Не выдал деньги – «спас» клиента

Не выдал деньги – «спас» клиента

06.12.2006

Банки отказываются выдавать компаниям деньги со счетов! Нет, это не новая волна банковского кризиса. Это всего лишь очередной виток борьбы с противодействием легализации «преступных доходов».

Особенная забота

Главный бухгалтер одной из столичных фирм возмущался на бухгалтерском форуме: «Недавно в банке, в котором обслуживается наша фирма, нам заявили, что мы не можем снять наличными на хозрасходы со своего собственного счета более половины суммы поступившей на него в этом месяце. Мы, естественно, стали возмущаться, что это за новость – это же наши деньги. Наш юрист сказал, что банк не имеет права устанавливать такие запреты. Он попытался узнать, на каком основании нас ограничивают в праве распоряжаться собственными средствами. Но в банке на все вопросы отвечали только, что есть соответствующее письмо Центробанка. Причем, что это за письмо и его реквизиты, юрист так и не сумел выяснить».

Мы обратились за комментарием к Дмитрию, руководителю Отдела по обслуживанию юридических лиц одного из банков.

– Видимо, кредитная организация получила письмо от своего Территориального управления Центробанка. Мы тоже получили подобную депешу от своего «местного» теруправления, в котором они ссылались на письмо Банка России от 25 декабря 2005 г. № 161-Т «Об усилении работы по предотвращению сомнительных операций кредитных организаций». Там, конечно же, не содержится никаких прямых запретов или ограничений на выдачу налички со счетов фирм. В нем просто сказано, что систематическое снятие фирмами и предпринимателями со своих банковских счетов крупных сумм наличных денежных средств, следует считать сомнительной операцией. При этом особое внимание следует обращать на клиентов, у которых отношение объема снятых наличных средств к оборотам по их счетам более 80 процентов. Видимо, банк решил подстраховаться и прописал в своих Правилах внутреннего контроля – 50 процентов.

– Мало ли, что банк прописал в своих внутренних правилах, – возразила я Дмитрию. – Ведь по закону он не имеет права ограничивать клиента в распоряжении средствами, которые находятся на расчетном или депозитном счете.

– Банки и не устанавливают запретов или лимитов на снятие налички. В правилах банка определено, что если, допустим, сумма «обнала» достигнет 50 процентов от оборота по счету за месяц, то в этом случае банк обязан сообщить данные о клиенте и его «сомнительных» операциях в Росфинмониторинг. То есть, можно сказать, что банк, запрещая обналичивать крупные суммы, таким образом заботится о клиенте.

– Но ведь бухгалтер ясно сказал – банковские служащие заявили, что фирма может снять не более половины от поступлений на счет за месяц. О том, что можно взять больше, но «с уведомлением» Росфинмониторинга, не было сказано ни слова.

– Вероятнее всего, банковские служащие просто таким образом подают информацию. Чтобы долго не объяснять клиенту: «понимаете... банки обязаны выполнять требования «антиотмывочного» закона № 115-ФЗ ...с этой целью мы разрабатываем правила... в случае «подозрительности» сделок мы обязаны сообщать.... если мы не «стукнем», у нас будут неприятности...». Поэтому начальник клиентского отдела просто говорит операционисткам: «Предупреждайте клиентов, что больше такого-то объема не выдаем». Но, безусловно, если клиент требует обналичить его чек и эти деньги есть у него на счете, то отказать банк не имеет права.

– Вот вы сказали, что Центробанк назвал сомнительными операциями, обналичивание свыше 80 процентов от ежемесячных поступлений на счет клиента. Зачем же банки, которые, по идее, должны дорожить клиентами и всячески помогать им преодолевать «трудности», в том числе и «законодательные», наоборот, устанавливают еще более жесткие требования, чем требует регулятор?

– А вы знаете, что с начала этого года у нескольких десятков банков были отозваны лицензии и из них львиная доля именно за нарушения законодательства о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем. Естественно, что банки перестраховываются и делают свои «сети» помельче, чтобы уж наверняка не пропустить «сомнительного» клиента.

Комиссия как стимул

Многие банки посчитали, что «запретительные» или «ограничительные» меры – это не самый лучший метод борьбы с легализацией преступных доходов. Например, Наталья, Начальник отдела по привлечению клиентов одного столичного банка считает: «Лимитировать выдачу наличности – идея не слишком удачная. Мало того, она и незаконная. Ведь банк не имеет права ставить клиентам подобные условия. А клиент, в свою очередь, может настаивать на том, чтобы ему выдали денег столько, сколько он потребовал, и в случае отказа может доставить банку немало проблем. Поэтому мы пошли другим путем. Наш отдел разработал тарифы, которые призваны «отпугнуть» обнальщиков.

Когда объем наличности, снятой клиентом со своего счета, достигает определенного порога, то комиссия за снятие наличных возрастает. И чем больше денег обналичивает клиент за месяц, тем больший процент комиссии ему приходится платить».

Однако, как говорится, «лес рубят – щепки летят». Бывают случаи, когда такие «финансовые санкции» оборачиваются против добросовестных клиентов. Вот что нам рассказал Михаил, Директор производственного предприятия.

– Вот и наш банк тоже решил ввести прогрессивную комиссию за получение наличных денег. И при этом не позаботился о том, чтобы процент комиссии зависел от целевого назначения средств. А наше предприятие ежемесячно снимает крупные суммы на заработную плату. Мы практически в самом начале месяца «превышаем» установленный банком порог «льготного» обналичивания. И, затем, получая деньги на хозрасходы или командировочные, платим большую комиссию банку. Хотя, казалось бы, очевидно, что мы не «помойка» или «однодневка», ведь мы обслуживаемся в этом банке уже несколько лет, кредиты берем... Но банку слишком сложно проявлять «индивидуальный подход». Я дошел до заместителя председателя правления банка, просил, чтобы в тарифы внесли уточнение, о том, что из объема налички исключаются деньги, которые фирмы берут на зарплату. А зампред порекомендовал нам выплачивать заработную плату на пластиковые карты. Стал объяснять мне, как это удобно и выгодно. Я, грешным делом, подумал, что вся эта «тарификация» была задумана не для борьбы с «денежными прачечными», а для продвижения новой услуги.

«Лишние хлопоты нам ни к чему»

Банкам непросто исполнять все требования законодательства о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма (ПОД/ФТ). Нужно внимательно отслеживать, не попадают ли сделки под категорию «сомнительных» (это при том, что перечень видов сомнительных операций постоянно пополняется Центробанком), разбираться с вопросами «идентификации» выгодоприобретателей. Направлять сведения в «соответствующие органы». Законодательство даже предъявляет особые требования к ответственному сотруднику банка по ПОД/ФТ.

Некоторые банки, чтобы постоянно не гадать, попадает та или иная операция под действия закона ПОД/ФТ и не допустить оплошность, не сообщив об необычной или сомнительной операции, предпочитают избегать любых операций, которые вызывают у них подозрение, а уж тем более тех, которые прямо попадают под ПОД/ ФТ. «Мы не запрещаем клиентам проводить ту или иную операцию, которую Центробанк и Росфинмониторинг считают подозрительной, – говорит Марина, специалист по ПОД/ФТ. – Мы убеждаем клиента, что это не нужно ему самому. Например, если к нам приходит клиент и хочет купить или продать 20 000 евро, мы просим его разбить сумму на 2 раза, чтобы она не превышала 600 000 рублей или эквивалент в валюте. Мы понимаем, что такая крупная сумма вовсе не обязательно означает, что клиент – террорист, это, скорее всего, значит, что он собирается, например, купить квартиру. И поэтому операционист банка объясняет ему, что сделку по обмену валюты лучше разбить, чтобы нам не пришлось сообщать о нем. Это не нужно ни нам, ни клиенту.

Мы ежемесячно отправляем отчет в Центробанк, в соответствии с Положением Банка России от 20 декабря 2002 г. № 207-П. И чтобы не «заморачиваться» со всеми этими кодами видов сомнительных или необычных операций, определением их приоритета, признаками участников операции мы предпочитаем сдавать «нулевую» отчетность».

Елена РАКОВА

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное