Налоговые секреты могут быть опасны

Налоговые секреты могут быть опасны

01.03.2006

Не так давно правоохранительные органы задержали продавцов сведениями, составляющими налоговую тайну. Значит, диск с такой информацией может купить любой желающий. А ведь доступ к налоговой тайне есть только у ограниченного круга лиц. Чем же грозит компаниям и предпринимателям раскрытие секретной информации?

Налоговая тайна как понятие возникла с принятием первой части Налогового кодекса. Но законодатели еще в Законе от 27 декабря 1991 г. № 2118-1 «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» указывали, что налоговые органы и их сотрудники обязаны сохранять коммерческую тайну и тайну сведений о вкладах физических лиц. С введением кодифицированного налогового закона возникла необходимость в четком определении понятий и терминов.

Состав налоговой тайны

Если налоговые и таможенные служащие, а также работники органов внутренних дел и государственного внебюджетного фонда получили сведения о налогоплательщике, то эта информация представляет собой налоговую тайну (ст. 102 НК РФ).

При буквальном прочтении статьи следует вывод, что, во-первых, налоговую тайну составляют сведения, полученные только перечисленными органами. А во-вторых, в налоговую тайну входят лишь данные о самом налогоплательщике, но не о налоговом агенте или другом лице.

Законодатель не указывает, каким образом рассматриваемые сведения могут быть получены у налогоплательщика. Это дает автору основания утверждать, что имеются в виду любые установленные законом способы, в том числе и получение информации, например, в рамках налоговой проверки.

Понятие налоговой тайны не совпадает с понятием коммерческой тайны в действующем законодательстве. Ведь оно охватывает не только сведения, которые являются коммерческой тайной налогоплательщика, но и такие сведения, которые к ней не относятся (учредительные документы, документы о платежеспособности, об исполнении налоговой обязанности). При этом налоговая тайна является частью понятия «сведения конфиденциального характера» (указ Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188).

В состав налоговой тайны входят следующие сведения:

  • разглашенные налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия;
  • об идентификационном номере налогоплательщика;
  • о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения;
  • предоставляемые налоговым (таможенным) или правоохранительным органам других государств в соответствии с международными договорами о взаимном сотрудничестве между налоговыми (таможенными) или правоохранительными органами.

Налоговые органы не считают секретными сведения о задолженности компании, даже если невыполненное обязательство перед бюджетом нельзя отнести к налоговому правонарушению (письмо МНС России 5 марта 2002 г. № ШС-6-14/252).

Нетрудно догадаться, что наличие у контрагента компании данных о ее задолженности перед бюджетом может негативно сказаться на перспективах делового сотрудничества. Однако, по мнению автора, такое ограничение прав налогоплательщика вполне оправданно. В большинстве случаев кредитные учреждения являются теми контрагентами, которые интересуются состоянием расчетов с бюджетом. На практике банки требуют в качестве обязательного условия для получения кредита справку из налоговой инспекции об отсутствии задолженности.

Доступ к сокровенному

Каждое должностное лицо, желающее получить сведения, составляющие налоговую тайну, должно соблюдать установленный порядок (приказ МНС России от 3 марта 2003 г. № БГ-3-28/96 «Об утверждении Порядка доступа к конфиденциальной информации налоговых органов»). Чтобы получить информацию, госслужащий должен направить в налоговый орган запрос в письменном виде с реквизитами, позволяющими идентифицировать факт обращения пользователя в налоговый орган. Если запрос был направлен по почте, то подпись должностного лица подтверждается печатью. Если заявка подается в электронном виде, тогда подпись должностного лица подтверждается электронной цифровой подписью.

Кроме этого, у госслужащего должны быть основание (ссылка на закон, устанавливающая право пользователя на получение конфиденциальной информации) и мотив (цель, связанная с исполнением должностных обязанностей) для запроса. Например, мотивом может быть дело в судопроизводстве или оперативно-розыскное мероприятие.

Запросы, по форме и содержанию не отвечающие требованиям настоящего порядка, не будут исполнены. За выполнение таких заявок предусмотрена уголовная ответственность (ст. 183 УК РФ). Но вопрос о доступе к налоговой тайне неоднозначен и вызывает массу противоречивых толкований.

Пример

Российское агентство по государственным резервам (Росрезерв) потребовало у налоговой инспекции информацию о банковских счетах и вкладах компании-должника. Госслужащие хотели узнать не только названия и адреса кредитных учреждений, но и номера счетов. Инспекторы предоставили Росрезерву лишь перечень банков, сославшись на то, что остальная информация составляет налоговую тайну. Представители агентства обратились в суд. Суд первой инстанции отказал Росрезерву, считая, что инспекция руководствовалась специальным порядком представления сведений (приказ МНС России от 3 марта 2003 г. № БГ-3-28/96). Апелляционная инстанция постановила, что инспекция должна была передать агентству полную информацию, иначе Росрезерв не сможет взыскать деньги с должника. А кассационная инстанция, в свою очередь, отменила постановление апелляционной. Ведь налоговую тайну можно разглашать только в установленных федеральными законами случаях. А таких законов, которые предусматривают выдачу налоговой тайны взыскателям, не существует (постановление ФАС Центрального округа от 29 июня 2004 г. по делу № А68-АП-333/12-03).

Таким образом, должностные лица, которые хранят налоговую тайну, не вправе разглашать ее, кроме законодательно закрепленных случаев (п. 2 и 3 ст. 102 НК РФ). К разглашению налоговой тайны относится, в частности, использование или передача другому лицу производственной или коммерческой тайны налогоплательщика, ставшей известной должностному лицу при исполнении им своих обязанностей. Если документы, содержащие налоговую тайну, будут утеряны, то за это чиновники будут нести ответственность (ст. 284 УК РФ). Разглашение налоговой тайны также не останется безнаказанным (ст. 283 УК РФ, 138 и 139 ГК РФ).

Кстати, порядок получения сведений, составляющих налоговую тайну, есть и для компаний. Даже если фирма запросить информацию, например, о своих банковских счетах, то налоговые органы могут ей отказать. Такое возможно, если в ЕГРЮЛ нет записи об «интересующемся» учредителе (постановление ФАС Поволжского округа от 8 июня 2004 г. по делу № А06-160У/4-21/04).

Компании без секретов

Как уже выяснилось, госслужащие будут наказаны за небрежное обращение с налоговой тайной. Но для компаний, секреты которых были разглашены, гораздо важнее то, как это отразится на них, а не на чиновниках.

Сведения, относящиеся к налоговой тайне, как и к любой иной конфиденциальной информации, в первую очередь интересуют лиц, использующих их против компании. Такими лицами могут быть конкуренты, которым данные сведения необходимы для определения финансовой устойчивости и перспектив развития предприятия. Кроме того, налоговой тайной могут заинтересоваться специализированные организации, занимающиеся так называемыми недружественными поглощениями и захватами бизнеса. Последним такая информация просто необходима для анализа деятельности предприятия. При проведении налоговых проверок контролирующие органы могут назначать встречные проверки контрагентов проверяемого налогоплательщика. Если сведения о встречных проверках попадут к «захватчику», то он сможет определить круг аффилированных фирме организаций. Значит, он более точно оценит реальный оборот компании, даже если она использует бизнес-схемы с участием индивидуальных предпринимателей и офшорных компаний. Кстати, компании, которая каким-то образом получила диск с налоговой тайной и стала распространять секретную информацию о других фирмах, не угрожает уголовная ответственность. Ведь, исходя из самого определения, данные предоставлялись не ей, а налоговому органу, и доказать преступный сговор крайне трудно.

На практике налогоплательщик никак не может проследить, кем и каким образом используется информация о нем, предоставленная в налоговые органы. Следовательно, в случаях, когда такие запросы из налоговых органов приходят зависимым организациям в рамках встречных проверок, необходимо внимательно отнестись к тому, какие сведения стоит представлять, а какие нет. Напомним, что при проведении камеральных и выездных проверок налоговые органы могут потребовать информации о деятельности фирмы, связанной с контрагентами. Однако инспекция вправе получить у этих лиц только те документы, которые относятся к деятельности проверяемого налогоплательщика (абз. 2 ст. 87 НК РФ). Таким образом, ни балансы контрагентов, ни книги покупок и продаж к таким документам не относятся. Кроме того, налоговые органы не вправе проводить ревизии контрагентов проверяемых компаний, то есть следующего звена бизнес-цепочки, хотя инспекторы часто пытаются это сделать. На сегодняшний день сложилась однозначная арбитражная практика в пользу фирм (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 13 сентября 2004 г. по делу № А19-3516/04-5-51-Ф02-3670/ 04-С1, ФАС Московского округа от 1 октября 2004 г. по делу № КА-А40/8815-04).

Компания может самостоятельно сберечь тайну

Владимир Потапов, ведущий финансовый аналитик ИК ТРИНФИКО

«В моей практике я не сталкивался со случаями разглашения работниками компании конфиденциальных сведений, использование которых третьими лицами впоследствии причинило компании убытки. Однако исключить такую возможность нельзя.

Ряд простых шагов позволит минимизировать этот риск. Во-первых, необходимо ограничить круг лиц, владеющих и (или) имеющих доступ к налоговой тайне. Фактически этими сведениями обладает лишь топ-менеджмент, бухгалтерия и финансовый отдел. Отсутствие текучести указанных кадров, лояльность и высокая мотивация сотрудников устранит саму возможность обнародования информации. Во-вторых, требуется установить в трудовом договоре личную ответственность работников за разглашение конфиденциальной информации и взыскания за неисполнение этих условий».

Формальная независимость спасет налоговую тайну

Евгений Кабанов, руководитель отдела инвестиционного и страхового аудита ООО «Фин-Экспертиза»

«Я считаю, что утечка конфиденциальной информации возможна, например, через государственные органы. Риск в этом случае может уменьшить сетевая, «горизонтальная» организация бизнеса по принципу «одна организация – один бизнес-процесс». При этом внешние закупки группы должна осуществлять одна компания, продажи – другая, а управление, неформально, будет сосредоточено в третьей. Налоговым, правоохранительным органам и конкурентам будет труднее собрать информацию об операциях группы (особенно при несовпадении учредителей и должностных лиц). А по отдельности каждая компания не будет представлять из себя ничего интересного.

Кроме того, на мой взгляд, правоохранительные органы уделяют недостаточно внимания вопросу сохранения налоговой тайны персоналом соответствующих ведомств. До сих пор неизвестны судебные разбирательства, в результате которых госслужащие были бы наказаны за «недосмотр». А ведь неоднократно поступали в продажу базы данных с доходами физических лиц и сведениями о налогоплательщиках, известные только налоговым и правоохранительным органам».

Михаил Мышляев, начальник управления налогового анализа и планирования группы компаний «ПромСвязьКапитал»

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное