Весенние визиты

Весенние визиты

27.02.2007

Устраиваясь на работу, каждый бухгалтер слышит немало красивых слов от будущего работодателя. Но нередко в начальные договоренности со временем вносятся значительные коррективы. И приходится решать, готов ли ты нарушить закон, выполняя непосредственные указания своего начальства.

Нерадостное утро

Солнечный весенний день начался с давно ожидаемого, но неприятного события. Поднявшись на этаж, занимаемый фирмой ООО «Самашкоинпорт», Марина обнаружила, что ее кабинет открыт. А у двери столпились сотрудники фирмы. Но едва она переступила порог — все вопросы отпали сами собой. Раннее нашествие возглавлял сам Сергей Степанов, генеральный директор фирмы.

— Здравствуйте, Марина Ивановна, — любезно обратился он, хотя обычно ограничивался «приветом» и «Марина». — Вас ждем! Вот, знакомьтесь, господа из ОБЭПа, — кивнул он в сторону трех человек, уверено перерывающих документы бухгалтерии.

— Очень приятно, — покривила душой Марина.

— Объясните господам проверяющим, — улыбаясь, продолжил директор, — где отражены наши взаиморасчеты с аптеками. — И, изобразив недоумение, развел руки в стороны. — Вы же знаете: я в бухгалтерии ни «бум-бум». А у них, что-то не сходится.

— Да, кстати, это наш бухгалтер, — представил он госслужащим Марину. — Не главный, но единственный! Так что все вопросы к ней.

— По нашим данным, — не представляясь, начал молодой человек, — ваша торговля лекарствами куда более выгодна, чем выходит по представленным документам. Может, каких-то бумаг не хватает? — усмехнулся он.

— Все здесь, все здесь, — как можно непринужденней, несмотря на сильное волнение, ответила Марина. Сомнительные операции

Она, конечно, знала, что денег через фирму проходило значительно больше, чем было отражено в бухучете. Но это ее не касалось и принципиально не интересовало. На неоднократные предложения директора стать главбухом или хотя бы самой заняться черной бухгалтерией Марина неизменно отвечала отказом. Ни посулы увеличить зарплату, ни чуть ли не ежедневные обещания уволить ее не волновали.

Во-первых, директор был откровенный жмот. Он и слышать не хотел о законных способах минимизации налогов. А любые расходы на придачу теневым операциям хоть малейшей законности, воспринимал как личное оскорбление. Максимум, на что у него хватало щедрости, это проводить особо крупные суммы через фирмы-однодневки. В большинстве же случаев он отправлял сотрудников или даже сам лично ездил к партнерам за наличкой. Бумаги же на эти операции составлял от своей фирмы. Да и расходники, как выяснилось позднее, аптеки выписывали на ООО «Самашкоинпорт». Правда, к Марине документы по наличным расчетам не попадали: директор сам вел учет «левой» выручки.

Был еще один сомнительный момент. Иногда руководитель передавал Марине документы, подтверждающие расходы на какие-нибудь консультационные услуги, оплаченные наличкой. Марина подозревала, что никаких услуг не было, а документы составлены от фирм-однодневок. Впрочем, все это были слухи и ее личные догадки. А догадки, как известно, к делу не пришьешь.

Во-вторых, это было не первое место работы Марины. Довелось ей и главбухом побывать. В свое время, польстившись на большую должность и немаленькую для вчерашней студентки зарплату, она отважно ринулась защищать интересы фирмы на ниве бухучета. Нередко покрывая весьма сомнительные сделки компании. Когда же у фирмы начались трения с законом, то стало очевидно, что главбуха прикрывать никто не собирается. Более того, выходило, что она чуть ли не единственная виновница происходящего. А то, что Марина выполняла прямые указания руководства (и реальных денег, кроме зарплаты, не видела, никого не касалось и к делу не относилось. Тогда повезло, и обошлись штрафами да административной ответственностью. Но Марина, уволившись, твердо решила — сидеть за чужие деньги глупо, а начальство всегда попытается свалить вину на нее. Что, собственно, сейчас и демонстрировал нынешний руководитель. Выгодные партнеры

От нерадостных размышлений Марину оторвал голос проверяющего:

— Давайте посмотрим документы, — миролюбиво сказал он и жестом пригласил бухгалтера к столу, где были разложены бумаги. — Мы проводили проверку некоторых ваших партнеров и по ее результатам выяснили, что ваша фирма получила за год работы наличными около трех миллионов рублей. У вас же в бухучете этих операций нет. Как вы поясните эту ситуацию?

— А что тут пояснять. Все перед вами. Другой бухгалтерии у меня нет. — Разозлившись, а оттого, как ни странно, успокоившись, ответила Марина.

К обеду сотрудники ОБЭПа нашли черную бухгалтерию: директорскую тетрадь с записями, расписки. Не было только лишней первички (по-видимому, Сергей ее все же уничтожал). После этого события все документы изъяли. А Марина, как и большинство сотрудников фирмы, получила приглашение дать официальные пояснения.

В дальнейшем давать показания Марине приходилось еще не раз. Следствие длилось почти полгода. И нервы ей потрепали изрядно. В уверения Марины, что она ни о каких левых сделках не знает, следователям как-то не верилось. Да и директор постоянно утверждал, что он ни при чем и во всем виноваты нерадивые сотрудники. И все это — либо их упущения, либо личный бизнес, который они вели за директорской спиной.

Но Марина продолжала настаивать на своей версии. Да и факты вещь упрямая: все проводки были сделаны на основании найденных в бухгалтерии документов. В левых расходниках присутствовала лишь подпись Сергея Степанова. Черная бухгалтерия, найденная в его кабинете, велась от руки. И не требовалось даже экспертизы, чтобы узнать характерный почерк руководителя. Итог предсказуем

Лед тронулся после того, как директор на одном из допросов заявил, что часть неучтенных денег главный менеджер получал по личным договоренностям с продавцами и попросту присваивал. После этого заявления главный менеджер изменил свои показания. И признал, что наличку передавал не в бухгалтерию, а лично директору. Такие же показания стали давать и другие сотрудники фирмы. С Марины сняли все обвинения. А Сергей Степанов, по совету своего адвоката, сменил линию поведения. Он стал сотрудничать со следствием, признался во всем и, не дожидаясь суда, полностью выплатил налоги и штрафы по всем очевидным случаям недоплаты в бюджет.

В конце лета того же года Сергей Степанов предстал перед судом. Его признали виновным в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (ст. 199 УК). И назначили наказание в виде трех лет лишения свободы. Добровольную уплату налогов и штрафов судьи сочли смягчающим обстоятельством, и срок директор получил условный.

Антон ПАЛЬМИН

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA