Уроки инвестиционного выживания

Уроки инвестиционного выживания

02.03.2006

Некоторые нормы российского таможенного законодательства существуют на бумаге, но на практике почти нереализуемы. В частности, это относится к правилам ввоза высокотехнологичного оборудования при его внесении в уставный капитал российской компании.

По заявлению Германа Грефа, в феврале 2006 года, возможно, будут отменены ввозные пошлины примерно по 900 позициям технологического оборудования. Сейчас размер данных пошлин колеблется от 5 до 10 процентов от стоимости импортируемого объекта. На сегодняшний день пока согласованы планы по отмене или снижению ставок пошлин лишь по 173 позициям технологического оборудования. Правда, обнуление ставок продлится недолго – всего девять месяцев, после чего правительство подведет итоги эксперимента. Однако многие вопросы, связанные с сопровождением проектов «ввоза в уставный капитал», остаются пока нерешенными. Высокие риски отталкивают инвесторов от потенциального кредитования отечественной экономики.

Вообще ввоз новейшей техники, которую принимает из-за рубежа российское предприятие, государство планирует всячески поддерживать. В частности, инвестиционный ввоз основных фондов по закону стимулируется определенными льготами. Однако получить их в реальности для инвестора нередко оказывается непосильной задачей. Требуется многомесячная предварительная работа по подготовке документов и получению всяческих разрешений. Многих потенциальных кредиторов пугает одна лишь перспектива подобной работы. Другие сдаются на этапе сбора и оформления нужных бумаг. И лишь самые настойчивые имеют шанс получить льготу, положенную им по закону.

Экономия, которой может не быть

О каких льготах идет речь? При ввозе технологического оборудования в уставный капитал положена льгота по уплате ввозной пошлины и НДС (ст. 37 Федерального закона от 21 мая 1993 г. № 5003-1 «О таможенном тарифе», п. 7 ст. 150 НК РФ). Прямая выгода предприятия может составить от 18 до 35,7 процента от стоимости оборудования, в зависимости от применяемой ставки ввозной таможенной пошлины. Простой пример. Предприятие покупает за рубежом линию по асептическому разливу соков стоимостью, скажем, 5 миллионов долларов. При минимальной пятипроцентной ставке ввозной таможенной пошлины в качестве пошлины и НДС оно заплатит на таможне 1 миллион 195 000 долларов. Если же аналогичная линия ввозится в качестве вклада в уставный капитал, то данная сумма не уплачивается. Правда, лишь при условии подтверждения льготы.

Каждый инвестиционный проект уникален. И в каждом случае неизбежно поэтому приходится доказывать право на льготу. На это есть и объективные причины. Таможенный кодекс был задуман сводом правил и норм прямого действия, то есть не предполагалось издания никаких дополнительных нормативных актов. Однако на практике остро не хватает именно детальности регулирования тех или иных вопросов.

Боимся ответственности?

Административная реформа привела к тому, что ни один таможенный орган не стремится брать на себя ответственность по принятию серьезных решений. Теоретически вопрос о предоставлении таможенных льгот по уплате НДС и пошлины должна решить сама таможня. Но на практике все права на льготы подтверждаются на уровне Федеральной таможенной службы (ФТС). Благо существует распоряжение Государственного таможенного комитета РФ от 11 июля 2003 г. № 375-р. Оно обязывает всех импортеров по инвестиционным проектам обращаться до ввоза оборудования в ФТС, чтобы она подтвердила обоснованность предоставления льготы по НДС.

Таможенную льготу важно не только получить, но и сохранить. Для этого компания обязана отчитаться перед таможней о целевом использовании оборудования. А именно, документально подтвердить тот факт, что в течение двух месяцев после завершения ввоза поставила оборудование на 01 счет в качестве вклада в уставный капитал.

Зная об этих ограничениях, следует, во-первых, подтвердить (на основании распоряжения № 375-р) не только льготу по НДС, но и по таможенной пошлине. Во-вторых, – заранее решить вопрос о более поздней постановке оборудования на 01 счет. Для этой цели компании следует указать на то, что это оборудование сложное, и обозначить реальный срок, необходимый для монтажа и пусконаладочных работ. На этом основании бухгалтерскую отчетность таможне можно предоставить после реального завершения работ. Инвестор, не знакомый с подобными правовыми нюансами, попросту не сможет получить таможенные льготы.

Как обеспечивают платежи

Проблема неоднозначного правоприменения существует и в случае с обеспечением уплаты таможенных платежей. Напомним, что статья 337 Таможенного кодекса вводит обязательное обеспечение уплаты при ввозе оборудования в качестве вклада в уставный капитал. Речь идет об огромном денежном залоге или банковской гарантии. Эти суммы будут лежать на банковском счете таможни до тех пор, пока либо налоги не будут уплачены, либо импортер не отчитается о целевом использовании оборудования. Возможность получить освобождение от того, чтобы вносить подобное обеспечение, есть. Но критерии, к сожалению, субъективны, а потому непрозрачны. На освобождение могут претендовать те компании, в отношении которых таможенные органы «имеют основания полагать, что все обязательства в таможенной сфере перед государством» они выполнят. Довольно странная формулировка, если речь идет о сотнях миллионов. Если обеспечение все же приходится внести, то привлекательность инвестиционного проекта резко снижается.

Можно понять и работников таможни: при столь нечетких формулировках они попросту боятся ответственности. Предпочитают отказать, чем впоследствии оправдываться перед проверяющими органами, на каком основании дали разрешение. В результате освобождение от обязанности вносить обеспечение приходится получать на уровне ФТС.

Устаревшие нормы

Также наблюдается противоречие норм гражданского законодательства таможенному. Например, чтобы подтвердить льготу при внесении оборудования в уставный капитал, требуется, чтобы оно было ввезено в сроки, установленные учредительным документом для формирования уставного капитала (постановление Правительства РФ от 23 июля 1996 г. № 883). Однако гражданское законодательство вообще не оперирует понятием «формирование уставного капитала» – в нем лишь говорится об оплате акций, долей, вкладов. Как прописать этот срок в учредительных документах? Ведь механизм формирования уставного капитала в акционерных обществах не предполагает внесения изменений в учредительные документы. Чтобы выпустить и оплатить акции, в том числе оборудованием иностранного инвестора, достаточно решения общего собрания. Проблема в том, что только на основании подобного решения таможня никогда не подтвердит льготы.

До сих пор нет определения, что же такое «технологическое оборудование». Таможенные органы руководствуются приказом ГТК России от 7 февраля 2001 г. № 131, который уже не вполне адекватен нынешней правовой и технологической ситуации. Получается, что вроде как перечень «технологического оборудования» существует. Но актуальность его весьма сомнительна. Например, вилочные погрузчики могут претендовать на льготы по уплате НДС, а погрузчики с реперным или ковшовым захватом незаслуженно забыты. Если же оборудования нет в этом перечне, необходимо обращаться в Минпромнауки за подтверждением, что оно действительно является технологическим. Никакими словами не описать удивление иностранных инвесторов, которым приходится доказывать, что современная водоочистительная станция или мусоросжигательный комплекс – действительно технологическое оборудование.

Юридические тонкости

Подобное недоумение могут вызвать многие положения нашего законодательства. В частности, статья 19 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Рассмотрим, например, случай увеличения уставного капитала. Если оно происходит за счет дополнительных вкладов всех участников, то максимальный срок для ввоза оборудования составляет два месяца (с момента принятия решения об увеличении уставного капитала). Если уставный капитал увеличивается за счет взноса вновь принимаемого участника – шесть месяцев. Но в случае громоздкого, сложного оборудования выдержать подобные сроки невозможно. Приходится искать выход на уровне юридических трактовок. Выходом в таком случае становится оплата в указанный срок дополнительного вклада. Однако оплата не физическим ввозом оборудования, а в виде передачи права собственности на него. А в учредительных документах прописывается, например, следующее: «Оборудование, право собственности на которое перешло к обществу, будет ввозиться в течение двух лет». Но, если оформить документы неуклюже, получится, что уже российский собственник ввозит оборудование. Льготы для такого инвестиционного проекта неприменимы. Важно не просто прописать, что вклад в уставный капитал оплачен путем передачи права собственности. Обязательно необходимо указать в учредительных документах, в актах приема-передачи права собственности и в других документах, подтверждающих этот факт, что с передачей права собственности обязанности инвестора не закончены. Наоборот, возникли новые: «...по обеспечению ввоза оборудования на территорию России и физической передаче его реципиенту».

Что можно делать с ввезенным оборудованием

Интересен вопрос об ограничении пользования и распоряжения оборудованием, которое было ввезено с льготами в качестве вклада в уставный капитал. Постановление Правительства РФ от 23 июля 1996 г. № 883 устанавливает фактически одно ограничение: запрещена реализация ввезенного оборудования. На практике же, если сдать в аренду оборудование, полученное по инвестиционному проекту, есть риск получить судебную повестку. Такие случаи часты, но дела бизнесмены выигрывают. Ведь формально у них есть право делать с оборудованием все, кроме продажи. Поэтому отрадно видеть положительную тенденцию: ФТС опубликовала два документа, разъясняющих, что передача в аренду вполне законна. Также признана возможность реорганизаций предприятий, в том числе и с выходом иностранного инвестора из уставного капитала. Тем самым подтверждается возможность сохранения льгот при подобных операциях. Однако на уровне местной таможни подобные разъяснения пока отклика не нашли, ведь они не носят нормативного характера.

Преодоление нормативных барьеров

Вывод может быть один: прежде чем приступать к реализации проектов в таможенной сфере, необходимо тщательно проанализировать корпоративные планы. Следует грамотно управлять рисками, как законодательно-административными, так в конечном счете и финансовыми. Компания должна прогнозировать любой шаг и получать заранее необходимое разрешение вышестоящих таможенных органов. А также тщательно готовить контракты, просчитывать все возможные риски. И главное, позаботиться об этом заранее, на этапе планирования инвестиционных проектов.

Дожидаться монтажа не обязательно

На сложную ситуацию, связанную с невозможностью получения льгот по НДС, обратили внимание законодатели. 20 января Госдума в третьем, окончательном чтении приняла поправки в статью 172 Налогового кодекса.

Согласно внесенным поправкам, налогоплательщики могут принимать к вычету НДС, уплаченный при приобретении оборудования, требующего монтажа. Предприятиям дается право принимать налог к вычету, не дожидаясь постановки на учет объекта в качестве основного средства. Это правило распространяется и на импортное оборудование, ввозимое на территорию России.

Сейчас законопроект направлен на рассмотрение в Совет Федерации. Для вступления его в силу предусмотрен месячный срок. Следовательно, данная норма может начать действовать уже в конце февраля.

Татьяна Круглова, генеральный директор таможенного холдинга «Группа ТАРГО»

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное