Бухгалтерия в лавке старьевщика

Бухгалтерия в лавке старьевщика

26.02.2006

Нынче лавки старьевщиков превратились в респектабельные магазины, а сам бизнес именуется заморским словечком trade-in (от английского – «отдавать что-либо в уплату»). Особенно вольготно в этой системе себя чувствуют бухгалтеры компаний, занимающихся обменом старой бытовой техники на новую.

Шурум-бурум...

«Халат! Халат! Шурум-бурум!» – кричали татары-старьевщики столетие назад. Первое по-татарски – это «одежда». «Шурум-бурум» – искаженное от русского «Старье берем!». В наше время подобное сочетание звуков означает суетливые попытки провернуть какое-нибудь дельце, сделать маленький бизнес.

В конце ХIX века американцы подняли «шурум-бурум» на новый уровень, создав систему trade-in. В американской схеме ставка делалась не на старую одежду, а на автомобили. Производители не хотели терять покупателей, которые желали обменять старые автомобили на новые с доплатой разницы в цене. В результате сегодня на Западе по этой схеме торгуют более 60 процентов автомагазинов.

Мода на trade-in захватила не только автобизнес, но и торговлю оборудованием, бытовой техникой, компьютерами, мебелью, мобильными телефонами и даже... картриджами и лыжами, в том числе и в нашей стране. Старьевщики, непосредственно контактирующие с покупателями, теперь именуются оценщиками.

Один из оценщиков бытовой техники – Василий, работающий в бизнесе уже четыре года, рассказал «по секрету», что на продаже старой техники его хозяин выручает гораздо больше, чем на реализации новой. Студенты, приезжие рабочие и дачники разметают подержанные телевизоры, холодильники и прочее моментально. «На мини-холодильниках вообще можно наварить до 700 процентов!» – делится Василий.

Понятно, что в налоговых регистрах вся эта роскошь не отражается. Менеджеры, работающие в бизнесе, построенном на принципах «шурум-бурум», могут часами рассказывать, как выгодна покупателям ноутбуков и автомобилей система trade-in в плане экономии времени. Они же поведают, что при покупке нового мобильника покупателю не стоит надеяться на какую-либо выгоду: старый телефон оценивают в сущие копейки. Однако как только речь заходит о бытовой технике, большинство продавцов тут же начинает отнекиваться, что используют приемы старьевщиков.

«Что вы, это совсем невыгодно, – заверяет Елена, менеджер известной фирмы по продаже стиральных машин. – Новый товар стоит 500 долларов, а старый учитывать в 200, кому это выгодно? А ведь еще необходимо оценить технику! Это тоже стоит денег. Однозначно, если речь идет о недорогих товарах, то обмен невыгоден ни продавцу, ни покупателю».

Видимо, потому, что trade-in в торговле бытовой техникой «нет», никто из оценщиков не ходит с переносным кассовым аппаратом. Договор с клиентом очень прост. Вместе с актом о приемке-передаче он умещается на одном стандартном листочке. Основная мысль и договора, и акта: старая техника принимается фирмой исключительно в зачет оплаты новой.

Бухгалтер всего этого не знает (или предпочитает не знать). Живет по принципу «Нет документа – нет проводки». Хозяин объясняет ему маркетинговую политику фирмы так: «Хотя у нас и розничный магазин, но с каждым покупателем работает менеджер, используя гибкую систему скидок. Поэтому и цена на каждую единицу товара– индивидуальная».

Счетного работника такое положение вещей устраивает: прошли те времена, когда необходимо было отслеживать случаи реализации ниже себестоимости. Наоборот, он рад, что не приходится изыскивать способы уменьшить выручку и прибыль.

Стрень-брень...

Извечный крик русских старьевщиков дал жизнь еще одному любопытному сочетанию звуков – «стрень-брень» или «стреньбрень» (по Далю). Одно из его значений – «дрянца с пыльцой». Это самое приличное слово, которое приходит на ум, когда листаешь бухгалтерскую периодику (в том числе и самую свежую), в которой сделаны попытки разъяснить отражение в учете хозяйственные операции современных старьевщиков.

Все эксперты-консультанты, как сговорившись, рассматривают «зачетные» договоры системы trade-in исключительно как договоры мены. Например, так: «Если приобретение нового имущества сопровождается передачей продавцу старого, то к такой сделке применяют правила договора мены. Каждую из сторон одновременно признают продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен. Право собственности на обмениваемые товары перейдет к сторонам после фактической передачи товаров друг другу (ст. 570 ГК)».

И что самое удивительное, даже при таком подходе идет отождествление операций trade-in с зачетом взаимных требований (взаимозачетом). Для бухгалтера такая методологическая ошибка чревата неприятностями с налоговой инспекцией.

Дело в том, что «старье», полученное для зачета оплаты новенького товара, – не что иное, как доход в натуральной форме. В бухгалтерском учете его денежное выражение не должно быть выше цены сделки. Ведь бухгалтер должен руководствоваться принципом осмотрительности, это – требование пункта 7 ПБУ 1/98. Учетная политика должна обеспечивать преимущество признания в бухгалтерском учете расходов и обязательств перед признанием возможных доходов и активов.

В налоговом учете нужно поступать с точностью до наоборот. Бухгалтер вынужден учитывать положения пункта 4 статьи 40 Налогового кодекса. Проще говоря, продажа старой бытовой техники, авто и даже лыж должна быть отражена по рыночным ценам. В противном случае вам инкриминируют занижение выручки.

В комплекте с опасной статьей 40 Налогового кодекса, по которой налоговики могут (а по внутренним инструкциям – обязаны) проверять рыночность цен, идет пункт 2 статьи 154 Налогового кодекса. В нем указан особый порядок определения налоговой базы по НДС. Этот налог необходимо накручивать на стоимость, определенную в соответствии с положениями «рыночной» статьи 40.

Заметим, что налог на добавленную стоимость называют главным тормозом расширения практики trade-in. Приобретая «зачетный» товар, фирма не имеет входного НДС. В то же время, продавая «бэушный» предмет, фирма обязана заплатить этот налог. В результате сделка невыгодна для обеих сторон: покупатель старья переплачивает 18 процентов, а фирма-продавец их теряет.

Именно этот фактор негативно влияет на торговлю автомобилями по «зачетной» схеме. Фактически владельцу подержанного авто выгоднее продать его на вторичном рынке (сделки между обычными людьми пока НДС не облагаются), а потом приобрести новую машину по обычной схеме. Из-за косвенного налога автодилеры изначально занижают стоимость «зачетного» автомобиля как минимум на 10–15 процентов по сравнению с ценами на вторичном рынке.

Кроме того, «зачетные» схемы не спасают клиентов фирмы от необходимости платить налог на доходы, полученные от зачтенного имущества. Как известно, НДФЛ не облагается продажа имущества только в том случае, если вы – садовод-огородник, держатель подсобного хозяйства, собиратель лекарственных растений, то есть продавец даров природы.

Во всех остальных случаях государство желает получить свои 13 процентов (подп. 5 п. 1 ст. 208 НК). Имущественный вычет предусмотрен, только если сумма продажи одного предмета (комплекса, составляющего единое целое) превышает 125 тысяч рублей. При этом продаваемое имущество должно находиться в собственности продавца не менее трех лет. Естественно, под такое определение вычета не подпадает не только бытовая техника, но и многие старые автомобили.

Вуаля!

Но если подумать, то налоговые недоразумения легко можно устранить. Так, например, договор мены прекрасно разбивается на два совершенно самостоятельных договора: фирма приобретает у своего будущего покупателя товар, а потом продает ему же свой собственный. Чтобы не гонять деньги туда-сюда, оформляют акт зачета взаимных требований.

Упрекнуть фирму в недобросовестности будет довольно сложно. Ведь по существу неравноценный договор мены представляет собой смешанный договор, в котором есть признаки как мены, так и купли-продажи. Поэтому его можно квалифицировать не только как договор мены с элементами купли-продажи, но и как договор купли-продажи с элементами мены.

Пункт 2 статьи 568 Гражданского кодекса отчасти вносит определенность в этот вопрос, делая выбор в пользу «нетипичного» договора мены. Атипичные особенности договора мены конкретизированы так: сторона, обязанная передать товар, цена которого ниже цены товара, предоставляемого в обмен, должна оплатить разницу в ценах. Однако доказать, что вы должны были заключать один нетипичный договор взамен двух типичных, налоговикам будет непросто. Особенно учитывая, что все мнимые сделки должны пройти «экспертизу» в суде.

Есть и еще одна, «комиссионная» схема. Подержанный товар выставляют от имени клиента фирмы на продажу за комиссионное вознаграждение. Чтобы клиент не оставался в накладе, еще до продажи ему идет в зачет вся заявленная стоимость за минусом комиссии.

Конечно, ни одна из этих схем не спасает от налога на доходы. Поэтому большинство клиентов магазинов, работающих по системе trade-in, предпочитают совершенно «черные» схемы, когда договор никоим образом не отражается в официальной бухгалтерии.

Бухгалтер может спать спокойно

На Западе схема «старый автомобиль в зачет нового» уже к 50-м годам превратилась в механизм стимулирования потребителей к более активной замене своих машин на новые модели. В России подобная услуга появилась в дилерских автоцентрах зарубежных брендов чуть больше пяти лет назад. Однако из-за ограниченной платежеспособности основной массы потенциальных потребителей стимуляции широкого спроса пока не наблюдается.

Из-за особенностей уплаты налога на добавленную стоимость в проигрыше остаются обе стороны сделки по обмену старого автомобиля на новый: покупатель старья переплачивает 18 процентов, а продавец их теряет

Головная боль главбуха

Фирмы гораздо активнее простых россиян пользуются возможностью обменять старое основное средство на новое. В этом случае налог на добавленную стоимость, фактически уплаченный при покупке, считают исходя из балансовой стоимости переданного в счет оплаты имущества (п. 2 ст. 172 НК). По логике сюда необходимо еще прибавить и налог, который «сидит» в ценовой разнице. Однако продавец нового основного средства может оценить старое по цене ниже балансовой. Соответственно, сумма в счете-фактуре не будет соответствовать расчетам покупателя. В этом случае бухгалтер более-менее застрахован от проблем с налоговой, так как в книгу покупок обязательно попадет правильная сумма. А вот если оценка окажется больше, чем балансовая стоимость обмененного основного средства, то рядовой бухгалтер вполне может ошибиться с записями в книгу покупок. Результат – занижение НДС.

На перепродаже подержанных товаров можно заработать до 700 процентов прибыли. Понятно, что в налоговых регистрах никто эту «роскошь» не отражает

Наталья ЛЕЙМАН

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное