ФНС: минимизация законной не бывает

ФНС: минимизация законной не бывает

19.07.2006

В последнее время Федеральная налоговая служба активизировала работу по выявлению различного рода схем уклонения от уплаты налогов. Эксперту журнала «Расчет» удалось попасть на закрытый семинар, где один из представителей ФНС рассказал, чего ждать фирмам от своих инспекций и какие методы будут использовать инспекторы для выявления налоговых уклонистов.

Хит-парад схемотехники

Все варианты снижения налоговой нагрузки инспекторы условно делят на три группы:

  • криминальные, когда фирмы скрывают сам факт реализации товара и доходы;
  • использование откровенных недоработок или каких-то коллизий, которые содержит законодательство;
  • схемы с применением однодневок.

По словам чиновников из ФНС, выявление откровенно криминальных схем не является приоритетным для налоговой службы. Фирмами, которые применяют такие схемы, вплотную занимаются правоохранительные органы.

Такой «сравнительно честный источник отъема денег» у государства, как коллизии и пробелы законодательства, широко применяется средним бизнесом, который в виду отсутствия сверхдоходов «на выдумки хитер».

Например, весьма популярно дробление бизнеса на мелкие фирмы, которые подходят по всем признакам под упрощенцев. Это экономит предпринимателям немалые средства. Ведь налоговая нагрузка на упрощенцев в 3–4 раза меньше, чем при общем режиме. Или, допустим, владельцы транспортных компаний дробят их, чтобы иметь возможность перейти на уплату ЕНВД.

Широко используются схемы, связанные с экономией на ЕСН. Так как он не взимается при спецрежимах, работники компании увольняются и устраиваются в другую фирму, которая находится на упрощенке. А она впоследствии оказывает услуги этой же компании по предоставлению рабочей силы.

Часто встречаются схемы, связанные с выводом активов из фирмы. Для этого владельцы какой-либо компании создают новую организацию, которую переводят на УСН. Ей передают основные средства в качестве вклада в уставный капитал или продают за небольшую цену (по остаточной стоимости), с рассрочкой платежа. Затем первая компания заключает с вновь созданным упрощенцем договор аренды своего бывшего имущества. Благодаря этой операции компании больше не надо платить налог на имущество, а на сумму арендных платежей можно уменьшить налог на прибыль.

При использовании вышеперечисленных схем формально никакие нормы закона не нарушены и в настоящее время у ФНС практически нет правовых оснований для того, чтобы считать эти схемы незаконными. Однако бюджету такой нестандартный подход к Налоговому кодексу наносит немалый материальный ущерб.

Поэтому сейчас налоговая служба изучает схемы дробления бизнеса для того, чтобы разработать поправки в законодательство, которые бы препятствовали этому процессу. Но о реальном внесении поправок в Налоговый кодекс говорить пока рано. В настоящий момент этот вопрос только обсуждается, и никаких официальных предложений еще нет.

Однако не все фискалы согласны с таким подходом. В частности, выступавший на семинаре представитель ФНС, который попросил не указывать его фамилию, считает, что пусть лучше фирмы используют нормы закона в наиболее выгодном для себя свете, чем уклоняются от уплаты налогов с помощью откровенно криминальных схем. «Ведь прозрачность бизнеса сама по себе ценна, – отметил он. – И если на сегодняшний день она связана с какими-то условными потерями на налогах, то это своеобразная плата за легализацию хотя бы части секторов экономики. Понятно, что сумма налогов, которую платит упрощенец, намного меньше, чем та, которую платил бы владелец бизнеса, пользуясь традиционной схемой. Но, перефразируя известную пословицу, можно сказать, что в данном случае “простота лучше воровства”. Ведь если фирмы вынудят отказаться от этой схемы и перейти на обычное налогообложение бизнеса, то они будут искать иные инструменты оптимизации налоговой базы, с которыми будет сложнее работать».

Но настоящей головной болью, по словам представителя ФНС, на сегодняшний день являются механизмы уклонения от уплаты налогов, которые предполагают использование промежуточных фирм-однодневок. «Их услугами пользуются и импортеры, и экспортеры, и предприятия, которые работают на внутреннем рынке, – отметил докладчик. – Участие однодневок в бизнесе, как в уважаемом и легальном, так и в криминализированном, приобрело масштабы, угрожающие развитию экономики страны.

Практически весь импортный сектор подсажен на механизм оптимизации через однодневки как на наркотик. А компании, которые уже крепко стоят на ногах и хотят соскочить с “иглы”, просто объективно не могут это сделать, потому что добровольный отказ от этих “оптимизационных” инструментов моментально повышает очки недобросовестным конкурентам. Ведь честному импортеру практически невозможно сохранять конкурентные цены».

Как уверил докладчик, «в ФНС это прекрасно понимают. Если завинтить гайки в импортном секторе, то в итоге все это скажется на конечном потребителе товара. Поэтому жестких действий в этой связи не планируется. Задачи, которые решают на сегодняшний день налоговые службы, – это, во-первых, поднять себестоимость такой оптимизации, то есть постараться лишить ее финансовой привлекательности. И, во-вторых, повысить риск быть привлеченным к ответственности за применение этого механизма».

Однодневки станут «золотыми»

После того как УФНС по г. Москве ввело в действие регламент по борьбе с однодневками, их применение обходится в 4 раза дороже, чем раньше. Потому что стараются открывать не больше десяти фирм на один адрес и на одного заявителя. А если фирма, которая только регистрируется, вызывает сомнения налоговых служащих, то сейчас инспекторы все чаще прибегают к такому методу контроля, как выход по указанному в регистрационных документах адресу для проверки реального местонахождения фирмы. И если такая практика станет обыденной, то однодневки будут обходиться «пользователям» еще дороже. Ведь придется арендовать офис, нанимать персонал.

Также вышеуказанный регламент обязал отдел камеральных проверок проверять фирмы с «нулевой» отчетностью. В таком случае инспектор должен получить в банке информацию об операциях по счету клиента. И, по словам докладчика из ФНС, если выяснится, что по счетам фирмы, которая сдает «нулевую» отчетность или отчетность с минимальными показателями, проходят миллионные обороты, то меры по результатам проверки будут приняты незамедлительно. Поэтому, чтобы однодневка не скончалась после первой же проверки налоговой инспекции (ведь зарегистрировать однодневку и открыть ей счет теперь сложнее), придется создавать имитацию бурной деятельности. То есть арендовать офис и нанимать «директора» не на один месяц, пока регистрируется фирма, а на длительное время. Также придется устанавливать и оплачивать телефоны и использовать другие атрибуты, характерные для хозяйственной деятельности.

Для того чтобы «повысить риск быть привлеченным», ФНС будет более тесно взаимодействовать с Федеральной таможенной службой, МВД, Центробанком и другими государственными структурами. Некоторые шаги в этом направлении уже делаются. Например, благодаря действиям Банка России и Росфинмониторинга коммерческие банки стали более тщательно подходить к проверке фирм, которые хотят открыть у них счет. Теперь однодневки смогут заключить договор на открытие расчетного счета далеко не с каждым банком. А у банков, которые не исполняют требования закона о противодействии легализации преступных доходов, Центробанк отзывает лицензии.

Таможенники тоже придумывают новые ходы для борьбы с незаконным импортом. ФТС обратилась с просьбой к производителям бытовой техники, чтобы они предоставили прайс-листы на свою продукцию, а также списки официальных импортеров. Фирмы, которые будут указаны в этих списках, смогут проходить таможенный досмотр в облегченном режиме, а остальных будут досматривать «с пристрастием». Еще один метод, который разработала ФТС для выявления фирм-однодневок, получил название «Красный коридор». Суть его в том, что импортеры и экспортеры, которые только начинают работать, как участники внешнеэкономической деятельности будут подвергаться более пристальному контролю – как на этапе таможенного оформления, так и после выпуска товаров в свободное обращение.

Обманывать должно быть стыдно

Налоговая служба понимает, что охотиться за однодневками – это полумера. Поэтому инспекторы собираются выявлять не только «исполнителей», то есть однодневки, но и «заказчиков», то есть фирмы, которые используют эти самые однодневки для минимизации налогов. С этой целью налоговые чиновники планируют широко использовать понятия «добросовестность» и «недобросовестность». По поводу этих терминов дискуссии ведутся с момента их появления.

Многие эксперты считают, что применять их нельзя, так как в законе они не закреплены и закреплены быть не могут, потому что затруднительно прописать в Налоговом кодексе морально-этические принципы. Действительно, механизм определения недобросовестности буквально не закреплен в нашем законодательстве, но, по мнению выступавшего специалиста ФНС, «термины “добросовестность” и “осмотрительность” должны присутствовать в гражданском законодательстве. То есть при заключении сделки фирма должна проявлять осмотрительность при выборе контрагента. Но на сегодня главная проблема не в том, что фирмы проявляют неосмотрительность, а в том, что они осознанно используют вспомогательные компании, то есть ведут бизнес недобросовестно».

Один из предпринимателей, присутствовавших на семинаре, задал инспектору провокационный вопрос: «А не кажется ли вам, что налоговые инспекторы, уличая стабильно работающие фирмы в недобросовестности, просто не могут найти истинных виновных? И поэтому пытаются переложить ответственность на плечи добросовестных фирм, потому что они единственные, с кого можно хоть что-то взыскать?»

Представитель ФНС ответил, что, по его мнению, дискуссии, которые сейчас ведутся по поводу добросовестности – недобросовестности, носят скорее риторический характер. Потому что предприниматели прекрасно понимают, что претензии налоговых инспекторов возникают не на пустом месте. «Если при налоговой проверке, – заявил докладчик, – инспекторы соберут информацию о ваших контрагентах и обнаружат, что эта фирма, например, отсутствует по указанному в документах адресу, вам придется ответить на массу вопросов. Как вы нашли ее? Как вы с ней общались? Какими транспортными средствами пользовались? Как зовут директора и бухгалтера? С кем вы вели переговоры? Из каких источников вы узнали, что та или иная компания поставщик того или иного товара? И это вовсе не попытка переложить ответственность на третьих лиц. Это попытка назвать вещи своими именами.

Часто “добросовестный” налогоплательщик не может внятно сказать, откуда вообще возник этот партнер и почему вместо традиционной колбасы, которой торгует налогоплательщик, он купил у этого партнера партию автомобильной резины. Эта нехитрая манипуляция шита белыми нитками. Суть ее в том, что компания покупает у однодневки (естественно, только на бумаге) какой-либо товар или услугу. Входящий НДС по таким операциям предприниматели ставят к зачету, а налогооблагаемую базу по налогу на прибыль уменьшают на суммы этих “приобретаемых” товаров или услуг.

Или встречается ситуация, когда скромная торговая фирма ежемесячно заказывает маркетинговые исследования фирме “Красный лапоть” на сумму 100 тысяч долларов. А при проверке этого самого “Лаптя” выясняется, что на его счет помимо оплаты маркетингового исследования поступали деньги от других фирм за партии женских колготок, мебели и зеленого горошка. Честно сказать, торговля зеленым горошком не совсем стандартная операция для маркетинговой компании. Естественно, что такие сделки вызывают сомнения у инспекторов. И я считаю, что это не та ситуация, в которой надо обвинять налоговые органы в предвзятости и желании переложить на вас чью-то ответственность».

Несмотря на то что львиная доля фирм использует те или иные методы налоговой оптимизации, чиновник ФНС пообещал, что налоговая служба не будет устраивать охоту на ведьм и обвинять в недобросовестности поголовно всех предпринимателей. Внимания проверяющих удостоятся те фирмы, по поводу которых у инспекторов есть серьезные подозрения.

Отбирать «жертв» для контрольных мероприятий налоговики будут в первую очередь на основании отчетности с использованием ряда индикаторов. Один из них – это показатель налоговой нагрузки. По словам докладчика, это самый объективный критерий отбора фирм для каких-то мероприятий контроля: «Если внешние источники свидетельствуют о том, что тот или иной бизнес прибылен и привлекателен для инвесторов, а показатели фирмы, которые находятся в распоряжении налоговых инспекторов, свидетельствуют о том, что этот бизнес убыточен или малорентабелен, то, безусловно, мы сделаем соответствующие выводы. И, как говорится в телевизионной рекламе, – “Тогда мы идем к вам”».

В качестве примера специалист ФНС привел строительную отрасль: «И сотрудники налоговых органов, и аналитики едины в том, что строительство и производство стройматериалов на сегодняшний день одна из самых прибыльных отраслей. И рентабельность этого бизнеса достаточно высока. Тем не менее анализ отчетности строительных компаний показывает, что их рентабельность составляет 2–4 процента в зависимости от региона. Не надо обладать специальными знаниями, чтобы сделать вывод, что этот сектор достаточно широко использует механизмы оптимизации налогообложения.

Безусловно, мы понимаем, что большое влияние оказывает коррупционная составляющая. Для нас не секрет, что часть доходов предприниматели вынуждены выводить через “серые” и “черные” фирмы просто для того, чтобы этот бизнес жил, чтобы получать разрешения на ведение строительства, чтобы быть защищенными от каких-то претензий государственных органов. Но этот вопрос не в компетенции ФНС. И мы не можем сказать: “В этой отрасли уровень коррупции 40 процентов, они и так бедняжки, поэтому мы не будем их трогать, а пойдем в какую-либо другую отрасль, где уровень коррупции поменьше”».

Соберем доказательную базу

Допустим, что какая-то фирма, по мнению налоговых инспекторов, показывает заниженную прибыль и платит сумму налогов, которая не соответствует реальному «показателю налоговой нагрузки». Каким образом инспекторы будут собирать доказательства, подтверждающие их выводы?

Сейчас налоговики все меньше и меньше прибегают к практике прослеживния цепочки движения средств или товаров через цепочку встречных проверок. Потому что это себя не оправдывает и очень редко доводит до результата. Так как буквально через первое звено налоговые инспекторы спотыкаются: фирма, которой проверяемое предприятие продало товар или перечислило деньги, просто не существует – на то она и однодневка. Поэтому для выявления оптимизационных схем, например, при импорте товаров, одном из «любимых» видов деятельности оптимизаторов, налоговые инспекторы теперь используют данные ЕГРЮЛ – чтобы установить взаимозависимость участников схемы.

Как правило, импортный бизнес строится с применением цепочки из трех блоков: фирмы-импортера, «управляющей» компании (которая распределяет товар по розничной сети) и самой розничной компании.

При такой схеме фирма-импортер ввозит товар на территорию России по заниженной цене, затем он проходит цепочку организаций-однодневок, каждая из которых «накручивает» цену товара и в конце его покупает розничная компания уже по высокой цене.

«Как пример можно привести одну крупную российскую фирму, которая ввозит и реализует бытовую технику на территории России, – рассказал докладчик. – Там учредитель компании-импортера одновременно является директором “управляющей” компании. Но импортер продает ввезенный товар не напрямую “управляющей” компании, а какой-то посторонней фирме. Через некоторое время “управляющая” компания покупает этот товар у другой посторонней фирмы. Дальше логичные действия налоговых инспекторов – сравнить стоимость товаров, которые ввезла компания-импортер, и стоимость товаров, которые оприходовала “управляющая” компания. Разница между ними, как правило, составляет 150–200 процентов.

И если налоговые инспекторы установят зависимость между импортером и компанией, которая в итоге приобрела этот товар, то они зададут ее директору вопрос: “Зачем вам понадобилось покупать товар у фирмы, местонахождение которой не удается найти ни вам, ни налоговым органам, когда вы сами буквально две недели назад ввезли эту партию товара по намного более привлекательной цене?”

Через ЕГРЮЛ инспекторы пытаются установить признаки прямой и косвенной зависимости тех лиц, которые являются учредителями этих компаний. Эти признаки прописаны в статье 20 Налогового кодекса. Также в ней сказано, что взаимозависимыми фирмы может признать суд по иным основаниям, не предусмотренным этой статьей. Поэтому даже если фирмы из такой “импортной” цепочки не попадают под критерии, прямо указанные в статье 20, инспекторы могут попытаться “соединить” ее звенья в судебном порядке.

Это и есть старт формирования доказательной базы осознанного уклонения от уплаты налогов», – подытожил специалист ФНС.

Практически весь импортный сектор подсажен на механизм оптимизации через однодневки как на наркотик. А компании, которые уже крепко стоят на ногах и хотят соскочить с «иглы», просто объективно не могут этого сделать, потому что добровольный отказ от таких «оптимизационных» инструментов моментально повышает очки недобросовестным конкурентам

Неформальный подход судей

Высший Арбитражный Суд считает, что суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия документов, которые представил экспортер для применения ставки НДС 0 процентов. Такое мнение арбитры выразили в своем постановлении от 13 декабря 2005 г. № 9841/05. В ходе рассмотрения высшим арбитражем данного дела инспекторы смогли доказать, что на самом деле экспортер и его поставщики реальной деятельности не осуществляли, а схема взаимодействия производителя экспортированного товара, его поставщика и экспортера указывает на недобросовестность участников хозяйственной операции. Для судей достаточными доказательствами послужили такие факты:

  • операция поставки химической продукции для фирмы-экспортера является непрофильной и произведена не по месту осуществления его основной деятельности;
  • производитель «экспортированного» товара заключил договор аренды производственного помещения и договоры поставки сырья всего за один день до того, как им был заключен договор поставки;
  • две из трех организаций, которые поставили производителю сырье и оборудование, зарегистрированы по несуществующим адресам;
  • третья – не находится по указанному ею адресу;
  • один и тот же гражданин является главным бухгалтером и генеральным директором в двух организациях и учредителем третьей, то есть действует за пять лиц одновременно;
  • граждане, которые по учредительным документам являются учредителями трех организаций из этой схемы, отрицали свое отношение к этим организациям;
  • до начала работы по вышеупомянутым договорам поставки оборудования и сырья фирмы предоставляли «нулевые» декларации;
  • после начала работы ни одна из них не показывала реальной экономической выгоды и не платила НДС;
  • экспортер перечислил всю экспортную выручку поставщику товара, а тот в свою очередь – поставщикам сырья и оборудования, то есть никакой прибыли экспортер и поставщик товара не получили;
  • на все деньги поставщики сырья и оборудования купили в банке векселя и передали их контрагентам. В большинстве случаев векселя были предъявлены к погашению в банк на следующий день после их выдачи.

Охотиться за однодневками — это полумера. Поэтому инспекторы выявляют не только «исполнителей», то есть однодневки, но и «заказчиков», то есть фирмы, которые используют эти самые однодневки для минимизации налогов. Налоговики уже длительное время пристреливаются к мишени, которая именуется недобросовестностью

Регламент борьбы с обманщиками

В качестве одного из направлений борьбы со схемами уклонения от уплаты налогов специалист налоговой службы отдельно отметил разработанный УФНС по г. Москве Регламент действий налоговых органов по противодействию создания и функционирования фирм-однодневок.

«Это наш пилотный проект по Москве, он еще будет дорабатываться. И скорее всего по истечении II квартала 2006 года регламент этот будет федеральным. Сейчас главная наша задача – создать базу данных признаков потенциальных однодневок. На сегодняшний день мы сделали акцент на параметры регистрации фирм – так называемых массовых адресах регистрации, массовых заявителях и массовых доверителях. Далее наша база будет дополняться еще некоторыми признаками, которые характерны для однодневок, например такими, как «нулевой» баланс. В перспективе база, которую мы таким образом создадим, будет федеральной. Каждый инспектор территориальной инспекции сможет обратиться к этой базе и уточнить, есть ли риск того, что контрагент проверяемого лица не ведет фактической деятельности, или нет.

Относительно нашумевших «черных списков» и включения в них всех московских офисных центров хочу сказать, что сам по себе адрес массовой регистрации не влечет за собой смертного приговора организации и не может служить основанием для каких-то «репрессий» по отношению к фирме, особенно для компаний, которые зарегистрированы 5–10 лет назад. Даже если сейчас организация регистрируется по такому адресу, то, безусловно, инспектор у себя в базе «поставит галочку», но контролировать в первую очередь будет организации, которые обладают совокупностью признаков однодневок.

Если ваш фактический адрес не совпадает с юридическим, предупредите об этом своего камерального инспектора. Дайте ему свой адрес, телефоны, объясните, что вам не удалось перезаключить договор аренды по юридическому адресу. Мы отдаем себе отчет, насколько сложно будет и фирмам, и инспекторам поддерживать актуальность информации о месте нахождения. Ведь есть организации, которые меняют свой адрес раз в квартал, а может быть, чаще».

Сможет ли ФНС искоренить схемы уклонения от уплаты налогов?

  • Да, если как следует возьмется за дело, а не будет подходить формально – 10,3%
  • Нет, оптимизацию искоренить невозможно. Тот, кому нужно скрыть доход, всегда найдет лазейку – 44,6%
  • Надеюсь, что нет. Нам это невыгодно, потому что у нас в стране честный бизнес прибыльным не бывает – 45,1%

Опрос, проведенный нами на сайте www.buhgalteria.ru, показал, что разница между количеством тех, кто не хочет, чтобы ФНС навела порядок, и количеством тех, кто не верит, что это можно сделать, составляет всего полпроцента. И в совокупности обе эти группы составляют почти 90 процентов всех опрошенных. И только чуть более 10 процентов считают, что ничего невозможного для ФНС нет – было бы желание.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA