Сертификат «для вычетов»

Сертификат «для вычетов»

11.09.2006

В декабре 2005 года Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования компании в возмещении НДС и отклонил решение столичной налоговой инспекции по доначислению этого налога. Организация представила в ИФНС налоговую декларацию, ошибочно приложив к ней сертификат соответствия на другую экспортируемую продукцию. Контролеры, изучив документ, решили отказать в возмещении НДС. Кроме того, инспекция в своем решении сообщила, что компания пропустила срок в 180 дней, не представив в этот период документы на подтверждение факта экспорта товара. По мнению инспекторов, эти доводы позволяют доначислить налог.

Компания в своем иске утверждала, что срок подачи документов они не пропустили. Все бумаги были высланы по почте с сопроводительным письмом в марте 2005 года, а срок истекал лишь в апреле. В декларации поставлена отметка таможни что «выпуск разрешен» в конце октября 2004 года. Кроме того, сертификат приложен к декларации ошибочно и не относится к проверяемому периоду.

Суд, выслушав доводы сторон, пришел к выводу, что компания не пропустила установленный срок и доначисление налога на добавленную стоимость не правомерно. Отказать в возмещении НДС инспекция тоже не могла, так как использовала в качестве до-вода документы, не имеющие отношения к проверке.

Апелляционная и кассационная инстанции согласились с доводами своих коллег.

(Постановление ФАС Московского округа от 12 июля 2006 года № КА-А40/5281-06)

Заместитель исполнительного директора по производству юридической компании «Туров и партнеры» Роман Винокуров дал комментарий к ситуации, изложенной в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 12 июля 2006 г. № КА-А40/6256-06:

— В соответствии со статьей 164 Налогового кодекса, налогообложение по экспортным операциям производится по налоговой ставке 0 процентов. Для того чтобы подтвердить обоснованность применения этой ставки, необходимо предоставить контракт с иностранным партнером или его копию на поставку товара, выписку банка, подтверждающую фактическое поступление выручки, ГТД, копии транспортных и товаросопроводительных документов с отметками таможенников.

Кроме того, Налоговый кодекс предусматривает, что вычет по НДС производят на основании счетов-фактур. А довод инспекции об отсутствии в ряде счетов-фактур расшифровки подписей руководителя и главного бухгалтера не может быть принят, поскольку в пункте 5 статьи 169 такое требование в качестве обязательного реквизита не предусмотрено.

Также кодекс не обязывает представлять товарные накладные и не содержит требований к их оформлению. В постановлении правительства от 8 июля 1997 г. № 835 установлено, что формы первичной учетной документации разработаны и рекомендованы в целях реализации положений Закона «О бухгалтерском учете». В связи с этим к налоговым правоотношениям они неприменимы.


«Прибыльное» дело

В июне 2005 года налоговики провели выездную проверку одной из столичных компаний. По итогам ревизии, организации доначислили налог на прибыль, НДС, а также пени и штрафы. Поводом для санкций стало «грубое нарушение правил учета расходов и объектов налогообложения по налогу на прибыль и НДС». Юристы компании решили обратиться в суд.

На заседании налоговики убеждали судей, что фирма неправомерно применила льготу и уменьшила налоговую базу по прибыли по нескольким операциям. По мнению представителя инспекции, затраты и расходы, которые производят организации сферы материального производства, должны быть направлены на финансирование капитальных вложений в производство. По словам инспекторов, фирма не доказала, что акционеры одобрили действия компании по вложению «свободных денег» в финансирование долгосрочных инвестиций, в связи с чем она не может применить льготу по налогу на прибыль.

Кроме того, налоговики пришли к выводу что затраты, связанные с уборкой прилегающей территории, неправомерно включены в сумму расходов, учитываемых при расчете налога на прибыль, и в состав налоговых вычетов по НДС. Затраты организации на оплату семинара тоже не подпадают под режим льготного налогообложения, так как не относятся к деятельности фирмы и экономически не оправданы.

Еще один пункт расходов, который не понравился налоговикам, — приобретение противопожарной системы. По мнению инспекторов, эти расходы не носят производственного характера.

Истец, в свою очередь, утверждал, что действовал исключительно в производственных целях, для получения фирмой прибыли. Намерений грубо нарушать законодательство у него не было. Все затраты компании обоснованы и подтверждены документально. Выводы налоговиков о том, что суммы нераспределенной прибыли были потрачены без согласия единственного акционера, не соответствуют фактическим обстоятельствам. Учредитель одобрил произведенные расходы за счет прибыли, утвердив годовой отчет, отчет о прибылях и убытках и ознакомился с аудиторским заключением.

Суды удовлетворили требования фирмы, но не полностью. Контролеры были правы в том, что не расценили приобретенные системы пожарной сигнализации как затраты, направленные на получение прибыли.

Кассационный суд поддержал арбитров в полном объеме.

(Постановление ФАС Московского округа от 10 июля 2006 года № КА-А40/6118-06)


Проблемный банк — недобросовестная фирма?

В мае 2005 года столичная компания получила решение налоговой инспекции № 5 о взыскании с нее недоимки по налогам за период с 1999 по 2004 гг. в сумме 5 миллионов рублей. Представители бизнеса обратились в суд с просьбой признать решение о взыскании денег неправомерным и обязать налоговиков внести изменения в лицевой счет компании, так как задолженности перед бюджетом у нее нет. По мнению организации, за прошедшие периоды времени она исправно уплачивала все налоги в бюджет, воспользовавшись услугами акционерного коммерческого банка. Платежи уплачивались авансом. Требований об уплате задолженности за этот период компания не получала и не подозревала о ее наличии. Ежегодные акты сверок между налоговиками и компанией подтверждали факт отсутствия у нее задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет.

Контролеры в судебном заседании ссылались на недобросовестность фирмы, которая знала о неплатежеспособности банка, но продолжала выставлять поручения на уплату налогов, при этом имея расчетные счета в других кредитных учреждениях. Помимо этого налоги перечислялись, когда у компании не возникало обязанности по уплате сумм в тех размерах, которые указаны в платежных поручениях.

Судьи полностью удовлетворили требования фирмы. Свое решение они мотивировали тем, что ИФНС № 5 в течение более чем трех лет не оспаривала факт уплаты спорных сумм в бюджет и не предпринимала никаких мер по их взысканию. К тому же налоговики никак не пытались доказать недобросовестность компании, несмотря на наличие операций через проблемный банк. Доводы налоговиков о недобросовестности предположительны и не подтверждены документально. Более того, решение принято со значительным превышением сроков проведения проверки (3 календарных года). Выводы суда поддержал апелляционный суд.

Налоговики решили не сдаваться и подали кассационную жалобу. Федеральный суд поддержал выводы судов первых инстанций, но не полностью. ФАС Московского округа признал неправомерным взыскание недоимки, однако фирме было отказано в удовлетворении требований внести изменения в карточку лицевого счета. Как пояснили судьи, ведение лицевых счетов является формой внутреннего контроля налоговой инспекции и никак не может ущемлять права налогоплательщика.

(Постановление ФАС Московского округа от 11 июля 2006 года № КА-А40/6228-06)


«Слабое звено» в цепочке документов

В конце 2005 года столичная компания обратилась в Арбитражный суд с иском к налоговой инспекции. Поводом для обращения послужил отказ контролеров в зачете НДС за июль 2003 года по ставке 0 процентов в сумме около 3 миллионов рублей. Инспекция мотивировала свой отказ тем, что у компании в ряде счетов-фактур отсутствовала расшифровка подписей, была неправильно составлена накладная, по одному из договоров грузополучатель не совпадал с лицом, указанным в ГТД. Кроме того, среди документов не было счетов, на которые компания ссылалась в платежных поручениях по сделке.

Представитель фирмы заявил, что для подтверждения нулевой ставки организацией был представлен полный пакет необходимых документов. Компания пояснила, что договор, на который ссылались налоговики, вообще не имеет отношения к рассматриваемым поставкам. Накладная, которая, по словам налоговиков, была составлена с ошибками, является первичным документом и не может быть поводом для отказа в возмещении сумм налога. Налоговое законодательство не регулирует оформление накладных. А своим правом потребовать внести необходимые изменения в документ налоговики не воспользовались.

Что касается счетов-фактур, то статья 169 кодекса не предусматривает в них расшифровку подписи, достаточно ее наличия и печати фирмы.

Не согласилась организация и с необходимостью представить счета, указанные в платежных поручениях. В статье 165 Налогового кодекса эти счета не упомянуты в качестве обязательных для предъявления при проверке, соответственно, отсутствие этих документов не может являться поводом для отказа в зачете налога. Инспекторы могли затребовать счета согласно статье 88 Налогового кодекса, однако не сделали этого.

Арбитражный суд г. Москвы и апелляционная инстанция признали правоту компании, но требования были удовлетворены частично — на сумму 1 802 984 рубля. По мнению суда, налоговики были правы, отказав в возмещении НДС по счетам-фактурам, в которых не отражены номера платежных документов при авансовых платежах. Компания спорить не стала. А вот инспекцию доводы суда не убедили, и она подала кассационную жалобу.

ФАС Московского округа, исследовав материалы дела, согласился с решениями первых инстанций.

(Постановление ФАС Московского округа от 12 июля 2006 г. № КА-А40/6256-06)


Двойная кассация по одному налогу

Московская компания обратилась в суд с просьбой обязать инспекцию вернуть налог на добавленную стоимость по нескольким экспортным сделкам, потому что столичная налоговая приняла решение об отказе в возмещении. Контролеры отказали по следующим основаниям. Во-первых: у налоговиков были претензии к документам, представленным для подтверждения нулевой ставки. Они не соответствовали требованиям статьи 165 Налогового кодекса.

Организация получает право на возмещение из бюджета сумм налога, только после того как подтвердит документально факт уплаты НДС. Кроме того, нужно подтвердить условия, определенные статьями 171 и 172 Налогового кодекса. По правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом, каждая сторона, участвующая в деле, должна доказать факты, на которые она ссылается. То есть истцу необходимо обосновать обстоятельства проведенных хозяйственных операций и услуг. В документах, которые будут при этом представлены, должна присутствовать достоверная информация, а компания — быть добросовестной. Если у инспекции есть основания подозревать компанию в недобросовестности или фальсификации документов, то соответствующие требования контролерам нужно озвучить в суде. Таких заявлений от налоговиков не поступало.

Две инстанции, первая и апелляционная, указали, что юристы ИФНС частично не доказали свой отказ возместить НДС фирме. Тем не менее, специалисты подали кассационную жалобу, в которой указали, что они в корне не согласны с решениями судов. В качестве обоснования налоговики использовали довод, содержащийся в определениях Конституционного суда от 8 апреля 2004 г. № 169-О и 25 июля 2001 г. № 138-О. То есть давили на то, что затраты фирмы на уплату начисленного НДС не реальны, а фиктивны. Но обязанность опровергнуть доказательства налогоплательщика лежит на инспекции. Речь идет о презумпции добросовестности. Убедить судей в недобросовестности компании контролеры не смогли.

Справедливости ради стоит отметить, что по решению первых двух инстанций (Арбитражного суда г. Москвы и Девятого апелляционного суда) фирме возместили не всю сумму налога. Представители бизнеса со своей стороны тоже подали кассационную жалобу. То есть они хотели добиться полной компенсации НДС из бюджета. Дополнительно на рассмотрение судей они представили документы, которые не входили в пакет, переданный в инспекцию изначально для подтверждения нулевой ставки вместе с декларацией. На это «кассационные» судьи ответили, что такая возможность не предусмотрена. Как неоднократно разъяснял Высший Арбитражный Суд (постановление президиума ВАС от 6 июля 2004 г. № 1200/04), все документы нужно сначала показывать инспекторам. Приносить их потом для оценки в суд совершенно необязательно.

Если есть желание, можно подать уточненную декларацию с непредставленными ранее документами и тем самым обеспечить себе беспроблемное возмещение налога. А суд, тем более кассационный, не вправе рассматривать те доказательства, которые изначально не видели инспекторы.

Таким образом, это дело не выиграли ни организация, ни контролеры. Правда, фирме вернули часть налога на добавленную стоимость. Но судьи в кассационной инстанции жалобы компании и налоговой инспекции оставили без удовлетворения.

(Постановление ФАС Московского округа от 11 июля 2006 г. № КА-А40/5375-06)

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное