтому пришлось делать выводы из рассказов бухгалтеров и предпринимателей, которые часто общаются с представителями налоговой.

Некоторые собеседники указывали, что налоговики нарушают права налогоплательщиков. Другие отмечают и положительные тенденции в работе этого ведомства: в частности, в последнее время усилилась борьба с «серыми» зарплатами в республике.

Адыгея оставила впечатление на удивление гостеприимного, теплого края. Местные бухгалтеры, несмотря на имеющиеся проблемы, не могут долго обижаться на инспекторов. Многие из них с пониманием относятся к работе налоговиков и свои жалобы адресуют не им самим, а скорее системе российского налогообложения в целом.

Татьяна ИЩЕНКО

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное