ОБЭП – страшилка для кассира

ОБЭП – страшилка для кассира

28.06.2006

Начиная с мая проверяющие всех мастей традиционно проявляют повышенную активность. Видимо, в преддверии грядущих отпусков. Такие ревизии, как правило, заканчиваются для плательщиков финансовыми потерями в виде взяток и штрафов.

Громкие захваты сотрудниками отделов (управлений) по борьбе с организованной преступностью подпольных цехов, «черных» касс «серых» банков или обыски в офисах крупных компаний чаще всего проводятся в режиме показательных выступлений. О том, что порой не только коробки изъятых документов, но и миллионы «черных» рублей и долларов возвращаются с извинениями, а кое у кого при этом летят погоны, борцы с преступностью обычно не рассказывают.

Зато немало таких историй можно услышать от юристов, обеспечивающих подобные возвраты. Несмотря на поговорку «два юриста – три мнения», многие адвокаты теневого бизнеса демонстрируют редкое единодушие в отношении сотрудников ОБЭП (УБЭП), считая их алчными и безграмотными во всех отношениях людьми. «Идеальный», с точки зрения проверяющих, день описала Ольга – жительница Саранска, работающая кассиром в небольшом магазинчике. По ее словам, 4 мая ей удалось пережить три волны проверяющих: УБЭП, Роспотребнадзор (исполняющий ныне функции СЭС) и, естественно, пожарников.

Девушка не успела испытать и малейшего испуга. Расторопный завмаг с милым видом подносила проверяющим калькулятор и, взглянув на цифру, которую набивал очередной «клиент», восклицала: «О, моя любимая сумма!» Ольге оставалось только выгребать деньги из кассы. Ситуация, описанная бухгалтером из Саранска, не редкость. По крайней мере это подтверждают разговоры на финансовых форумах.

Руководителя хотим!

Другой случай, произошедший уже в столичной частной медклинике, подорвал уверенность в том, что ревизоры приходят за взятками. Только к концу рабочего дня главный бухгалтер Светлана, работающая по совместительству, узнала, что с 11 часов дня сотрудники ОБЭП ведут проверку. Ревизия длилась 12 часов, вплоть до закрытия клиники в 23.00.

Саму Светлану проверяющие в клинику не только не приглашали, но и открыто заявили: «А зачем вы нам? Мы хотим видеть руководство: генерального директора или хотя бы его зама». На генерального директора, такого же совместителя, особой надежды не было, владельцы бизнеса ссылались на то, что ведут переговоры с таинственным «высокопоставленным защитником наших интересов из органов». А пока они не закончены, поводов для беспокойства у бухгалтера было предостаточно: у клиники было много проблем, которые без особого труда могли вскрыть проверяющие.

Договор субаренды

Клиника располагается в подвале здания, принадлежащего муниципалитету. Причем муниципалитет уверен, что помещение занимает центр лингвистического развития дошколят. Именно такая цель указана в договоре аренды. Он предусматривает возможность сдачи помещения в субаренду, которой и воспользовался арендатор. Только вот муниципалитет об этом не известили. Попросту говоря, между клиникой и арендодателем не был заключен договор субаренды, который необходимо было согласовать с арендодателем.

Главбух об этом прекрасно знала, так как никогда не платила за субаренду – владельцы бизнеса сами решали этот вопрос с истинным арендатором. Фактически безвозмездное пользование помещением стало особо беспокоить бухгалтера после разъяснений Высшего Арбитражного Суда по практике применения главы 25 Налогового кодекса о налоге на прибыль (информационное письмо Президиума ВАС от 22 декабря 2005 г. № 98). Светлана распечатала это письмо, отметила с помощью текстовыделителя нужный абзац, снабдила собственным комментарием-расшифровкой: «Экономическая выгода от безвозмездного пользования помещениями квалифицируется как внереализационный доход» и положила на стол руководству. После переговоров с арендатором руководство вынесло вердикт: «Если официально проводить субаренду, мы должны будем платить в месяц на 700 долларов больше: муниципалитет изменит коэффициенты. Так что, Света, постарайся перекрыть возникшую выгоду расходами».

Рентген и дети

Еще одной серьезной проблемой могло стать отсутствие лицензий на работу с рентгеном и лечение несовершеннолетних. Конечно, Светлане никто не передавал документы, свидетельствующие о наличии выручки от «незаконной предпринимательской деятельности». Однако она, хотя и будучи совместителем, иногда бывала в клинике и отлично знала о том, что эксплуатация рентген-аппарата и прием детей идут полным ходом.

К слову сказать, ни рентген, ни другое оборудование клиники не стоит на балансе фирмы. Светлана отражает за балансом некие арендованные основные средства, но никаких документов на аренду, кроме ксерокопии списка оборудования, у нее нет. Арендные платежи и в этом случае не проводятся. «Вообще-то оборудование – моя собственность, – объяснял главбуху владелец бизнеса. – Документы оформим, когда решу, что лучше: провести через меня или через какую-нибудь фирму. Насчет лицензий тоже не беспокойся. Они где-то у меня лежат». Узнав, что владелец бизнеса распорядился ни в коем случае не сокращать прием, Светлана очень беспокоилась, что сотрудники ОБЭП без труда заметят детишек-пациентов и работу рентген-аппарата. А вот обещаниям руководства «найти лицензии» Светлана не очень то верила.

Центр притяжения – касса

В это время в клинике царило нервозное веселье. В кабинете разыгрывалась классическая сцену с калькулятором и звучал мужской голос: «Зачем же вы себя так компрометируете, Марь-Иванна? У вас и так рыльце в пушку... Да ладно, шучу я, шучу, не нервничайте. Нам ваших денег не надо, мы люди подневольные».

Видимо, обрадовавшись шутливой развязке, счастливая заведующая выскочила из своего кабинета. Ее место тут же заняла девушка восточной внешности с бейджиком врача. Жительница Узбекистана, она не успела, как остальные гастарбайтеры, не имевшие разрешения на работу, вовремя покинуть клинику под видом пациентки. Сотрудники ОБЭП пообещали ей скорую депортацию.

Кассир тут же испугалась: «Ой, я хоть и из Беларуси, но у меня на днях регистрация закончилась. Может, меня только оштрафуют?» И тут же без всякого испуга взяла деньги из кассы и расплатилась наличкой с курьером, привезшим медикаменты. К накладной были пришиты квитанция к приходнику и чек контрольно-кассового аппарата. Только вот покупателем была указана отнюдь не фирма, а абстрактное «частное лицо». Этот факт, как и многие другие нарушения кассовой дисциплины, позже нашел отражение в акте, составленном обэповцами. Других нарушений сотрудники грозной структуры почему-то не обнаружили. Если бы не шныряние по всем углам, опечатывание шкафов и тумбочек с документами и ловля гастарбайтеров, можно было бы подумать, что проверку ведут сотрудники налоговой инспекции из отдела контрольно-кассовой техники.

Заведующая и кассир наотрез отказались подписывать акт, и обэповцы выдернули двух понятых из числа пациентов. После этого акт прогнали через факс, за неимением ксерокса, и за час до полуночи обэповцы наконец удалились.

Читайте Уголовный кодекс

Прочитав акт, оставленный ОБЭП, главбух не знала, плакать ей или смеяться. Проверяющие явно не имели представления о бланках строгой отчетности. Первый лист бланка строгой отчетности «Приходный ордер» (есть еще два других – «Квитанция» и «Копия квитанции»), утвержденного письмом Минфина от 20 апреля 1995 г. № 16-00-30-35, проверяющие приняли за... обычный приходно-кассовый ордер.

Впрочем, представители «защиты», найденные владельцами бизнеса и срочно назначенные «помощниками генерального директора», тоже оказались не сильны в кассовой терминологии. Судя по вопросам и поведению, «защита» обладала связями, но не юридическими познаниями

– Как вы могли додуматься до такого, работать «вчерную», вообще без применения кассового аппарата? – допрашивала главбуха «защита».

– Мы применяем бланки строгой отчетности на основании пункта 2 статьи 2 Федерального закона № 54-ФЗ («О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» – прим. ред.).

– И ваша деятельность там поименована?

– Что вы! Там сказано всего лишь «услуги населению», дальше нужно смотреть Общероссийский классификатор услуг населению (принят постановлением Госстандарта от 28 июня 1993 г. № 163 – прим. ред.). В этом классификаторе наша деятельность упомянута.

– Ладно, разберемся. Заведующая и кассир идут с нами в ОБЭП. Бояться нечего. Все заинтересованы в том, чтобы поскорее закрыть дело.

Дело «закрыли» административным штрафом за неприменение ККТ, наложенным на кассира. Причем кассиру пригрозили, что еще одно такое нарушение – и ей придется отвечать уже по Уголовному кодексу. «Защита» эту угрозу... не опровергла.

Меньшинством быть неприлично

После первой же истерики, которую кассир устроила Светлане по телефону, разгневанная главбух позвонила «защите». Начав с того, что «очень хорошо, что ваши кассиры наконец стали хоть чего-то бояться», «защита» очень быстро переменила тактику:

– Давайте не будем вдаваться в детали. Как бы там ни было, мы разрешили ситуацию. А вы признайте свою ошибку и переходите на кассовый аппарат. Этого требует ОБЭП!

– На каком основании требует? До 2007 года мы спокойно можем работать с бланками в прежнем режиме. Вы читали постановление Правительства от 31 марта прошлого года № 171 «Об утверждении Положения об осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с применением платежных карт без применения контрольно-кассовой техники»?

– Читали, читали... прямо в ОБЭП. А вы на бланках печать не ставите! У вас в клинике вообще печати нет!

– Это нужно будет делать с 2007 года, когда бланки поменяются. Вот когда поменяются, станут с обязательной печатью и голограммами, тогда и начнем применять кассовый аппарат.

– Ну что вам дадут эти полгода? Вы же как в каменном веке живете: 95 процентов бизнеса применяет кассовые аппараты, а вы – нет. Поймите, ОБЭП особо законы не читает, у них свои внутренние инструкции, а в них четко написано: только контрольно-кассовая техника.

Конечно, Светлана сопротивлялась только для приличия, чтобы не выглядеть перед руководством полным профаном. Душа ее ликовала от того, что теперь с нее были сняты вопросы налоговой безопасности и больше не нужно думать, по каким законам живут проверяющие структуры.

Берите деньги правильно

Любой кассир-операционист знает, что сдачу нужно отдавать одновременно с документом об оплате. А вот правила работы с бланками строгой отчетности и платежными картами у многих вызывают недоумение. Например, второй и пятый шаги работы с платежными картами, прописанные в подпункте «б» пункта 25 Положения об осуществлении наличных денежных расчетов, утвержденного постановлением Правительства от 31 марта 2005 г. № 171.

Шаги
Используем бланки строгой отчетности
Принимаем платежные карты
1
Заполняем бланк, за исключением места для подписи кассира и клиента. Если для заполнения какой-либо графы нет информации – ставим прочерк
Получаем от клиента платежную карту
2
Передаем бланк клиенту для проверки денежной суммы и подписи
Заполняем бланк, за исключением места для подписи
3
Получаем деньги от клиента и подписанный бланк
Применяем устройство считывания информации с платежных карт
4
Называем полученную денежную сумму и кладем деньги отдельно, на виду у клиента
Клиент подписывает бланк
5
Ставим подпись на бланке, называем сумму сдачи и выдаем ее клиенту вместе с документом об оплате
Возвращаем платежную карту вместе с бланком и документом, подтверждающим совершение операции с использованием платежной карты

Геннадий БУРЫХИН

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное