Возмещение экспортного НДС: бег с препятствиями

Возмещение экспортного НДС: бег с препятствиями

15.01.2007

Применение нулевой ставки НДС сопряжено с известными трудностями — столичные и подмосковные инспекции крайне неохотно возмещают налог. Недавно на своем личном опыте в этом убедился читатель «Московского бухгалтера» из Подмосковья.

Не думали, не гадали

Отгружая партию косметики своим постоянным покупателям, зарегистрированным в Республике Беларусь, руководство торговой компании из Подмосковья даже не подозревало, какие проблемы повлечет за собой этот шаг. Напомним, что порядок налогообложения такой операции практически не отличается от того, который действует в отношении традиционного экспорта. Так, отгружая товар белорусскому контрагенту, российский налогоплательщик оформляет счета-фактуры с нулевой ставкой налога на добавленную стоимость, а затем возмещает из бюджета суммы НДС, которые были уплачены российским поставщикам.

Поскольку поставка продукции в Белоруссию не являлась для подмосковного предприятия чем-то необычным, порядок получения налогового вычета бухгалтеру был хорошо знаком. Необходимый комплект документов был подготовлен и представлен в установленный срок в ИФНС по г. Мытищи Московской области. Однако, проведя камеральную проверку, инспекция отказала в возмещении НДС и доначислила налог к уплате в бюджет.

Решение подмосковных налоговиков оказалось в распоряжении «Московского бухгалтера». Видно, что причиной для отказа послужил тот факт, что банк, который обслуживал компанию, не подтвердил поступление на ее расчетный счет выручки от белорусского контрагента. Однако копии всех соответствующих банковских выписок и платежных поручений фирмой в инспекцию представлены были.

Удивленный руководитель компании обратился в кредитное учреждение с очевидным вопросом: почему налоговым органам был дан отрицательный ответ, если фактически экспортная выручка получена? Оказалось, что руководство банка подошло к запросу инспекции чересчур формально.

В документе спрашивалось, поступала ли на счет предприятия выручка от иностранного покупателя в сентябре 2005 года. При этом белорусские партнеры расплачивались с российским поставщиком в июле и августе. Таким образом, сотрудники кредитного учреждения совершенно справедливо указали, что в запрашиваемом периоде — сентябре — организация денежные средства от нерезидентов не получала. Выяснив, что все дело в формулировке запроса налоговиков, компания направила в инспекцию заявление с просьбой пересмотреть решение об отказе в возмещении белорусского НДС и заверила, что на сей раз банк подтвердит поступление выручки из-за рубежа.

Здесь необходимо отметить еще один важный момент. Налоговое законодательство предусматривает, что решение инспекции может быть обжаловано в течение трех месяцев с того момента, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о нарушении своих прав (п. 2 ст. 139 НК). Рассматриваемое решение ИФНС по г. Мытищи Московской области было вынесено 19 января 2006 года и отправлено компании по почте. Между тем, организация незадолго до этого изменила свой юридический адрес, уведомив об этом налоговиков, — данный факт подтверждает свидетельство о внесении соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц.

Таким образом, на момент вынесения и отправки решения инспекторы были в курсе того, что адрес налогоплательщика изменился. А фирма в результате получила документ лишь 25 апреля 2006 года. Поэтому она была вынуждена дополнительно разъяснять в своем заявлении причины пропуска срока, установленного для обжалования. Ситуацию усугубил также тот факт, что директора компании вынудили указать, что решение получено им именно 19 января 2006 года.

Руководитель инспекции по г. Мытищи Московской области решение пересматривать отказался, указав следующее. Во-первых, форма запроса в кредитное учреждение не содержала ограничений в отношении периода, в течение которого экспортная выручка поступила на расчетный счет предприятия. Поэтому в случившемся виноват банк — в нарушение статьи 135 Налогового кодекса им были представлены неполные сведения. Во-вторых, решение было направлено по тому адресу, который организация указала в счетах-фактурах. И, наконец, пересмотр решений не входит в компетенцию нижестоящих налоговых органов, то есть полномочиями по отмене документа обладает только УФНС по Московской области.

Компания поспешила обратиться с соответствующим заявлением в это ведомство, однако по указанным выше причинам пропустила срок, установленный для подачи жалобы. На этом основании подмосковное управление также оставило заявление предприятия без рассмотрения.

После этого фирме ничего не оставалось, кроме как обратиться в Арбитражный суд Московской области, что и было предпринято. Однако и этот этап отстаивания своих интересов преподнес неприятные сюрпризы. Так, исковое заявление было подано с небольшим опозданием, поэтому пришлось ходатайствовать о восстановлении процессуального срока. Кроме того, руководство компании не приложило к иску некоторые документы, играющие немаловажную роль в оценке обстоятельств дела.

Любопытно, что второпях истец позабыл даже о такой очевидной вещи, как копия квитанции об уплате государственной пошлины. А ведь без этого ни один суд не примет заявление к рассмотрению. Так оно и вышло — судья вынес определение об оставлении иска компании без движения. Правда, при этом ей был дан срок для устранения соответствующих нарушений.

Фирма представила все, что было необходимо и, ожидая рассмотрения дела по существу, обратилась за комментарием ситуации в редакцию «Московского бухгалтера». Помехи классического экспорта

Одной из излюбленных причин для отказа в возмещении экспортного НДС у столичных инспекций по-прежнему остаются претензии к первичным документам. На что обращают свое внимание проверяющие? В ход идет практически все: начиная от товаросопроводительных документов и грузовых таможенных деклараций и заканчивая банковскими выписками.

Так, сотрудники инспекции федеральной налоговой службы № 16 по г. Москве отказались возместить компании суммы НДС, которые она уплатила своим поставщикам в отношении продукции, поставленной за границу. Причиной этому послужили следующие факты. Выписка банка не содержала подписей должностных лиц кредитного учреждения, в товарно-транспортной накладной и внешнеторговом контракте были указаны разные грузополучатели, а на авиационной накладной не было отметки пограничного таможенного органа о вывозе товара.

Все доводы налоговиков были признаны несостоятельными. Суд указал, что банковские выписки, распечатанные с использованием средств вычислительной техники, выдаются клиентам без штампов и подписей работников кредитной организации. Не может служить основанием для отказа в применении ставки налога на добавленную стоимость 0 процентов и наличие разных лиц в контракте и накладной. В данном случае товар поставлялся посредством экспресс-доставки, поэтому товаросопроводительные документы были оформлены перевозчиком, а не иностранным покупателем.

Что касается копии авианакладной, то налоговое законодательство вообще не предусматривает каких-либо требований к данному документу ФАС Московского округа от 8 ноября 2006 г. № КА-А40/10837-06 (этот документ вы найдете в справочной правовой системе КонсультантПлюс. — Прим. ред.).

Другим, не менее популярным основанием для отказа в возмещении налога являются недобросовестные поставщики компании-покупателя. Например, проверяющие из межрайонной инспекции федеральной налоговой службы № 5 по крупнейшим налогоплательщикам не разрешили компании применить нулевую ставку налога по следующим причинам.

Российские поставщики налогоплательщика не состоят на налоговом учете, не находятся по своему юридическому адресу, а их идентификационные номера налогоплательщиков отсутствуют в информационной базе инспекции. Кроме того, ей неизвестен их фактический адрес, указанные телефоны принадлежат другим организациям и руководители по письменным вызовам контролеров для проведения встречной проверки не являются. Однако эти вопиющие, с точки зрения МИФНС № 5, факты не были приняты судом, поскольку в ходе заседания организация представила копии свидетельств о государственной регистрации и свидетельств о постановке на учет в налоговых органах, подлинность которых инспекцией не отрицалась (постановление ФАС Московского округа от 8 ноября 2006 г. № КА-А40/10767-06).

Вот еще один случай, правда, довольно экзотический. Инспекторы заподозрили в недобросовестности не кого-нибудь, а иностранного покупателя. Так, российскому налогоплательщику было отказано в применении ставки налога на добавленную стоимость 0 процентов, поскольку контролеры засом-невались, ведут ли его американские контр- агенты экономическую деятельность у себя на родине.

В обоснование своей позиции сотрудники МИФНС № 2 сослались на некое письмо под грифом «дсп». Из документа следовало, что у американских компаний отсутствуют федеральные идентификационные номера плательщиков и реальные юридические адреса и при этом они не сдают отчетность в налоговые органы США.

В ответ на это российская организация представила данные американской Службы внутренних доходов, согласно которым указанные иностранные партнеры являются зарегистрированными и имеют статус «действующих». Отсутствие же федеральных идентификационных номеров налогоплательщиков и непредставление налоговой отчетности не свидетельствуют, по мнению суда, о фиктивности американских контрагентов.

У инспекции был и «запасной» аргумент. Она заявила, что представленные письма департамента казначейства Службы внутренних доходов США составлены с нарушением специально установленной формы, а значит, они не могут являться доказательствами и подтверждать статус налогового резидента американских компаний.

Судом был отклонен и этот довод контролеров. Так, было указано, что право на применение нулевой ставки налога связано с представлением документов, перечисленных в статье 165 Налогового кодекса. Указанные письма американского ведомства там не поименованы (постановление ФАС Московского округа от 30 октября 2006 г. № КА-А40/10655-06).

Комментарий
Ведущий юрист компании «Центр развития правовой культуры» Демьян Стручков:
— К сожалению, такие случаи уже давно перестали быть чем-то из ряда вон выходящим — подобное происходит постоянно. Более 80 процентов экспортного НДС возмещается из бюджета только после того, как дело пройдет по всем трем судебным инстанциям. И в большинстве эпизодов подобного рода основанием для отказа в законном налоговом вычете служат формальные основания, а то и вовсе банальные придирки.
Можно утверждать, что в данном случае судьи встанут на сторону налогоплательщика, несмотря на некоторые вопросы со сроками. Как известно, суд вправе оценивать доказательства и выносить решение исходя из внутреннего убеждения. Из представленных организацией документов ясно видно, что ее право на возмещение НДС ничто не ограничивает. Однако, судя по поведению контролеров, они будут стоять на своем до конца и не вернут налог до тех пор, пока не получат на руки постановление кассационной инстанции.
Немаловажную роль в рассматриваемой ситуации сыграла сумма контракта, заключенного с белорусским покупателем. Из представленных документов видно, что она составила менее 5000 долларов США и поэтому не являлась предметом строгого контроля с точки зрения валютного законодательства. В частности, кредитное учреждение не требовало, чтобы российская компания оформляла паспорт сделки — документ, обеспечивающий учет и отчетность по валютным операциям между резидентами и нерезидентами — в рассматриваемом случае соответственно между подмосковной и белорусской компаниями.
Между тем, в общем случае именно паспорт сделки позволяет банку отслеживать факты поступления на расчетные счета налогоплательщиков сумм экспортной выручки. Так, в соответствии с Положением Центробанка от 1 июня 2004 г. № 258-П, кредитные учреждения обязаны открывать и вести специальные электронные ведомости, содержащие такую информацию. В свою очередь, налогоплательщики обязаны обеспечивать последних необходимыми сведениями: представлять документы, подтверждающие факт экспорта товаров, результатов работ или услуг, например, грузовые таможенные декларации. Для этого компаниям отводится 15 дней с момента окончания месяца, в котором соответствующая операция была осуществлена.
Таким образом, будь у сотрудников банка паспорт сделки, каждый шаг исполнения контракта, заключенного подмосковной компанией с белорусским контрагентом, был бы им известен. Соответственно, на свой запрос ИФНС по г. Мытищи Московской области получило бы положительный ответ и никаких проблем с вычетом у налогоплательщика, скорее всего, не возникло бы.
Любопытно, что в подобной ловушке рискуют оказаться многие налогоплательщики, желающие свести всю лишнюю бумажную работу к минимуму. Поскольку процесс оформления паспорта сделки может быть достаточно трудоемким, компании, как правило, стараются избежать лишней траты сил и времени на урегулирование с кредитным учреждением соответствующих вопросов. Кроме того, довольно малопривлекательной кажется им и перспектива приобретения в лице банка дополнительного контролера, перед которым придется отчитываться о каждом этапе исполнения экспортной сделки.
Договариваясь с иностранными партнерами и разбивая крупный контракт на несколько небольших таким образом, чтобы сумма каждого не превышала 5000 долларов США, предприятия избавляют себя от обязанностей, связанных с оформлением паспорта сделки. Однако, как показывает рассматриваемый случай, при таких обстоятельствах кредитные учреждения уже не могут, что называется, держать руку на пульсе. Возникают проблемы с подтверждением поступления экспортной выручки.

Документы для получения вычета по белорусскому НДС Как и в случае с «классическим» экспортом, получить вычет по налогу, который относится к товарам, реализованным в Белоруссию, можно лишь при выполнении ряда условий. Они регулируются не статьей 165 Налогового кодекса, а пунктом 2 раздела 2 Положения «О порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при перемещении товаров между РФ и РБ» (приложение к соглашению между правительством РФ и правительством Республики Беларусь, ратифицированному законом от 28 декабря 2004 г. № 181-ФЗ).
Согласно указанной норме, в течение 90 дней с момента отгрузки товаров в Белоруссию фирма должна оформить и представить в налоговую инспекцию вместе с декларацией по НДС по ставке 0 процентов пакет документов, который включает в себя:

  • копию договора с покупателем;
  • копию банковской выписки или приходного кассового ордера, подтверждающую фактическое поступление выручки от иностранного покупателя;
  • экземпляр заявления о ввозе товара, заверенный белорусскими налоговиками;
  • копии товаросопроводительных документов;
  • иные предусмотренные законодательством документы, например, копию контракта с комиссионером в случае реализации товаров через посредника.
  • Андрей Караваев

    Поделиться

    конверт подписки
    Подпишись на рассылку

    Выбор читателей

    Интересное