«...Охоты на уклонистов от уплаты налогов не будет...»

«...Охоты на уклонистов от уплаты налогов не будет...»

08.03.2007

Верховный Суд в своем постановлении от 28 декабря 2006 г. № 64 разъяснил, что за налоговые преступления можно привлечь любого сотрудника компании. Не является ли это сигналом для начала репрессий за неуплату налогов? Интервью с Денисом Братковским, членом Российского союза промышленников и предпринимателей, юристом, старшим партнером юридической компании «Велес».

– Денис Иванович, как, на Ваш взгляд, будут развиваться события в свете последних разъяснений Верховного Суда?

– Действительно, некоторые аналитики увидели в постановлении Верховного Суда основания для начала охоты на бухгалтеров, аудиторов, налоговых консультантов. В частности, пункт 7 постановления рекомендует привлекать к уголовной ответственности не только руководителя, но и тех граждан, которые каким-либо образом помогали совершить преступление. Однако мнение Верховного Суда не расширяет рамки уголовной ответственности. Оно направлено на улучшение качества работы правоохранительных органов и судов. Вряд ли это скажется на количестве возбужденных уголовных дел и увеличит число граждан, привлекаемых к уголовной ответственности. Дело в том, что уголовное законодательство в любом случае требует устанавливать роль каждого участника преступления. Кроме того, в 1997 году Верховный Суд издал постановление № 8, содержавшее аналогичные рекомендации. Тем не менее, массовых репрессий не последовало. Впрочем, вполне вероятно, что руководство МВД напомнит подчиненным о необходимости увеличить количество расследованных налоговых преступлений, совершенных группой лиц.

– Кто из сотрудников компании может стать объектом пристального внимания налоговой милиции?

– Обычно следователь старается доказать существование сговора между директором и главным бухгалтером. Верховный Суд разъяснил, что к уголовной ответственности также могут быть привлечены другие сотрудники компании, которые уполномочены подписывать отчетную и налоговую документацию. Кроме того, на скамье подсудимых могут оказаться работники, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера.

– Насколько реально доказать сговор директора и главбуха?

– Это непросто. Сложно доказать осведомленность главбуха о намерениях руководителя. Я уж не говорю о прямом умысле. Для бухгалтера главное – не менять свои показания, придерживаться позиции, что он не знал о незаконных действиях руководителя. Ну а если это не удалось, то постараться доказать свою материальную незаинтересованность в их результатах.

– Многие юристы советуют бухгалтерам требовать письменного распоряжения директора, если речь идет о незаконных действиях. Что Вы думаете по этому поводу? Сможет ли этот документ защитить бухгалтера?

– В обязанности бухгалтера, безусловно, входит исполнение текущих указаний руководителя. Если требования руководителя может повлечь негативные последствия, бухгалтер вправе потребовать письменного предписания. По закону «О бухгалтерском учете» такое распоряжение руководителя компании снимает ответственность с бухгалтера. Но в законе речь идёт о материальной ответственности бухгалтера. Что касается неуплаты налогов, то даже письменное распоряжение директора не дает право совершать правонарушение и тем более, преступление. Наличие указаний руководства может быть учтено лишь как обстоятельство, смягчающее наказание.

Вопрос об ответственности бухгалтера должен решаться в каждой конкретной ситуации с учётом различных обстоятельств. Так, например, если руководитель настаивает на внесении в декларацию фальсифицированных сведений, то бухгалтер, исполнивший данное указание, может быть привлечён к ответственности как соучастник. Но если руководитель даёт указание, каким образом исчислять налог в спорной ситуации, оснований для привлечения бухгалтера к уголовной ответственности, даже в случае отсутствия письменного указания, не будет.

– Бывает, что директор всю вину за неуплату налогов перекладывает на бухгалтера, оправдывая себя тем, что не разбирается в бухучете. Как поступать бухгалтеру в данной ситуации?

– Представить себе такую ситуацию вполне возможно. Однако на практике бухгалтер всего лишь исполнитель. Обязанность организации и контроля бухгалтерского учёта на фирме возложена на руководителя и только на него. Сложно представить, что бухгалтер самостоятельно и бесконтрольно внедрял схемы «оптимизации налогообложения». К тому же большинство фирм практикует привлечение независимого аудитора для проверки правильности ведения бухгалтерского учета. А некоторые компании имеют в своей структуре ревизионные комиссии, которые контролируют работу бухгалтерии. Кроме того, в случае уклонения от уплаты налогов всегда есть «злой умысел». На этом, кстати, сделан акцент в постановлении № 64 Верховного Суда. Если следствие не установит заинтересованности бухгалтера и его намеренного искажения отчетности, уголовная ответственность ему вряд ли грозит. В случае арифметической ошибки, допущенной бухгалтером, она, скорее всего, будет выявлена, и максимум, чего можно опасаться бухгалтеру в данной ситуации, – это дисциплинарное и административное наказание. Полагаю, что в процессе проверки будет несложно установить роль каждого участника событий, в том числе и руководителя. Одним словом, для директора это не лучший способ защиты.

– Может быть лучше признать свою вину и хотя бы частично погасить недоимку? Есть вероятность, что уголовное дело прекратят?

– На практике погашение недоимки, как правило, влечёт прекращение уголовного преследования, если гражданина не подозревают в других преступлениях. Сама по себе уплата недоимки не является свидетельством признания вины. Виновность основывается на том, что гражданин осознанно и умышленно уклонялся от уплаты налогов. Недоимка же могла стать результатом ошибки, неправильного понимания закона либо отсутствия возможности уплатить налог, например, когда нет средств на расчётном счёте. А вот если вы признаете вину и одновременно уплатите недоимку, уголовное дело может быть прекращено, например, в связи с деятельным раскаянием. Человек в такой ситуации считается виновным, что на практике приравнивается к судимости.

– Какую же линию поведения избрать, если становится ясно, что дело не прекратят?

– Если обстоятельства виновности очевидны, пассивная позиция – не лучшая форма поведения. В соответствии с законом активная помощь следствию, а также добровольное возмещение имущественного ущерба – обстоятельства, смягчающие наказание. Однако следует обратить внимание на то, что помощь следствию – это, прежде всего, предоставление информации, но ни в коем случае не отказ от своих прав. Замечу, что о правилах поведения на предварительном следствии очень доходчиво и подробно рассказано в бераторе «Если на бизнес заводят дело».

– Какие факты чаще всего доказывают вину в экономических преступлениях?

– Любое экономическое преступление совершается с определенной корыстной целью. Обычно это улучшение собственного материального благополучия. Факты, которые подтверждают достижение этой цели, используются в качестве доказательств вины в преступлении. Например, фирма не в состоянии заплатить налоги либо начала процедуру банкротства. А вот благосостояние учредителей и руководства напротив заметно улучшилось. Это может служить в качестве косвенного доказательства вины учредителей или руководства в криминальном банкротстве или неуплате налогов.

Зачастую сложно отделить предпринимательскую деятельность от элементов преступной схемы. В этом случае изобличить преступников помогает исследование движения финансовых потоков фирмы, бестоварных сделок на значительные суммы, действий по выводу основных средств. Кредитная история подозреваемого также может сказать о многом.

– Посоветуйте, как подтвердить свою невиновность?

– Факты, свидетельствующие о невиновности, можно разделить на две группы. Первая: обстоятельства, доказывающие, что человек не принимал или не мог принимать участия в преступлении, например, не имел соответствующих полномочий. Вторая: отсутствие умысла, например, случайно допущенная арифметическая ошибка при исчислении налога. Ну а если речь идет об умышленном искажении данных налоговых деклараций и других документов, то доказательством в пользу бухгалтера могут быть свидетельские показания. Хорошо, если коллеги слышали, как руководитель давал незаконные распоряжения, а бухгалтер был против. Правда, прибегать к ним нужно только, если осведомленность бухгалтера уже доказана.

– За какие экономические преступления, кроме налоговых, бухгалтер может быть привлечен к уголовной ответственности?

– Официальная статистика говорит, что в большинстве случаев бухгалтерами, финансовыми директорами и другими должностными лицами коммерческих компаний совершаются различные виды хищений. Как правило, это присвоение и растрата или мошенничество.

– Можно ли привлечь бухгалтера к уголовной ответственности за криминальное банкротство?

– Возможность уголовного преследования бухгалтера в данном случае связана с искажением финансовой отчетности, представленной кредиторам, учредителям или акционерам и налоговой инспекции. Кроме того, это может быть непредставление совету директоров или собранию акционеров сведений о совершении сделок, наносящих ущерб финансовому состоянию компании, либо искажение сведений об активах путём включения в их состав кредиторской или другой задолженности, реализовать которую практически невозможно.

– Год назад в статьи о криминальном банкротстве были внесены существенные изменения, облегчающие расследование данного преступления. Повлияло ли это обстоятельство на количество уголовных дел, возбужденных за незаконное банкротство?

– К существенным изменениям это не привело. Число уголовных дел, возбуждаемых по фактам незаконного банкротства, уменьшается каждый год и даже переходит в число редких. Связано это прежде всего с тем, что резко уменьшилось число предприятий-банкротов. Но и возбужденные дела далеко не в каждом случае доходят до суда.

– Почему, на Ваш взгляд, это происходит?

– Причины в том, что, во-первых, расследование криминального банкротства ведется на низком уровне. Следствию все еще не хватает квалифицированных специалистов. Во-вторых, акционеры и учредители большинства предприятий, прошедших процедуру банкротства, в том числе и криминального, не имели опыта защиты своих корпоративных прав. Их социальная пассивность во многом упростила процесс вывода активов и создала условия для неправомерных действий менеджеров. И, в-третьих, нередко временная администрация или внешний управляющий воспринимают компанию в состоянии банкротства как источник наживы. Естественно, что при этом они стараются не привлекать излишнее внимание, в том числе скрывая от правоохранительных органов истинное положение дел.

– И последний вопрос. В Государственной Думе обсуждалось предложение о введении уголовной ответственности за неоднократные выплаты работникам денежных вознаграждений, которые не отражены в бухгалтерской отчетности. Есть ли необходимость усиливать ответственность предпринимателей в этой сфере?

– На мой взгляд, такой необходимости нет. На работодателя статьей 24 Налогового кодекса возложена обязанность по исчислению, удержанию налогов у работника и перечислению их в соответствующий бюджет или внебюджетный фонд. Таким образом, использование «чёрных» зарплатных схем является нарушением требования закона. Ответственность за подобные действия уже существует в Уголовном кодексе. Тем не менее, мне неизвестен ни один случай вынесения приговора по факту применения незаконных схем выплаты зарплаты. Обсуждение данного вопроса говорит, скорее всего, о том, что милиция и налоговики проигрывают войну с «чёрными и серыми зарплатами». Более актуальными и результативными явились бы меры правительства и законодателей по улучшению качества работы правоохранительных органов.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA