Приоритет свидетельским показаниям

Приоритет свидетельским показаниям

25.12.2006

Теперь при решении налоговых споров все большее значение приобретает оценка судом экономической сущности операции. И свидетельские показания играют немаловажную роль при раскрытии «истинного лица» сделки.

В ходе проверок инспекторы имеют право вызывать свидетелей для дачи показаний. Речь идет о гражданах, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения налогового контроля (подп. 13 п. 1 ст. 31 НК РФ). Порядок вызова и допроса свидетелей прописан в статье 90 кодекса.

Сделка сделке – рознь

Нередко налоговики оспаривают подозрительные сделки и переквалифицируют их в недействительные. То есть, они доказывают, что сделка и ее налоговые аспекты, которые были отражены в учете, не показывают реальной сущности операции. И непоследнюю роль в этом деле играют показания свидетелей. Далее рассмотрим основные способы признания сделки недействительной.

Признание сделки мнимой (п. 1 ст. 170 ч. I ГК РФ). Это означает, что сделка совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Простой пример. Компания оформила договор на ремонт своих помещений. Затем были подписаны акты о сдаче работ и прочие необходимые документы. Соответственно, фирма списала договорные суммы на расходы по налогу на прибыль и приняла к вычету НДС. Однако реально никакого ремонта не проводилось. Если ревизоры это заподозрят, то компании надо быть готовой к тому, что налоговики могут вызвать свидетелей. Например, арендаторов соседних офисов или вахтера здания. На основании их показаний, а также других доказательств, инспекторы могут признать такую сделку мнимой. Все расходы и вычеты по ней налоговая «снимет».

Признание сделки притворной (п. 2 ст. 170 ч. I ГК РФ) означает, что сделка совершена с целью прикрыть другую сделку. Допустим, компания А покупает у компании Б партию товара. Чтобы отложить момент признания выручки, они решили заключить договор комиссии. В таком случае к этой сделке налоговики будут применять правила налогообложения договоров купли-продажи.

Одним из примеров может служить дело о признании недействительной сделки купли-продажи рыболовного судна. По мнению суда, эта сделка прикрывала дарение. Кроме того, не был доказан факт передачи судна покупателю и его оплаты (постановление ФАС Дальневосточного округа от 20 декабря 2005 г. № Ф03-А73/05-1/4121).

Признание сделки совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ). По мнению арбитров Конституционного Суда РФ, такой целью является уклонение от уплаты налогов, о чем говорится в определении от 8 июня 2004 г. № 226-О. Определение было вынесено в форме отказа на жалобу одной из компаний. Суть дела в том, что ранее арбитражным судом были признаны ничтожными несколько сделок фирмы по договору аренды. В жалобе фирма отметила, что понятия «основы правопорядка» и «нравственность» (ст. 169 ГК РФ) в силу своей неопределенности создают возможность произвольного применения данной статьи, что приводит к несоразмерному ограничению прав и свобод субъектов гражданского права. На это Конституционный Суд, в частности, указал, что данные понятия наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота. В итоге, судьи сделали вывод, что принимая решение о ничтожности «арендных сделок», их коллеги не исходили из произвольного толкования статьи 169 Гражданского кодекса. Они указали конкретные основания признания сделок таковыми.

Вам повестка

Теперь поговорим о том, как налоговикам удается доказать притворность или мнимость сделок. Сложившаяся судебная практика говорит о том, что приоритетными в арбитражном процессе являются письменные доказательства.

Однако при рассмотрении налоговых споров в последние несколько лет стала отчетливо видна совсем другая тенденция: наибольшее значение стали иметь показания свидетелей. Причины таких изменений вполне очевидны: опираясь на документальные свидетельства, доказать недействительность мнимых и притворных сделок практически невозможно. А свидетели дают суду ту информацию, которая позволяет определить реальное наличие правоотношений по сделке и их экономическую сущность.

Отметим, что «пригласить на беседу» налоговики вправе не только бухгалтера или директора, но и сотрудника компании, вахтера и вообще любого другого человека. Однако нельзя допрашивать лиц, которые получили информацию в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей, и подобные сведения относятся к профессиональной тайне (ст. 90 НК РФ). Например, это относится к аудиторам и адвокатам.

Перед тем как дать показания, свидетель расписывается в протоколе о том, что он предупрежден об ответственности за отказ от показаний и за дачу ложных показаний. Ненадлежащее исполнение своих «прямых обязанностей» может грозить свидетелю штрафом (ст. 128 НК РФ). Так, за неявку без уважительных причин налагается штраф в размере 1000 рублей. А за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний предусмотрен штраф в размере 3000 рублей.

Свидетели в действии

В начале статьи мы уже рассмотрели ряд примеров, когда показания свидетелей «послужили букве закона». Другим ярким примером может быть дело о раскрытии «зарплатных» схем. В письме от 28 июля 2006 г. № ВЕ-6-04/742 ФНС России направила своим подчиненным судебные решения Арбитражного суда Удмуртии (постановление от 1 июня 2005 г. по делу № А71-609/ 2004-А19), в котором суд признал обоснованным доначисление фирме ЕСН и НДФЛ, исходя из реальных зарплат сотрудников. А этот «реальный» уровень ревизорам пришлось брать по официальным статистическим данным. Откуда контролеры узнали о «черных» заработках? Были восстановлены компьютерные файлы, при осмотре помещения отдела кадров обнаружены данные о вакансиях, где указаны суммы зарплаты выше, чем в представленных в налоговую ведомостях. Кроме того, инспекторы опирались и на показания самих сотрудников.

Не менее важную роль «сознательные» граждане могут сыграть и в раскрытии других популярных способов минимизации налогов. Возьмем схему с аутстаффингом (арендой персонала). Ее суть в следующем. Значительная часть сотрудников компании А переводится на работу в фирму Б, которая «сидит» на «упрощенке» и, соответственно, не платит ЕСН. Затем фирма Б для выполнения определенных работ предоставляет фирме А сотрудников по договору аутстаффинга. Формально такой договор не противоречит закону. Однако «слабое место» у подобной оптимизации есть. Ведь при опросе сотрудники могут рассказать налоговикам, что фактически их трудовая деятельность не претерпела никаких изменений: они трудятся в том же режиме, в том же здании, под руководством тех же начальников и выполняют ту же работу. Если к этому добавится еще и взаимозависимость компаний А и Б, то вероятность признания этой сделки, направленной лишь на уход от уплаты налогов, возрастет. И, как следствие, компании А грозит доначисление налога на прибыль в сумме платежей, которые были отнесены на расходы по договору с фирмой Б, а также требование об уплате «сэкономленной» части ЕСН.

это важно

У налогоплательщиков остается последняя «спасительная соломинка». В статье 45 Налогового кодекса сказано, что взыскать налог, который начислен инспекторами на основании переквалификации сделок, можно только в судебном порядке.

С. Капустин, налоговый юрист

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное