Налоговая порядочность не гарантирует сохранность вклада

Налоговая порядочность не гарантирует сохранность вклада

12.05.2006

Итак, ваша фирма преуспевает, и вы, не особо доверяя отечественным банкирам, решили поместить свои капиталы в один из швейцарских или, скажем, английских банков. Так вот, судя по выступлениям, прозвучавшим на конференции "Способы защиты интересов компании при нарушениях международного налогообложения", организованной газетой "The Moscow Times", даже если вы не являетесь злостным нарушителем налогового законодательства, стопроцентная безопасность вкладов вам все же не гарантирована.

Молчание — золото, или Добро пожаловать в Швейцарию

"Банк может знать, что его клиент преступник, но до тех пор, пока договор с ним не расторгнут, банк обязан защищать его интересы", — на такой воинственной ноте начал свое выступление сотрудник юридического отдела EFG Bank, бывший прокурор Canton of Geneva Владимир Штембергер. Далее оратор попытался разъяснить собравшимся, что же, собственно говоря, представляет собой "знаменитая швейцарская банковская тайна, о которой так много говорит мировая общественность". По словам Штембергера, несмотря на то, что единого правового основания или определения этого понятия в Швейцарии не существует, это не мешает банкирам оберегать секреты своих клиентов как зеницу ока.

До 1934 г. положения о банковской тайне содержались в Гражданском и Трудовом кодексах Швейцарии. В Федеральном законе "О банковской деятельности", принятом в 1934 году, было четко сформулировано, что "банковская тайна" — это уголовно-правовое понятие. С этого момента за разглашение банковской тайны банкир мог быть наказан лишением свободы, что еще больше укрепляло права вкладчика на конфиденциальность передаваемой им информации. В наше время, согласно статье 47 данного документа, разглашение конфиденциальных сведений о клиенте чревато для банков отзывом лицензии и штрафом до 5 миллионов швейцарских франков, а для их руководства — штрафом до 30 тысяч швейцарских франков или тюремным заключением до шести месяцев.

Нет правил без исключений…

Правда, несколько позже Штембергер оговорился, что "в мире есть определенные юридические обстоятельства, которые могут заставить банкиров отойти от своих обязательств и заявить о своем клиенте властям". Он отметил, что швейцарское законодательство подробно оговаривает ситуации, при которых банковская тайна может быть частично раскрыта. В частности, если гражданин Швейцарии подозревается в совершении уголовного преступления, органы расследования могут (но при этом исключительно через суд) запросить информацию об интересующем их лице. Что касается международного сотрудничества в расследовании финансовых преступлений, то банки, конечно, могут ответить на запрос какой-либо страны, скажем, России, и даже учесть ее "пожелания", но не обязаны этого делать. По крайней мере, напрямую… В швейцарском законодательстве четко прописано, что иностранные правоохранители, ведущие расследование, не могут напрямую обратиться за такой информацией в финансовый институт Швейцарии — им необходимо решение швейцарского суда. Таким образом, орган юстиции иностранного государства может обратиться с соответствующим запросом в швейцарский национальный департамент юстиции и полиции. И лишь после всестороннего рассмотрения такого запроса может быть выдано заключение о предоставлении информации о банковских вкладах.

"Уклонист" мошеннику не товарищ…

При этом докладчик указал на еще один важный аспект — конкретное преступление должно адекватно наказываться в обеих странах. Но налоговые нарушения относятся в Швейцарии к разряду незначительных и уголовно ненаказуемы. Такое правонарушение, как Уклонение от уплаты налогов находится в ведении налоговых органов; оно, как правило, не рассматривается в суде. За такого рода административное нарушение в Швейцарии наказывают штрафом или взысканием налогов за весь период задолженности. Причем местные налоговые структуры не могут налагать штраф на иностранцев, если таковые не являются швейцарскими резидентами. "Наше законодательство очень четко разграничивает понятия "уклонение от уплаты налогов" и "финансовое мошенничество".

Уклонение — это всего лишь факт того, что вы не представили сведения о своих доходах в полном объеме. Налоговое же мошенничество — дело совсем иного рода, оно предполагает, что вы намеренно предоставили фальшивые документы, чтобы обмануть власть. Это уже наказуемо и в таких случаях информация о вашей деятельности может быть раскрыта", — пояснил Штембергер. Таким образом, в налоговых "разборках" Швейцария России не помощник.

Налоговое мошенничество, продолжил докладчик, состоит в сокрытии налогооблагаемых средств посредством подделки, фальсификации или намеренного искажения документов. Оно наказуемо в уголовном порядке, а швейцарские банки обязаны информировать обо всех подобных случаях законодательные структуры Швейцарии или других стран, действуя по приказу судьи.

Каковы же действия банка в случае если он все же получил судебное предписание заморозить счет клиента? Конечно, он должен его исполнить, не вдаваясь в детали и не входя в положение клиента. Но при этом руководство банка имеет право проинформировать последнего о том, что его счет арестован. Надо сказать, что до недавнего времени банкирам строго-настрого запрещалось это делать, чтобы подозрительный клиент не сработал на опережение.

Еще один, казалось бы, небольшой, но достаточно важный при определенных обстоятельствах нюанс — в Швейцарии на сегодняшний день действует аж 26 уголовно-процессуальных кодексов (федеральные, военные, кантональные). В общем, пока судебная махина придет в действие, ситуация может и "рассосаться".

Отдельная "песня" — отмывание денежных средств. Согласно закону, принятому в 1992 году, банк обязан не просто идентифицировать своих клиентов, но и классифицировать их на предмет благонадежности и своевременно извещать соответствующие службы о любых подозрительных сделках. В заключение Штембергер отметил, что еще несколько лет назад в Швейцарию приходило огромное количество различного рода запросов от российской стороны, однако сейчас все намного спокойнее.

"Во всем виноват Аль Капоне…"

Если швейцарское правосудие, несмотря на давление Европейского союза (ЕС настаивает на обмене конфиденциальной информацией), стоит на своих позициях достаточно прочно и продолжает свято оберегать тайну банковских вкладов, то в Великобритании все обстоит несколько иначе. Судить об этом можно по выступлению управляющего партнера компании Kaim Todner Solicitors, адвоката Роберта Кейма.

До недавнего времени, с ностальгией поведал он, в доброй старой Англии никто не обратил бы внимание на то, что у вас появилась крупная сумма денег, никому бы и в голову не пришло заставить вас объяснять, откуда они взялись. Клиенты банков преумножали капитал, банкиры имели свой "бонус", и все были вполне довольны друг другом. И даже тот факт, что последователи знаменитого заокеанского гангстера Аль Капоне вовсю "отстирывали" средства, полученные незаконным путем, не слишком осложняло ситуацию — отмывание еще не было вплотную привязано к финансированию международного терроризма. Компетентные органы больше волновали так называемые "обычные" преступления — грабежи, кражи и распространение нарокотических средств. Однако в 2001 году пробил час икс — сразу после терактов 11 сентября Конгрессом США с подачи Белого дома был принят так называемый Патриотический пакт — закон, расширяющий права американских спецслужб и правоохранительных структур в борьбе с терроризмом. Этот документ коренным образом изменил ситуацию не только в США, но и по всему миру. Англия — не исключение. Теперь достаточно одного подозрения в отмывании (или просто в финансовом мошенничестве), чтобы заблокировать любой банковский счет. Причем в Великобритании это будет сделано таким образом, что клиент этого "даже не почувствует".

Кейм пояснил, что в Великобритании под финансовым мошенничеством, кроме пресловутого "отмывания", понимаются такие деяния, как использование анонимных активов, фальшивых документов и подставных лиц, злоупотребление законным бизнесом и вопросами международной юрисдикции, завышение размеров комиссионных и реверсионные комиссионные. И (вот оно, родимое) — уклонение от уплаты налогов. Соединенное Королевство — это вам не Швейцария, уклонился — отвечай по всей строгости…

Контролирует весь этот перечень целая сеть различных спецслужб. Тут тебе и Национальное управление по сбору информации о преступной детельности (NCIS), и Департамент по делам о финансовом мошенничестве (SFO), Управление внутренних дел (HO), Национальный центр технического содействия (NTAC), Управление ЕЕ Величества по таможенным пошлинам и акцизным сборам (HM C & E), Департамент финансовых услуг (FSA), Банк Англии и т.д.

Лучше "стучать", чем перестукиваться

До недавнего времени проблемы отмывания капиталов беспокоили только тех, кто работал непосредственно в сфере финансовых услуг. То есть под горячую руку борцов за легализацию доходов могли попасть только финансовые нелегалы. Существенное изменение произошло после принятия в 2002 году нового Уголовно-процессуального кодекса. Теперь в "группу риска" включаются не только работники финансового сектора, но и юристы, агенты по недвижимости и т. д. Согласно новому УПК, все лица, которые прямо или косвенно содействуют "обработке" преступных доходов, сами совершают преступление, наказанием за которое может стать тюремное заключение сроком до 14 лет с конфискацией имущества.

Теперь что касается непосредственно банкиров — отныне ни они, ни профессиональные и коммерческие консультанты не смогут смотреть сквозь пальцы на "нетипичное" поведение своего клиента, в какой бы стране он ни проживал. Все они должны в обязательном порядке идентифицировать личность своего клиента. Если же у них возникнут какие-либо подозрения на его счет, они обязаны известить об этом соответствующие службы. Причем тайно — клиент ни сном ни духом не должен об этом догадываться. В любом контракте есть такой пункт, который гласит: "если закон предписывает предоставить отчет о деятельности клиента и открыть конфиденциальную информацию, все профессиональные или юридические обязательства с банка снимаются". Если же банкир сработал, что называется, на два фронта: предупредил компетентные органы, а после известил об этом своего клиента — это уже отдельная уголовная статья. Разумеется, никто не рискует: клиент нам друг, но… своя шкура ближе к телу. Кстати, неспособность распознать подозрительного клиента может быть расценена как содействие, и никакие оправдания типа "он казался мне таким прекрасны человеком" приниматься во внимание не будут. Таким образом, банковские сотрудники оказываются в положении "неофициальных полицейских" и вынуждены просто-напросто "стучать" на своих клиентов. Не легче и юристам — обычная, на первый взгляд, консультация подозрительного клиента может привести к определенным неприятностям и для них. Получив "условный сигнал" от своих сограждан или же от соответствующих структур другой страны, например России, борцы с финансовыми махинациями могут наложить арест на подозрительные средства. Причем банк не должен сообщать клиенту о том, что его счет заблокирован. И если уж правоохранительный механизм заработал, считает адвокат, остановить его очень непросто. "Банкиры, юристы, агенты по недвижимости и работники иных регулируемых сфер совсем не горят желанием оказаться на скамье подсудимых на пару со своим клиентом", — заключил он.

В. П. Хвориков, корреспондент "Федерального агентства финансовой информации"

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA