Мебельное дело

Мебельное дело

12.12.2006

Если бухгалтер принимает участие в разработке налоговых «схем» фирмы, то отвечать за налоговые последствия он будет наравне с директором. Причем следователи обязательно постараются выяснить, кто посоветовал применять схему и помогал ее реализовывать.

Мы будем жить теперь по-новому

Мебельная фабрика «Флагман» существовала еще с советских времен. Ее руководство менялось каждые полгода. Учредители не могли найти способа вытащить предприятие из долгов. Илья Каштанов был приглашен на работу генеральным директором так же, как и другие его предшественники. Основная задача, которую ему поставили учредители, – построить работу предприятия так, чтобы в течение двух лет фабрика рассчиталась со своими долгами. И самое главное – не накапливать новых. Илья характеризовался как молодой и успешный специалист, за плечами у него уже был опыт руководящей работы.

Через два месяца главным бухгалтером фабрики была назначена Воронина Марина, которая еще раньше работала с Ильей. Илья с Мариной обсудили ситуацию на предприятии и пришли к выводу, что без коренных изменений в работе фабрики существующую ситуацию не исправить. Они решили работать «по-новому». Для начала «сладкая парочка» приобрела новую фирму – общество «Дубрава».

Переговоры с заказчиками, как и раньше, велись от имени фабрики. Но теперь, когда Илья договаривался о поставке мебели, он предлагал контрагенту заключить договор с так называемой «дочерней структурой» фабрики – обществом «Дубрава». На самом деле мебельная фабрика «Флагман» и ООО «Дубрава» между собой юридически не были связаны.

Если заказчик соглашался, то перечислял средства на счет «Дубравы». А «Дубрава» перед тем, как поставить мебель, якобы покупала ее у компании «Мебтрейд», фирмы-однодневки, услугами которой Илья иногда пользовался.

Если же контрагент возражал и требовал заключить договор именно с «Флагманом», то Илья старался получить деньги наличными и не отражал выручку на счетах бухгалтерского учета.

Среди клиентов фабрики были и государственные предприятия. Они требовали заключить договор с фабрикой и перечисляли оплату на ее расчетный счет. Такой вариант работы для Ильи был самым невыгодным.

При закупке материалов для производства мебели в полученных от продавца счетах-фактурах Илья вместе с Мариной увеличивали цену приобретения сырья. Они «рисовали» прямо на подлиннике «свои» суммы и затем передавали счета-фактуры секретарю фабрики, Юлии Конаревой, чтобы она переписала их «набело». Подписи за руководителя фирмы-продавца ставил Илья, а за главного бухгалтера расписывалась Марина (печать на счете-фактуре не требуется). Затем исправленные документы передавались в бухгалтерию. Таким образом, завышалась сумма приобретения сырья и занижалась выручка от реализации готовой мебели.

Расследование ведут налоговики

Инспекторы провели выездную проверку фабрики, в ходе которой выяснили, что из бухгалтерских документов предприятия неясно, куда продавалась произведенная мебель.

Следователям Илья дал следующие объяснения. У фабрики были большие долги, продукция практически не выпускалась, поэтому он с главным бухгалтером составил программу вывода фабрики из кризиса. На расчетных счетах фабрики находились инкассовые поручения на взыскание заработной платы, налоговых задолженностей и многолетних долгов контрагентам. Чтобы выручка фабрики не списывалась на погашение инкассовых поручений, Илья создал компанию «Дубрава», на счета которой и поступали средства от реализации продукции. И именно из этих средств мебельная фабрика «Флагман» выплачивала зарплату рабочим.

Илья подчеркивал, что он стремился реализовать как можно больше продукции и поднять предприятие. Учетом выпуска и реализации продукции занималась главный бухгалтер Воронина Марина. По словам Ильи, он не давал Марине указаний скрывать налоги. И главный бухгалтер не имела намерений это делать. А «перекосы» в бухучете произошли якобы из-за ее халатности и безграмотности.

Счета-фактуры он не подделывал и не давал указаний подделать их, а то, что они недостоверны, Илья пояснил следующим образом: так как из-за инфляции цены на сырье постоянно повышались, то работники бухгалтерии узнавали цены на материалы по телефону и сами заполняли счет-фактуру.

Главный бухгалтер Марина Воронина следователям пояснила следующее. Согласно возложенным на нее должностным обязанностям, она пользовалась правом второй подписи после директора Каштанова. Бухгалтером работает длительное время, законодательство о бухгалтерском учете знает очень хорошо. За время ее работы на расчетный счет предприятия деньги практически не поступали. Фабрика выпускала и реализовывала продукцию. По устному указанию директора Каштанова Марина была вынуждена скрывать от бухучета все производство и реализацию продукции. Она согласна с тем, что обнаруженные проверкой нарушения допускались умышленно по устному указанию Ильи.

С целью уклонения от уплаты налогов она, по указанию Каштанова, скрыла реализацию и соответственно – налогооблагаемую прибыль. О подделке документов она не знала. Когда Илья передал ей счета-фактуры, они были с исправлениями. Поэтому Марина отказалась принять их к учету. Илья дал ей чистые бланки и предложил переписать исправленные счета-фактуры с изменениями. По ее просьбе это сделала секретарь Юлия Конарева.

Следователи решили обратиться к криминалистам. Результат криминалистической экспертизы подтвердил, что счета-фактуры были заполнены секретарем мебельной фабрики «Флагман». А также указали на то, что они не совпадают со счетами-фактурами, выданными контрагентом мебельной фабрики – обществом «Сосна».

Следователи допросили учредителей «Флагмана» в качестве свидетелей. Их показания были одинаковы. Фабрика выпускала и реализовывала мебель, а куда, они не знали. Рабочие зарплату не получали, часто обращались с жалобами. На фабрике проводилась ревизия из-за того, что не выплачивались дивиденды. Учредители просили дать расшифровку о финансово-хозяйственных операциях фабрики, но так и не получили. По мнению свидетелей, Илья и Марина всегда действовали сообща.

Суд да дело

Когда дело передали в суд, налоговый инспектор Иванова Светлана пояснила, что как специалист-ревизор проводила документальную проверку фабрики. Ее результаты показали, что в бухгалтерском учете фабрики реализация мебели не отражалась. В то время, как у контрагентов «Флагмана» приобретение мебели отражено в полном объеме. Результаты встречных проверок позволили восстановить «упущенные» операции предприятия.

Показания Ильи суд посчитал неверными, так как «они опровергаются показаниями свидетелей и материалами дела». Суд решил, что Марина и Илья виновны в уклонении от уплаты налогов. Суд учел то обстоятельство, что у Марины были несовершеннолетние дети, и ранее она не была судима. У Ильи тоже был маленький ребенок. Наказание им было назначено по два года лишения свободы. Позднее постановлением об амнистии Илья и Марина от наказания были освобождены.

Показания бухгалтера о том, что все махинации по уклонению от уплаты налогов она производила по устному распоряжению директора фирмы, не спасли ее от уголовной ответственности

Иван СОЛОВЬЕВ

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное