Заемные средства не дают покоя налоговой службе

Заемные средства не дают покоя налоговой службе

23.08.2006

Контролеры до сих пор продолжают отказывать в зачете НДС, если стоимость активов была оплачена заемными средствами. Чем они аргументируют отказ, как доказать свою правоту? Эта статья написана по материалам камеральной проверки столичной фирмы. В настоящее время она обжалует решение контролеров в вышестоящих инстанциях.

Лиха беда начало

Итак, для ведения уставной деятельности учредители компании приняли решение приобрести в собственность объект недвижимости. Стоимость одного квадратного метра помещения почти в центре Москвы составляет не менее 5000 долларов за квадратный метр. Этих метров набралось целых пять тысяч, что в переводе на национальную валюту России со- ставило почти 750 миллионов рублей в середине 2005 года.

Свободных средств у компании на тот момент еще не было, руководство решило обратиться в крупный коммерческий банк за кредитом на покупку здания. Искомая сумма в 750 миллионов рублей была получена, объект успешно выкуплен и поставлен на баланс (счет 03, поскольку имущество приобретали для сдачи в аренду).

Так как у фирмы был правильно заполненный счет-фактура, предприятие заявило налоговые вычеты в декларации по НДС за август 2005 года. С учетом начисленного НДС с реализации сумма к возмещению из бюджета составила приблизительно 110 миллионов рублей. Инспекторы не оставили этот факт без внимания. Они провели камеральную проверку, после чего вынесли решение: в вычете отказать.

Более того, чиновники предложили внести в бюджет сумму налога и штрафные санкции. Аргументировали это требование тем, что сумму НДС, уплаченную поставщику за счет заемных средств, заявить к возмещению можно только при возврате кредита банку.

Позиция налоговой инспекции

Надо сказать, контролеры основательно подготовились, принимая решение об отказе. Они проанализировали финансово-хозяйственную деятельность фирмы. Данные для расчетов брали из бухгалтерской отчетности и регистров налогового и бухгалтерского учета, а также из договора купли-продажи помещения, договора с субарендаторами здания и кредитного договора с банком. Были установлены несколько показателей, характеризующих финансовую устойчивость компании, а именно коэффициенты:

  • абсолютной ликвидности;
  • текущей ликвидности;
  • обеспеченности собственными средствами;
  • капитализации;
  • финансовой независимости;
  • концентрации заемного капитала;
  • финансовой устойчивости.

Кроме того, контролеры указали критерии деловой активности и рентабельности, такие как:

  • оборачиваемость кредиторской задолженности;
  • рентабельность продаж и основной деятельности.

Надо сказать, все показатели деятельности с точки зрения экономической теории посчитали правильно. И все они, кроме рентабельности продаж (значение этого показателя составило около 50%), оказались не в пользу фирмы.

В своем решении налоговики сделали следующие выводы. Во-первых, организация осуществляет свою деятельность исключительно за счет заемных средств и находится в полной зависимости от получения кредитов. Во-вторых, все оборотные активы сформированы с помощью заемного капитала, а свой – отсутствует. В-третьих, организация не сможет погасить кредит из доходов, получаемых от основной деятельности. Это значит, что ей вновь придется привлекать стороннее финансирование.

В результате инспекторы заключили: сделка купли-продажи недвижимости нерентабельна, а сама компания неплатежеспособна и финансово неустойчива. И вообще возмещение НДС из бюджета является основным источником для погашения кредитов и формирования активов организации.

Контролеры отметили, что, согласно правовой позиции Конституционного Суда, изложенной в определениях от 4 ноября 2004 г. № 324-О и от 8 апреля 2004 г. № 169-О, не следует, что налогоплательщик не вправе произвести налоговый вычет, если сумма НДС уплачена поставщику заемными денежными средствами. Даже если обязанность по возврату займа не была исполнена на момент заявления налога к возврату. Тем не менее право на вычет НДС, предъявленного фирме и уплаченного ею при приобретении товаров (работ, услуг), не может быть предоставлено. Это невозможно до тех пор, пока приобретенное имущество к моменту передачи покупателю не оплачено полностью за счет средств, полученных от основной деятельности. В итоге решили в вычете отказать.

«Любимые» грабли налоговиков и кое-что «новенькое»

Не будем специально останавливаться на доказательстве недобросовестности и еще раз выяснять, о чем все-таки шла речь в документах под номерами 169-О и 324-О, ведь об этом написано немало. В большинстве случаев дела против неправомерных решений рассыпаются в судах. Поэтому налоговики уже не просто пишут о том, что фирма – недобросовестное существо, имеющее злой умысел. Теперь они подводят совсем другую базу под свои решения. Контролеры занялись расчетом финансовых коэффициентов деятельности, часть из которых мы описали выше.

Давайте сначала решим, кто вправе определять эти показатели, с какой целью и в каких случаях это делают. Еще в 2001 году Федеральной службой по финансовому оздоровлению и банкротству был издан приказ от 23 января 2001 г. № 16, которым утверждены «Методические рекомендации по проведению анализа финансового состояния организаций». Этот документ устанавливает порядок проведения расчета указанных показателей для сотрудников ФСФО. Позднее, в 2003 году, в соответствии с Законом «О несостоятельности (банкротстве)» правительство приняло постановление от 25 июня 2003 г. № 367. Так вот именно это постановление применяют арбитражные управляющие при проверке предприятия на предмет преднамеренного фиктивного банкротства. То есть когда фирма объявляет себя несостоятельной, хотя это заявление является заведомо ложным и преследует только одну цель: ввести в заблуждение кредиторов, получив при этом отсрочку или рассрочку платежей, уменьшение долгов или возможность их неуплаты.

Причины распространенности таких незаконных действий понятны. Многим нечистым на руку предпринимателям, да и просто запутавшимся руководителям кажется заманчивой такая перспектива: накопив долги, в один момент ликвидировать фирму, «простив» кредиторов навсегда. И вот тут вступает в дело арбитражный управляющий. И не факт, что нечистоплотному руководителю, да порой и бухгалтеру, сойдут с рук такие ошибки, благо есть соответствующая практика.

Так, по делу о преднамеренном банкротстве был вынесен обвинительный приговор руководителю фирмы (решение Арбитражного суда Свердловской области от 13 апреля 2004 г. № А60-30281/03-С4). Похожий случай был рассмотрен и в Санкт-Петербурге. Судьи вынесли обвинительный приговор по статьям 196 и 197 Уголовного кодекса (решение Красносельского федерального районного суда от 5 марта 2001 г. № 1-433). В обоих случаях имело место как фиктивное, так и преднамеренное банкротство предприятий по вине руководства, и оно было выявлено с помощью расчета этих самых финансовых коэффициентов. Вот только рассчитывали их не налоговики, а те, кому это положено по службе: арбитражные управляющие и судьи.

Итак, мы выяснили, кто и зачем определяет финансовые коэффициенты. Налоговой инспекции в этом списке нет и не было. Значит, она не имеет полномочий устанавливать, находится предприятие в состоянии банкротства или близко к нему и какова целесообразность хозяйственных сделок. Ведь чиновники не пытались написать бизнес-план по использованию приобретенного имущественного актива. Зато оказались в состоянии на основании анализа финансовых результатов прошлых периодов работы доказать, что деятельность фирмы не имеет экономического смысла.

Поэтому фирма и не согласна с выводами о своей неустойчивости и неплатежеспособности, которые сделали инспекторы исходя из рассчитанных ими коэффициентов. Действующим законодательством, прежде всего Налоговым кодексом, не предусмотрены какие-либо нормативы названных показателей. Их нельзя рассматривать в качестве инструментов определения реальности затрат компании на уплату налога. Тем более нельзя право на вычет НДС ставить в зависимость от финансовых результатов деятельности фирмы. Таким образом, применение рассчитанных инспекцией коэффициентов при решении вопроса о правомерности возмещения налога на добавленную стоимость необоснованно и незаконно.

Что еще нарушила налоговая инспекция?

Кроме всего перечисленного были нарушены сроки камеральной проверки. Согласно статье 88 Налогового кодекса, камеральная проверка проводится в течение трех месяцев со дня представления декларации и документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налога. Правда, статья содержит оговорку: если законодательством о налогах и сборах не предусмотрены иные сроки.

Решение контролеров по результатам ревизии было вынесено через семь месяцев с момента поступления декларации. Это нарушение законодательных норм. Хотя, согласно пункту 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 марта 2003 г. № 71, указанный срок (три месяца) нельзя считать пресекательным. То есть даже по истечении его можно выявлять факты неуплаты налога и принимать меры к принудительному взысканию НДС. По крайней мере понятно, на что ушло все это время. Контролеры считали финансовые коэффициенты, то есть занимались не своим делом, вот и опоздали!

Однако даже затянув процедуру налогового контроля, в принятом документе инспекторы не указали ни сроки обжалования, ни наименование вышестоящего налогового органа и его местонахождение. Это грубое нарушение статьи 101 Налогового кодекса.

И, согласно пункту 12 указанной нормы, несоблюдение должностными лицами этих требований может служить основанием для отмены решения инспекции вышестоящей инстанцией или судом.

В настоящее время фирма подала жалобу с целью отмены неправомерного решения о привлечении предприятия к налоговой ответственности по ста- тье 122 Налогового кодекса. Посмотрим, чем закончится дело. Видимо, в ближайшем будущем компанию ждут судебные разбирательства.

Продолжение следует...

Такая ситуация была обычной до 1 января 2006 года, когда зачет НДС происходил в момент оплаты приобретенных ценностей за счет заемных средств. Однако теперь получить вычет по налогу можно в момент принятия к учету объекта основных средств. Разумеется, должны быть правильно оформлены все первичные документы: накладные, счета-фактуры, акты приема-передачи и ввода в эксплуатацию.

Это значит, что будут особые требования к стороне, передавшей имущество, и к самому получателю. Последний, по мнению чиновников, также должен следить за добросовестностью своих контрагентов. Так что готовьтесь к новым спорам и очередным «новациям» специалистов ИФНС.

Д. Васильев, главный бухгалтер Фонда ИФРУ

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное