Внешнеторговые страсти, или выбираем право

Внешнеторговые страсти, или выбираем право

05.03.2007

Торговые отношения между отечественными и зарубежными компаниями стали очень популярным явлением. Всем участникам ВЭД известно, что при подобных сделках составляется внешнеторговый контракт, где прописываются права, обязанности сторон и условия их будущей работы. Однако самая главная задача партнеров — определить, какие же правовые нормы будут применяться в ходе исполнения договора и в случае возникновения спорных ситуаций. Ведь в сделке участвуют две организации из разных государств, у каждого из которых есть свои законы, обычаи и судебная практика.

Понятие «внешнеторговый контракт» по идее связан с более широким определением внешнеэкономического соглашения. Этот документ представляет собой договор, исполняемый в ходе хозяйственной деятельности между коммерческими предприятиями, находящимися в разных странах.

Важнейшая особенность внешнеторговых контрактов заключается в том, что они регулируются, с одной стороны, источниками внутреннего характера — законами и другими нормативными актами, судебными прецедентами, обычаями страны, с другой — международными соглашениями, общепризнанными принципами мирового права и сложившимися торговыми обычаями. Вольному — воля

При заключении внешнеэкономического договора сторонам приходится решать немало важных задач. Очевидно, что компании не в силах предусмотреть все ситуации, которые могут сложиться при его исполнении. Именно поэтому необходимо указывать в контракте положение о праве, регулирующем отношения сторон. При определении права, применяемого к внешнеторговому договору, действует принцип автономии воли сторон. Он заключается в том, что участники соглашения свободны в выборе не только его содержания, но и вида правовых норм.

Принцип автономии воли сторон закреплен, например, в Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, заключенной в г. Риме в 1980 году. Возможность выбора права, регулирующего отношения между участниками внешнеторговой сделки, предусмотрена и действующим российским законодательством (ст. 1210 ГК РФ).

Соглашение сторон о выборе применяемого права должно быть четко обозначено в договоре или вытекать из совокупности обстоятельств внешнеторговой сделки. Если же ее участники определились с тем, какие нормы права применять, после заключения контракта, то их решение будет считаться действительным с момента его подписания.

Проиллюстрируем действие принципа автономии воли сторон на примере Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года (далее — Конвенция), имеющей важное значение в международной торговле.

Она применяется в следующих ситуациях:

  • если участники внешнеторговой сделки находятся в разных государствах — участниках Конвенции;
  • когда в силу коллизионной нормы к контракту надлежит применять право страны — участника Конвенции, даже если ни одна из сторон договора не расположена на ее территории.

В данном случае принцип автономии воли воплощен следующим образом: Конвенция разрешает партнерам по внешнеторговому договору исключить применение ее положений. Кроме того, нормы Конвенции носят скорее диспозитивный характер. Однако если в контракте стороны не согласились на применение к их отношениям каких-либо других правил, то «по умолчанию» будут действовать положения Конвенции. Общее о частном

Компании, которые связаны внешнеторговым контрактом, довольно часто выбирают для применения не определенную национальную правовую систему, а ссылаются в договоре на нормы, содержащиеся в международных конвенциях, торговых обычаях, широко признанных правовых принципах. В этом случае значение имеют Принципы международных коммерческих договоров, одобренные Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА), и документы, разработанные Международной торговой палатой, в том числе правила толкования общепринятых торговых терминов (Инкотермс).

Существуют также документы, которые применяются в отношении отдельных видов договоров, например:

  • международные конвенции в области перевозок;
  • конвенции УНИДРУА 1988 года о международной финансовой аренде (лизинге) и уступке требования под дебиторскую задолженность (факторинге);
  • подготовленные Международной торговой палатой унифицированные правила осуществления безналичных расчетов (обычаи и практика для документарных аккредитивов, правила по инкассо).

Если стороны выбрали право, подлежащее применению к договору, то тем самым они установили собственный обязательственный статус. С этого момента участникам сделки придется поступать в соответствии с ним — толковать контракт в части, не урегулированной его условиями, определять свои права и обязанности, последствия неисполнения внешнеторгового соглашения, его недействительности или прекращения действия.

Если в контракте отсутствует соглашение сторон о выборе применяемого права, то оно определяется с помощью коллизионных норм, составляющих большую часть раздела «Международное частное право» третьей части Гражданского кодекса. В данном случае будет использоваться право той страны, с которой наиболее тесно связан договор (ст. 1211 ГК РФ). Считается, что в этом качестве выступает то государство, где располагается место жительства или деятельности стороны, обязательства которой имеют решающее значение для содержания договора. Исключение составляют случаи, когда законом, условиями или существом контракта либо совокупностью обстоятельств предполагается другое. Кто виновен?

Ответственность при неисполнении обязательств устанавливается в содержании контракта самостоятельно участниками внешнеторговой сделки. Если последние не обозначили вид наказания для нарушителя условий договора и не отменили действие соответствующих коллизионных норм, то правила об ответственности определяются согласно им.

Например, Венской конвенцией подробно регламентированы последствия нарушения договоров купли-продажи. Общей формой ответственности является возмещение убытков, включая упущенную выгоду. Условие о неустойке, например за просрочку исполнения, должно оговариваться в контракте. Причем ответственность не наступает, если обязанная сторона докажет, что нарушение договора вызвано «препятствием вне ее контроля». Расставляем приоритеты

Принцип автономии воли сторон, согласно которому последние свободны в выборе права к договору и других условий внешнеторгового контракта, действует не всегда. Когда в императивных нормах законодательства России содержится указание на их особое значение для обеспечения прав и интересов участников гражданского оборота, то именно они регулируют подобные отношения независимо от условий соглашения сторон и коллизионных норм (ст. 1192 ГК РФ).

Примером такой сверхимперативной нормы в российском праве может служить пункт 3 статьи 162 Гражданского кодекса. В нем говорится о том, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономического договора влечет за собой недействительность сделки. Закон и порядок

Важнейшие нормы правового регулирования внешнеторговой деятельности закреплены в Федеральном законе от 8 декабря 2003 г. № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (далее — Закон № 164-ФЗ).

Данный акт содержит следующий перечень направлений регулирования:

  1. таможенно-тарифное;
  2. нетарифное;
  3. запреты и ограничения внешней торговли услугами и интеллектуальной собственностью;
  4. меры экономического и административного характера, способствующие развитию внешнеторговой деятельности.

Согласно пункту 2 статьи 12 Закона № 164-ФЗ, этот список является исчерпывающим. За пределами представленного набора методов внешнеторговая деятельность регулируется частноправовым инструментарием, о котором речь шла раньше.

Такой метод нетарифного регулирования, как введение специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер при импорте товаров для защиты экономических интересов российских производителей, применяется в соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 165-ФЗ «О специальных, защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров».

При расчетах по внешнеторговым договорам следует учитывать требования Федерального закона от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле». Куда податься

Обжаловать решения, принятые органами валютного контроля, таможенными и налоговыми ведомствами в отношении сделок между отечественными компаниями, можно в российских арбитражных судах. А вот споры по внешнеторговым договорам стороны традиционно предпочитают передавать на рассмотрение в международные коммерческие арбитражные суды. Причем между ними можно наблюдать жесткую конкуренцию, так как партнеры вправе выбрать любой суд для рассмотрения своих разногласий, заключив арбитражное соглашение (в том числе в виде арбитражной оговорки в самом контракте). Наибольшей популярностью пользуется Лондонский международный третейский суд и Арбитражный суд Международной торговой палаты (г. Париж).

Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — МКАС) не так востребован, как вышеназванные институты. Однако за сравнительно небольшой период времени своего существования он уже успел сформировать довольно внушительную собственную практику рассмотрения споров.

Подавляющее большинство конфликтов, рассматриваемых МКАС, связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением своих обязательств одной из сторон по внешнеторговому договору. При этом истцами практически всегда являются отечественные компании. Это говорит о том, что в России МКАС уже завоевал себе хорошую репутацию.

Значительная часть рассмотренных за последние годы дел — споры по внешнеторговым договорам займа. Это легко объяснимо, поскольку стремительно увеличивается потребность российских экономических агентов в финансовых средствах. Сценарий работы МКАС

Проиллюстрируем процедуру рассмотрения споров МКАС на примере конфликтов, связанных с внешнеторговыми договорами займа. Для их надлежащего разрешения суд должен установить целый ряд фактических обстоятельств. В первую очередь, руководствуясь статьями 7 и 16 Закона от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» и пунктом 5 параграфа 1 Регламента МКАС, суд выясняет наличие арбитражного соглашения или оговорки, которые дают ему полномочия рассматривать соответствующий спор. Далее он определяет, какое право должно применяться к отношениям сторон. Как правило, участники внешнеторговой сделки, выбравшие МКАС в качестве арбитра по возникающим у них спорам, предпочитают обращаться к российскому праву. Таким образом, при рассмотрении конфликта применяются нормы Гражданского кодекса о договоре займа, а также общие положения об обязательствах и о контрактах.

В случае если договором предусмотрена неустойка, виновная сторона может просить суд об уменьшении ее размера (ст. 333 ГК РФ). Однако на практике ответчики — иностранные компании — не используют такую возможность. Это говорит о том, что зарубежные контрагенты недостаточно подготовлены к разрешению споров по внешнеторговым договорам на основе российского права.

Налоги требуют внимания

Руслан Украинский, юрисконсульт компании «Гарант»:

«Когда заключается внешнеэкономический договор, нужно обращать внимание не только на то, какие гражданско-правовые или процессуальные нормы будут применяться к данной сделке. Проблема применения иностранного или международного права актуальна также и для налоговых отношений. Например, при взимании НДС нужно решить вопрос с определением места реализации товаров (работ, услуг). По налогу на прибыль придется обратить внимание на то, возникает или нет постоянное представительство иностранных компаний в России. В отношениях с конкретными государствами нужно учитывать, заключено или нет соглашение об избежании двойного налогообложения».

Дмитрий Афанасьев, юрист Коллегии адвокатов г. Моcквы «Барщевский и партнеры»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное