Молочно-белая бухгалтерия

Молочно-белая бухгалтерия

23.05.2006

ГАЛИНА и ТАТЬЯНА – два главбуха, работающие в очень близких сферах. Галина трудится в чудом уцелевшем колхозе, который специализируется на производстве молока, а Татьяна возглавляет бухгалтерию крупной фирмы – производителя молочных продуктов. Неожиданно они оказались по разные стороны баррикад.

Островок социализма

Есть в Калужской области образцово-показательно-передовое хозяйство, которое и в эпоху недостроенного капитализма продолжает именоваться колхозом. Колхозные поля, на удивление густо посыпанные удобрениями, раскинулись в районе, где власть предержащие тайно и явно сочувствуют коммунистическому режиму. Благодаря этому существование колхоза стало знаковым, а сам он достиг благоденствия. Коровы на молочных фермах закормлены силосом и комбикормом. Такой рацион дает хорошие результаты: с одной буренки надаивают по 4000 литров молока в год. Замечу, что в период социализма подобное чудо Нечерноземья считалось у советских зоотехников светлой, но недостижимой мечтой.

До недавнего времени основной статьей доходов замечательного колхоза была отнюдь не выручка от продажи молока. Фактически колхоз существует за счет спонсорских взносов районного руководства на проведение разнообразных семинаров и совещаний всероссийского уровня. Поскольку основная часть развлекательной программы для «гостей» – экскурсии «по территории хозяйства» – начинаются с конторы, то бухгалтерии несказанно повезло. Все рабочие места для бухгалтеров оборудованы по последнему слову техники.

Кабинету Галины Уткиной – главного бухгалтера колхоза – может позавидовать даже столичный бухгалтер, работающий в инофирме за 3–4 тысячи «зеленых» в месяц. В отличие от своих городских коллег Галина – главбух в истинном понимании этого слова. Она – мозговой центр бухгалтерии, главный и незаменимый аналитик. По ее собственному признанию, в последнее время ей более интересен не бухгалтерский, а налоговый учет.

На первый взгляд такое заявление абсурдно. Бухгалтерский учет в сельском хозяйстве сложен и многообразен, а налоговый – сродни упрощенке. Там единый налог, и здесь – единый, только сельскохозяйственный. Однако оказалось не все так просто.

Что руководителю радость, то бухгалтеру смерть

Надо отдать должное Василию Перестукину – председателю колхоза имени Ленина: его очень тяготила жизнь за счет подачек. Василий Викторович уверен, что молоко должно окупать себя. Беда только, что на столичные молокозаводы ему никак не пробиться (по слухам, они работают на импортном порошковом молоке), а на местные, калужские – невыгодно.

Однажды в «потемкинской» жизни показательного колхоза забрезжил свет в виде выгодного контракта с известнейшей инофирмой. Фирма эта, кстати, снабжает йогуртами и творожками половину российской ребятни. И вот после этого знаменательного события у главбуха сразу же начались проблемы. Ей позвонила коллега из фирмы–заказчика молока и раздраженно спросила:

– Почему это вы нам счета-фактуры не выставляете?

– А зачем они вам? – удивилась Галина Петровна. – Они же без НДС, мы ведь на едином сельскохозяйственном налоге.

То, что она после этого услышала, навсегда разогнало сонную тишь деревенской жизни. Оказалось, что договор подряда, заключенный в соответствии с главой 37 Гражданского кодекса, может создать условия, несовместимые со званием плательщика единого сельскохозяйственного налога.

Татьяна Эдуардовна, главбух «молочной» инофирмы, заученным тоном пояснила, что «исходя из условий договора подряда, колхоз имени Ленина выполняет работы по производству сырого молока своими силами и средствами из собственных материалов и сдает результат этих работ – молоко. Обязательства заказчика, то бишь инофирмы, по данному договору заключаются в приемке и оплате результата работ...».

– Уважаемая Галина Петровна, занимались ли вы подсчетами доли выручки от нашего с вами договора в общей сумме доходов вашего колхоза?

– Нет... Кому это надо?

– Вам, уважаемая коллега. Если доля денежек, которые мы вам платим, составляет более 70 процентов вашей выручки, вы автоматически слетаете с сельхозналога и становитесь плательщиками НДС. Между прочим, даже по 10-процентной льготной ставке.

Кстати, мудрые слова Татьяны Эдуардовны Минфин официально подтвердил совсем недавно в своем письме от 15 декабря 2005 г. № 03-11-04/1/36. В нем сделан акцент на том, что селяне, желающие платить единый налог, непременно должны заниматься самостоятельной реализацией сельскохозяйственной продукции (выращенной рыбы). Как правильно заметила главбух фирмы – переработчика молока, доля дохода от такой реализации, включая продукцию ее первичной переработки (например, охлажденное до определенной температуры молоко), «произведенную из сельскохозяйственного сырья собственного производства и (или) выращенной ими рыбы», должна составлять не менее 70 процентов.

Продукция, проданная в рамках договора подряда, к 70 процентам отношения не имеет. Результат договора подряда – не продукция, а выполненная работа или оказанная услуга. Соответственно, доходом от реализации является доход от реализации выполненной работы или оказанной услуги. Поэтому, как пояснила в письме Наталья Комова, заместитель директора департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина, «при определении удельного веса доходов от реализации сельскохозяйственной продукции в общем объеме доходов от реализации доходы от реализации молока молочного скота, произведенного организацией-подрядчиком по договору подряда, учитываться не должны».

Выручка колхоза имени Ленина на 97,8 процента состояла из доходов от отгруженного инофирме молока. Так что применять «особый» режим налогообложения хозяйство не смогло и перешло на общий. Пришлось главбуху колхоза засесть за изучение главы 25 Налогового кодекса «Налог на прибыль» и особенностей налогового учета.

Молочные интервенты

Многие бухгалтеры, которых ознакомили с этой странной историей, удивлялись: «Из-за какого-то договора ломать всю бухгалтерию? Ну переделали бы на договор поставки...» Увы, не все так просто. Главбух инофирмы не зря беспокоилась о счетах-фактурах. В отличие от обычного бухгалтера, который печется только о налоговых вычетах, умнейшая Татьяна Эдуардовна насмерть бьется за возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость.

Знаю это достоверно, так как имела честь общаться с Татьяной Эдуардовной пару лет назад на семинаре известной юридической фирмы, чья специализация – оптимизация налогообложения. Обаятельная женщина живописала тяготы борьбы с налоговой за возмещение НДС. «Понимаете, наша продукция облагается по ставке 10 процентов, а у фермеров мы закупаем молоко со ставкой 20. У меня постоянно висит переплата. В налоговой сказали, что без суда не вернут. Подали в суд, выиграли, так они в кассацию подали...»

Мы обменялись визитками и обещаниями осветить проблему в ближайших номерах «Расчета». Однако выход статьи о «молочном» НДС затягивали сначала боящиеся сглазить дело юристы – полгода Татьяна ссылалась на их запреты. Потом заявила о строжайшем запрете со стороны зарубежного руководства на какие-либо интервью. «Понимаете, – сообщила бухгалтер, – наша пресс-служба каждую статью требует на согласование и любое слово под лупой изучает. Скажу по-чеховски: “Как бы чего не вышло”».

Пришлось ждать, когда инофирма, руководство которой родом из демократической страны, сменит политику. Пока длилось ожидание, появилась информация о поставщике «экологически чистого молока» на фирму-колхоз имени Ленина. Сельский главбух согласилась побеседовать с журналистами.

Сейчас Галина Петровна разбирается в налогообложении не хуже «городских». В сердцах, как известный герой фильма «Белое солнце пустыни», она говорит: «За державу обидно!» Ведь то, что инофирма решила проблему с возмещением НДС, – сомнений не вызывает.

– Мало того, что душат нашего производителя, так еще на наших же налогах наживаются, – вздыхает собеседница. – Из-за таких монополистов селу совершенно невыгодно открывать цеха по переработке, будут проблемы со сбытом.

– Почему вы так думаете? Мы, когда сюда ехали, видели в городе огромную очередь к машине с вашим молоком.

– К сожалению, не вы одни. Наши инопартнеры тоже. Даже шутить изволили по этому поводу. Мол, мы им конкуренцию составляем. А если серьезно, боюсь я, что хлопот мы не оберемся с налоговой из-за этой выездной торговли. Всю голову уже сломала, нужно переносной кассовый аппарат приобретать или нет. У нас на рынке только старушки, которые зелень продают, чеки не выбивают. Остальные все с «Микрошами» (название кассового аппарата – прим. ред.).

– Так вы ж из цистерны торгуете. Молоко, пиво, рыба – если торговля идет из цистерны, могут продаваться без использования контрольно-кассовой техники.

– Когда из цистерны, а когда машина сломается, приходится из фляг. Вот я и думаю, будут инспекторы буквально закон о ККТ читать или решат, что фляга – это маленькая цистерна?

Налоговая лингвистика

В процессе выяснения, о каких цистернах молока и пива идет речь в пункте 3 статьи 2 Закона от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ, посвященного применению контрольно-кассовой техники и платежным картам, обнаружились интересные факты. Так, например, при определении понятия «торговая палатка» некоторые налоговики пользуются не только толкованием Государственной межведомственной экспертной комиссии по контрольно-кассовым машинам, но и... словарем Ожегова.

Несмотря на обилие словарей, опираться все же решили только на нормативные документы. Поначалу казалось, что у колхоза имени Ленина действительно большие проблемы. Так, Общероссийский классификатор продукции ОК 005-93, утвержденный постановлением Госстандарта от 30 декабря 1993 г. № 301, относит и цистерны, и фляги к одной группе – 51 3200 2 «Оборудование технологическое и запасные части к нему для мясной и молочной промышленности». Однако подгруппы все-таки разные. Цистерны обозначены как 51 3230 6 «Цистерны для перевозки молока» с разбивкой на отдельные коды для цистерн на шасси автомобилей, автоприцепов и даже автопоездов-цистерн для перевозки молока. А вот фляги закодированы как 51 324 0 «Фляги молочные» с разбивкой по отдельным кодам для фляг алюминиевых, пластмассовых и стальных.

Единственную зацепку удалось найти в постановлении Госкомстата от 29 сентября 1997 г. № 68, посвященном первичной учетной документации сельскохозяйственной продукции и сырья. Этим постановлением утвержден Отчет о продаже сельскохозяйственной продукции (форма № СП-38). В пояснении сказано, что этот отчет применяется при разовой продаже «молока из фляг и малых цистерн». Ни в одном из существующих классификаторов понятия «малая цистерна» не обнаружилось, однако Галина Петровна, ободренная «находкой», заявила, что емкости, в которых они продают молоко при поломках автоцистерн, вполне можно именовать «малыми цистернами».

Наталья ЛЕЙМАН

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное