Банкиры примеряют судейскую мантию

Банкиры примеряют судейскую мантию

25.09.2006

Недалек тот час, когда банкиры, не уличив, а просто заподозрив фирму в подготовке к неблаговидным деянииям, могут отказать ей в открытии счета или расторгнуть уже существующий договор без объяснения причин. Соответствующий законопроект недавно направлен на согласование заинтересованных ведомств и скоро может быть внесен в Госдуму.

FATF начинает… И выигрывает?

Идея закрепить за российскими банками такое право была озвучена Международной группой по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (FATF) в начале текущего года. Напомним, что сейчас банк по закону может не принимать деньги у фирмы лишь в том случае, если она подозревается в терроризме, не зарегистрирована по заявленному адресу или не представляет достоверной информации о себе. Пожелание свое FATF подкрепила намерением провести в апреле будущего года масштабную проверку российских банков по вопросам противодействия отмыванию преступных доходов и соблюдения рекомендаций группы.

Посеянные борцами с финансовыми злоупотреблениями зерна упали на благодатную почву. Банкиры, уставшие быть крайними в нелегкой борьбе госорганов с криминальной обналичкой и уже давно думавшие о том, как обезопасить себя от операций с потенциально опасными клиентами, довольно быстро подготовили законопроект, корректирующий, в частности, ст. 859 ГК. В настоящее время с ним знакомятся специалисты Центробанка и ФСФМ. Если документ получит поддержку, банкиры смогут отказать фирме в открытии счета в том случае, если клиент не представит документы, необходимые для идентификации, а также раскрывающие источники поступления денежных средств на будущий счет. Поводом же для расторжения договора может послужить простое подозрение в неблагонадежности.

А вы не жулик?

«Мы считаем, что это правильные шаги, позволяющие банкам выявить недобросовестных клиентов по характеру предполагаемых операций и сразу же отсечь их», – отметила в беседе с корреспондентом «Федерального агентства финансовой информации» руководитель правового департамента Ассоциации российских банков Лариса Митяшова. По данным ассоциации которая, к слову сказать, является одним из разработчиков поправок, в прошлом году Банком России было проведено 875 проверок коммерческих банков на предмет соблюдения ими «антиотмывочного» законодательства, в результате лицензий лишились 14 кредитных организаций. Что уж говорить про штрафы, запреты, наложенные ЦБ на некоторые виды операций и т. д. При этом большинство банкиров пострадали за «обналичивание» денежных средств или за непринятие адекватных мер против таких операций.

«В настоящее время российские банки находятся в сфере повышенного внимания со стороны надзорных и правоохранительных органов. Однако при оценке деятельности кредитных организаций не всегда учитываются факторы, связанные с отсутствием у банков правовых механизмов влияния на недобросовестных клиентов в целях своевременного предотвращения недопустимых операций. В этих условиях у части российского банковского сообщества возникла тревожная перспектива – либо быть незаслуженно наказанным за соучастие в выводе денежных средств из легального
оборота, который совершается в преступных целях, но на совершенно законных
основаниях, либо идти на нарушения гражданского законодательства и
нормативных актов Банка России в части обслуживания клиентов и совершаемых
ими операций», – отмечается в пояснении АРБ.

Неверной дорогой идете, товарищи…

Позиция представителей депутатского корпуса по этому вопросу однообразием не отличается: кто-то считает предложение вполне целесообразным и своевременным, кто-то – неспособным изменить ситуацию и к тому же противоречащим конституции. Свое мнение в беседе с корреспондентом «ФАФИ» высказал заместитель председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел Медведев:

«Банки действительно попали в сложную ситуацию. Была такая эпоха перепроверки в связи со вступлением в систему страхования, и тогда целый ряд мелких банков попался на том, что обналичивал объемы денег, которые не снились и крупным. У многих из них были отозваны лицензии. Остальные отделались испугом и почти перестали заниматься обналичкой в неприличных количествах. Но и разного рода мошенники намотали это на ус. Теперь они действуют более «простодушно»: побуждают кого нибудь открыть счет в большом известном банке и переводят деньги туда. И этот большой банк вынужден отдавать наличные, поскольку у него нет никаких реальных рычагов препятствовать воле клиента. То есть налицо массовый переход «фирм-однодневок» в банки, заинтересованные в соблюдении буквы и духа антилегализационного законодательства. Ведь по сути сам факт обналички еще не свидетельствует о том, что деньги грязные и непременно связаны с терроризмом, убийствами, проституцей и наркоторговлей. А что касается обналички как ухода от налогов, так это деяние, в сущности, не подпадает под контроль службы по финансовому мониторингу. ФСФМ может лишь случайно разоблачить такую схему, сообщив в МВД. Ни у них, ни у Центробанка нет хорошей законодательной подпорки для борьбы с нехорошими явлениями.

Возьмем, к примеру, банк, обналичивший большой массив денег. Да, содержательно это очень подозрительно. Но как формально определить претензию? Он ответит: «Пришел Иванов, просит миллион долларов, и этот миллион есть у него на счете. Я дал деньги, но при этом честно сообщил в ФСФМ, как и обязан по закону, что произошла подозрительная операция. Так что вы еще от меня хотите?» Этот вопрос плохо урегулирован, и начинать надо с него: нужно законодательно признать какой-то вид обналичивания незаконным, а не прятать голову под крыло, как получается в данном случае.

Я ни в коей мере не хочу защищать отмывателей «грязных» денег и прочих жуликов. Разработчики законопроекта абсолютно честно хотят бороться с этим явлением, и в этом я с ними полностью солидарен. Вот только они не придумали метод борьбы. Ведь если банк не объясняя причин отказывает мне в открытии счета, то он автоматически становится для меня судьей, а этоуже противоречит конституции. Это юридическое препятствие на пути принятия данного законопроекта. Содержательная же нелепость этого предложения состоит в следующем: банкиры, настрадавшиеся от нехороших клиентов, по логике должны бороться не только с «грязными» деньгами, но и с их носителями, ведь деньги сами не курсируют по банковским каналам. Вот, скажем, приходит клиент, и банк сознательно понимает, что он жулик. Но такого подозрительного человека надо хватать за руку – не отказывать ему, а начать переговоры, параллельно вызвав милицию. Вместо этого авторы поправок фактически предлагают говорить ему: «Мы понимаем, что ты плохо скрыл свое подлинное лицо, поэтому беги скорее, прячься, отсидись, а потом приходи в другой банк. Там, может быть, не заметят, что ты жулик». В общем, очень надеюсь, что в Госдуме этот документ не пройдет».

Информация к размышлению

На днях руководитель федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Олег Вьюгин на встрече глав финансовых ведомств и управляющих банков стран «большой семерки» (G-7) в Сигапуре предложил рассмотреть возможность привлечения к борьбе с недобросовестными банками правоохранительных структур. «Мы убедились 14 сентября (когда был убит первый зампредседателя ЦБР Андрей Козлов), что в банковской сфере есть криминал. А с криминалом, как известно, борются не гражданские лица, а несколько другие лица, которые вооружены и имеют полномочия нажать на курок. По идее, можно было бы представить надзор таким образом, чтобы он был более силовым. Я в этом не вижу ничего страшного», – отметил он. При этом Вьюгин привел в пример Францию, где финансовые власти либо имеют в своем составе силовые подразделения, либо могут привлекать их к операциям в случае крайней необходимости. «В США комиссия по ценным бумагам не вооружена, но обладает довольно серьезными силовыми полномочиями», – добавил он.

В своих стремлениях положить конец злоупотреблениям в банковском секторе глава ФСФР не одинок. Владимир Путин, собрав в Сочи руководителей ЦБ, а также силовых ведомств, заявил о необходимости изменений в банковском законодательстве и создании межведомственной группы по предотвращению преступлений в банковской сфере. Этот орган будет состоять исключительно из высокопоставленных чиновников Генпрокуратуры, налоговой службы, финансовой разведки, ФСБ, МВД и Центробанка.

В Хвориков, корреспондент «Федерального агентства финансовой информации»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное